Обратная сторона бедуина

6 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 389

Можно питать к своему отпрыску отеческие чувства, валяясь на диване перед телевизором. Не грех отделаться от мелкого совместным походом в зоопарк или цирк. А вот Зимины, родители юных москвичей Маши и Андрея, считают лучшим средством воспитания путешествия.Кости на пескеЭкстрим у юных Зиминых в крови. Родители Маши и Андрея, по образованию математики (оба закончили мехмат МГУ), с детства прививали ребятам страсть к далеким и не очень далеким странствиям. В первый поход по Подмосковью Андрюшку потащили, когда тому было чуть больше года. Ничего, что все свое первое путешествие мальчишка проехал в рюкзаке мамы, зато какое начало биографии! Когда на свет появилась Маша, команда заядлых походников Зиминых полностью укомплектовалась. Что тут началось! Послужной список странствий экстремальной семейки не поместится и на двух газетных страницах. А первым совместным боевым крещением стал большой лыжный переход по Архангельской области.

Зимин-старший любит повторять, что древние считали путешествие весьма достойным занятием. Ну а раз так — вперед! Последние шесть лет семья Зиминых буквально колесит по миру. Причем маршруты и способы передвижения выбирает самые экстремальные. Кому еще под силу пуститься в путешествие на велосипедах по льду озера Байкал? Или в экспедицию на оленьих упряжках вдоль северной части полуострова Ямал? Или на лыжах по Арктике? Зимиными уже покорены Сахара и Гоби, Сирийская пустыня. К пустыням у них вообще особая любовь.

— Раз в год, но в пустыне мы обязательно должны побывать — тянет туда со страшной силой, — говорит папа-путешественник. — Обязательно летом, когда пожарче. Надо же косточки погреть.

Это у него юмор такой. Этим летом косточки греть им пришлось в пустыне Кызыл-Кум, расположенной на территории Узбекистана и Казахстана. Только теперь путешественники решили объехать горячие среднеазиатские пески не на велосипедах, а на больших мощных четырехколесных мотоциклах (квадроциклах). В этом, кстати сказать, тоже был риск. Никто не знал, как поведет себя в пустыне подобная мототехника.

В общей сложности московские школьники Андрей и Маша Зимины за месяц накатали по пустыне Кызыл-Кум более 3 тысяч километров. Это примерно одна треть расстояния, которое преодолевают прожженные гонщики знаменитого ралли “Париж—Дакар”. Однако поездка на квадроциклах по среднеазиатским барханам была круче любого ралли. Не каждый гонщик рискнет отправиться покорять жгучие пески без группы сопровождения, следящей за каждым его вздохом и готовой в случае чего вытащить его из любой передряги. А вот Зимины рискнули...

— Все мои друзья-автомобилисты говорили, что мы сумасшедшие, — говорит Зимин-старший. — Но мы твердо решили ехать.

Правда, на этот раз их было трое. Мама приняла решение остаться в Москве, ждать звонков по спутниковому телефону, чтобы на случай непредвиденных обстоятельств прикрывать рисковую троицу из столицы. Бить тревогу, если что.Золотой мираж...На гребне крутого бархана двигатель коротко рыкнул, словно голодный лев, и в следующую же секунду тяжелый четырехколесный мотоцикл оторвался от раскаленного песка и... полетел. За несколько недель путешествия по пустыне Андрей мог бы уже привыкнуть к таким неожиданным прыжкам. Но каждый раз, когда мощную, весом в полтонны машину подбрасывало в воздух, пятнадцатилетнего подростка захлестывала волна адреналина. Куда там роллерам, прыгающим по рампе в двух шагах от родного дома! В пустыне всегда приходится рассчитывать лишь на себя. И, может быть, еще на младшую сестру, 13-летнюю Машу, мотоцикл которой уже появился в дрожащем зеркале заднего вида.

К этому путешествию Зимины готовились основательно. Собирали снаряжение, искали спонсоров, готовых оплатить дорогостоящий проект, заводили знакомства в высших эшелонах власти Узбекистана, чтобы не было проблем с местными администрациями. Казалось бы, все было предусмотрено. И все равно неожиданности случались.

Вторая по величине в Средней Азии после Каракумов пустыня Кызыл-Кум находится между знаменитыми реками Амударьей и Сырдарьей, впадающими в умирающее Аральское море. На квадроциклах Зимины пересекли пустыню вдоль и поперек, лишь изредка заезжая в небольшие аулы, разбросанные по ней, чтобы заправиться и пополнить запасы воды и провианта. Экстрима было хоть отбавляй. То и дело подростков останавливали доблестные узбекские гаишники. Начинались долгие расспросы. Где номера, где права, почему дети за рулем? На этот случай у Зиминых имелась бумага, подписанная высоким узбекским чиновником с просьбой о содействии.

