DJ: ТРЕТЬЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ НЕ НАСТУПИЛО ЕЩЕ

11 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 253

  На радио мы слышим: “С вами Аня, Галя, Саша...” В любом журнале о московском досуге читаем: “В клубе сегодня выступают DJs Коля, Толя, Паша...” Так кто же такой настоящий диск-жокей? На этот вопрос отвечают самые известные ди-джеи Москвы. DJ Коля, DJ Санчес, DJ Spirit, DJ Град и DJ Кирилоff. Все они играют в танцевальных клубах и заняты на радио. Некоторые ведут программы на “Динамит FM”, DJ Кирилоff и вовсе работает в линейном эфире.

    

     Это человек, который путем сведения различных звуконосителей (компакт-диски, виниловые пластинки и т.д.) создает свою музыкальную картинку и доводит ее до слушателей. Некоторые DJ пишут свою музыку. У каждого DJ есть своя музыкальная коллекция, у кого-то она больше, у кого-то меньше. Хороший ди-джей должен чувствовать свою аудиторию, в какой момент надо “поддать” и поставить “яркую” пластинку, а в какой сбавить обороты. В чем здесь искусство? — спросите вы. В принципе можно и обезьяну научить сводить пластинки, но только профессиональный ди-джей сможет донести до радиослушателей, до людей, пришедших в клуб, ту энергетику, тот положительный заряд, который у него есть, при помощи своего микса. Но нужно сделать не просто красиво, а самое главное, чтобы народ танцевал, неважно где: в клубе или у себя дома, слушая радио. Если ди-джею это удается, можно говорить, что это класс.

    

    

    

     Музыка, которую мы слышим из наших радиоприемников, до того, как попасть в эфир, проходит несколько инстанций согласования. Начиная от договора между радиостанцией и звукозаписывающей компанией и заканчивая программным директором. Каждая уважающая себя радиостанция дает ведущему плей-лист, то есть то, что он должен пустить в эфир. И это нормально, потому что радио — это почти серьезный бизнес. Поэтому неправильно радиоведущему называть себя ди-джеем. Ди-джей играет то, что ему нравится, он свободен выбирать себе пластинки. Да и какой из радиоведущего ди-джей, если многие из них бит в бит не могут попасть, не говоря уже о том, чтобы сводить три и даже пять пластинок одновременно. С таким же успехом можно назвать врачом каждого, у кого дома на полке есть Большая медицинская энциклопедия, а в шкафу пылится белый халат. Человека, который нам день и ночь что-то впаривает из радиоприемника, можно назвать ведущим. Хотя это определение больше подходит для Ангелины Вовк и Игоря Дмитриева. Поэтому лучше всего RJ — радио-жокей. Простенько, со вкусом и без покушения на звание ди-джея.

    

     Очень многие западные суперпопулярные музыканты также являются ди-джеями: Boy George, Pit Tong, Norman Cook (он же Fatboy slim), Paul Oakenfold, Carl Cox и др. Только они отказываются от приставки ди-джей, потому что они в первую очередь музыканты, они пишут музыку, а то, что они ее играют, это и так понятно. Практически у каждого из них есть свое радиошоу. И это действительно шоу, от которого нельзя оторваться, настолько оно классно и профессионально сделано. Слушая их, сразу ощущаешь пропасть между нашим радиоэфиром и западным. На волнах московских радиостанций, увы, можно слышать только шоу Бой Джорджа на радио “Монте-Карло”. Правда, “Динамит FM” обещает нам появление на его волнах Пита Тонга — самого бархатного голоса BBC Radio one, от которого уже не один год тащится вся Англия, да и весь мир. Ну, будем ждать. Однако и этого мало, поэтому остается слушать лучших мировых ди-джеев в московских клубах.