— В районе Аральского моря заехали на солончак посмотреть, как добывают соль, — рассказывает Зимин-старший. — Приехали, разумеется, с фотоаппаратом и видеокамерой. Откуда ни возьмись местный участковый с криком: “Здесь снимать нельзя!” “Почему?” — удивились мы. — “Здесь закрытый объект”. Что уж они там скрывают, одному Богу известно. Никаких секретных установок и приспособлений там и в помине нет: нагребают соль лопатами и лопатами же грузят на трактора. Чуть не заставили нас пленку засвечивать.

По сравнению с узбекскими милиционерами все остальные пустынные лишения казались мелочью. Например, со змеями и скорпионами Зимины разбирались, как с безобидными домашними тараканами. Опыт трех пустынь (у папы, между прочим, это была уже двенадцатая пустынная экспедиция) подросткам очень здесь пригодился.

— Вечером разбиваем лагерь, — делится впечатлениями Андрей, — рюкзак на землю даже не опускаем. Палатку поставили, один стоит с фонарем — смотрит, чтобы за порог палатки никто не заполз. В это время второй закидывает туда вещи. Все осмотрели, застегнули, закрыли. В этом году еще не так много скорпионов встретилось, а вот прошлым летом в сирийской пустыне — просто чума! С утра парочка обязательно приходила — покушать...

Больше всего проблем было с топливом. Дорогим канадским машинам требовался обычный 93-й бензин. Качество бензина в Средней Азии гораздо ниже среднего. Но Зимины и здесь не терялись. Заправлялись, лично договариваясь с начальниками нефтебаз. А иначе как? Если двигатель откажет в двухстах километрах от ближайшего населенного пункта (а таких мест в Кызыл-Кумах пруд пруди) — что делать? Вызывать подмогу? Найти трех человек в огромной пустыне едва ли легче, чем три иголки в небольшом стогу.

С водой, как в любой пустыне, хватили лиха. Из артезианских скважин воду пить было невозможно.

— Вода с 200 метров поднимается. То ли обессоленная совсем, то ли еще что, но напиться ею абсолютно невозможно. И запашок своеобразный. Приходилось кипятить и засыпать сухие соки, чтобы запах отбить.

Если кто-то думает, что пустыня — это просто засыпанное песком сплошное бездорожье, то жестоко ошибается. На самом деле дорог в пустыне полно. Но лучше бы их не было вовсе. В пустыне чаще всего живут кочевники-казахи. Стояла юрта, хозяин ее раз за разом накатал дорогу к юрте своего брата, живущего в двух километрах. Уехали братья в другое место — дорога осталась. Куда она ведет, откуда? Запутаться в клубке этих троп путешественнику ничего не стоит. Зимины долго к этому привыкали, но научились-таки в этих хитросплетениях разбираться. Да и прибор спутниковой навигации, как всегда, выручал.

Однажды, подъезжая к северной части Кызыл-Кумов, Зимины наткнулись на настоящий оазис. Им оказался город Зарафшан. Странно было вот так, посреди Кызыл-Кума встретить небольшой, почти европейский городок. Там даже мини-аквапарк построен. И мотоклуб, и мототрасса, и бассейн — все там есть. Откуда? Оказалось, что вблизи Зарафшана идет золотодобыча. И до сих пор там живут лучшие специалисты, которых еще в советские времена свозили в Кызыл-Кум со всей страны.Телезвезды станут математикамиПосле каждого путешествия у Зиминых накапливается куча дел. Нужно проявить фотографии, вспомнить и записать все свои приключения, рассказать о них другим. Фотографирует в экспедициях в основном Андрей. С одиннадцати лет его фотографии печатают глянцевые журналы. А недавно у юного путешественника и фотографа в Москве прошла настоящая фотовыставка. Глава семейства занимается тем, что пишет репортажи, которые потом появляются в различных изданиях. Все видеоматериалы, остающиеся после путешествий, Зимины относят на телевидение.

Андрей учится в 57-й, самой сильной математической спецшколе столицы. Сестренка Маша перешла недавно в школу при физтехе. Поступать юные путешественники собираются, как и родители, на мехмат МГУ. Свои познавательные странствия будут обязательно продолжать. Ведь в том, что путешествия — отличное средство воспитания, Зимин-старший убежден очень твердо:

— Ехать в машине папы даже по крутым барханам — это не то. Дети должны быть активными участниками путешествий. Спортивная, экстремальная сторона не просто позволяет добраться в самые заповедные места, она дает возможность и нам, и детям почувствовать себя настоящими героями. Когда мы появляемся перед бедуинами совсем не с той стороны, откуда обычно выскакивают туристы, они смотрят на нас округленными глазами, в которых читается уважение. Не каждому удастся вызвать уважение у бедуина. И нам это нравится. Это, конечно, не самоцель. Главное — познание. Мы просто умеем это делать, и это получается у нас легко.



Партнеры