    

     По общероссийским меркам они получают за свой труд очень хорошие деньги, но по мировым масштабам — это позор. Минимальный гонорар ди-джея составляет $50 за сэт. Длится он по времени примерно 2—2,5 часа. Однако все наши эксперты сказали, что для друзей, знакомых или просто на хорошей вечеринке, если им не могут нормально заплатить, они будут играть бесплатно. Максимум, что может заработать ди-джей в клубе, это $200—250 за сэт. Существует и так называемая халтура: в домах на Рублевке обычно платят от $500 за два часа. Ди-джей отыгрывает примерно 10—15 композиций за час. Как правило, они записаны на разных пластинках. Нормальный DJ не играет на пиратских дисках, и ему приходится выкладывать за каждую пластинку порядка $17—20. Себестоимость одного часа игры на новых дисках равна примерно $200—250. Здесь ди-джею важно не попасть в минус. Иначе у него не будет денег на новые пластинки, а соответственно у него не будет музыкального материала. Западные звезды, которые приезжают в Москву, получают по 10—50 тысяч долларов.

    

    

     Как известно, радио “Станция”, где ди-джеи вели свои программы и общались со слушателями, закрылось. “Станция” оказалась продуктом не своего времени. Она выплеснула огромный поток информации на неокрепшие умы нашего населения. Попытка открыть радиостанцию для прогрессивной молодежи потерпела провал, потому что у нас мало прогрессивной молодежи, мало профессионалов, которые могут делать радиостанцию! Сейчас “Станция” закрылась, а новый владелец, тупо перебрасывает все программы на другую радиостанцию.

     Массовый радиослушатель в большинстве своем не понимает и не желает понимать качественную музыку. Самая продвинутая московская радиостанция имеет очень невысокий рейтинг. Странные люди: отвергаем хорошую качественную музыку, зато “Владимирский централ” можем слушать и на похоронах, и на свадьбах. Но сдвиги есть. В Москву, Питер и другие города России едут очень хорошие музыканты, исполнители, композиторы — значит, есть спрос.

     Сэт, который отыграл в Москве Deep Dish — один из лучших ди-джеев мира, вышел официальным сборником на лейбле Globalunderground с потрясающей вкладкой с видами Москвы. А во всех западных изданиях главное фото — это Deep Dish на фоне Кремля. Наши ди-джеи ездят в Лондон, Берлин, на Ибицу. Оптимисты говорят, что общими культурными усилиями “блатняк” удастся поставить на место в ближайшие пять лет.

    

     Многочисленные западные издания и отдельные специалисты уже давно отмечают очень хорошую техническую подготовку наших ди-джеев. Но до сих пор нет ни одного нашего DJ, известного за пределами России. Продюсеры упорно не желают финансировать нашу танцевальную культуру. Никому еще не сказали: “Вот тебе, парень, студия, деньги — работай”. Продюсеры предпочитают фотомоделей, с которыми две недели занимаются вокалом, потом снимают клип за пять штук долларов и крутят его по МУЗ-ТВ. Такая вот практика.

     — Настоящий ди-джей обязан играть только виниловые пластинки!

     DJ Град:

     — Это такая фигня! Это говорят те люди, которые дальше своего монитора ничего не видели. Вообще все суперновинки выходят сначала на CD, рассылаются самым известным клубам, их там проигрывают, и если вещь “пошла”, то тогда выпускают винил. Компакт-диски играют все мировые ди-джеи.

     — Играть в клубе невозможно без рекламы на радио...

     DJ Кирилоff:

     — Я себя никогда в клубе не позиционирую как радиоведущего. Утренний жаворонок Паша Кирилоff и DJ Кирилоff — это два абсолютно разных и самостоятельно существующих образа.

     — Все DJ продвинутые москвичи...

     DJ Санчес:

     — Нет. Честно говоря, примерно 80% московских ди-джеев не москвичи. Люди достигают потолка в своем городе и едут сюда.

     — Все DJ — единомышленники?

     DJ Град:

     — Когда увидел DJ Цветкова на “Песне года” прыгающим в серебристом костюме, я подумал, что третье тысячелетие еще не наступило.

    



Партнеры