Странные танцы

14 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 232

Печальна судьба мюзикла в нашей стране. Отличный жанр, богатые возможности, шикарное зрелище. Только вот не растет он у нас. Как кукуруза с американских полей — вроде и население хрумкает ее с удовольствием, и агрономы столько сил на нее угрохали... А она на российских просторах ну никак не приживается. Хоть ты тресни.

Несколько лет подряд столичные клубы пытаются кинуть семя на эту невспаханную почву. Каждый раз проект обставляется с помпой и преподносится как эксклюзивно-уникальный и самый-самый первый в истории. Но большинство клубных мюзиклов, не протянув и сезона, чахнет и быстренько сходит на нет. Один из более-менее достойных — “Аромат любви, или Те, кто любит погорячее” с участием Лады Дэнс — случился в 1998 году в ночном театре-казино “Винсо-гранд”. Но чтой-то с тех пор о нем ничего не слышно. Некое подобие мюзикла имеет “Кристалл” — рядовое ресторанное шоу, хорошо обкатанное, без ярких звезд и какого-либо сюжета, но с приличными капиталовложениями. Теперь вот и “Метелица” решила совершить рывок в этом же направлении. Премьера минувшей недели — диско-мюзикл “Я” — сопровождалась уже традиционным эпитетом: мюзикл “номер один”.

Идея продюсеров Нонны Шатовой и Александра Шульгина — шедевр рациональности. Мюзикл “Я” имеет два состава — “звездный” и “гнесинский”. Ставка сделана, с одной стороны, на раскрученные имена — Валерию, Лолиту, Ладу Дэнс, Мурата Насырова. (Главным критерием отбора артистов было их умение петь вживую. А выбор на нашей эстраде, прямо скажем, невелик.) В “молодежном” составе те же партии исполняют молодые голосистые студенты последних курсов Гнесинского училища. Звезды, как известно, народ непоседливый, то и дело по гастролям мотаются. Поэтому принимать участие в представлении могут лишь время от времени. А в периоды чеса и прочей занятости их с не меньшим успехом заменяет неизвестная, но страшно талантливая молодежь. Зритель узнает о доставшемся ему составе, видимо, уже опустившись в уютное кресло в зале. Даже на премьере не обошлось без потерь — в торжественный день вне зоны досягаемости оказались Валерия и Мурат Насыров. Впрочем, преемники их не подвели. Задействованность звезд в проекте красочно описала Лолита: “Старый конь борозды не портит. Приятно работать рядом с такой молодежью. Правда, есть и риск: может выясниться, что ты уж слишком старый конь...”

Девочка Аня ( Анна Хлебалина ) приходит на конкурс красоты и встречает там свою любовь — Юрия ( Юрий Савин. Две главные роли стационарно закреплены за молодыми дарованиями). На протяжении почти двух часов злые силы мешают влюбленным сердцам соединиться. Все персонажи поют и танцуют. Поют, разумеется, живьем. Танцуют как умеют. (Профессиональная пластика артистов мюзикла требует многолетнего тренинга, а где ж его взять?) Все это происходит под музыку Эндрю Уэббера, Элтона Джона, Кутуньо Сальваторе, Мишеля Леграна, с отдельными вкраплениями мелодий Александра Шульгина. Каждая тема снабжена русским текстом: вместо “Чао, бомбино, сорри” звучит “Чуть побольше соли” и т.д. Несказанное, между прочим, удовольствие — услышать настоящие возможности до боли знакомых голосов. Затюканные вечными “унца-унца”, на мировых хитах они расцветают как бутоны лотоса. Лада Дэнс (роль телезвезды-папарацци Магды) заливается трелями почище оперного мутанта из “Пятого элемента”. Лолита (поющая ведьма Лилит) источает сладострастно-глубокие тембры в неимоверном диапазоне. Неведомый мне доселе певец Григорий Лепс (Мерилин, Гений Зла) тоже превзошел все ожидания. Мужчина практически слился со своим сценическим образом брутального гаденыша и, похоже, не расстается с ним по жизни. Его сцены с Лолитой наполняют молодежно-невинную атмосферу мюзикла зрелым, видавшим виды сексуальным влечением.

Все это было бы отлично, если бы в промежутках герои поменьше говорили. Они так долго разъясняют суть своих запутанных взаимоотношений, что окончательно теряется нить происходящего. А в темном зале за рюмкой водки изучать глянцевую программку с либретто и пояснениями, знаете ли, несподручно. Кстати, эта программка — пожалуй, самый эффектный атрибут мюзикла. С костюмами и декорациями решили обойтись попроще, без выкрутасов и лишних вложений: получилось бедновато. А вот со сценарием — наоборот, перемудрили. Особенно впечатляют тезисы по поводу названия мюзикла “Я”: “В зрелых культурах феномен Я эксплицитно артикулируется и обретает приоритетный статус” (!!!) Цитаты из древних мудрецов длятся на пяти страницах буклета, впору реферат по философии писать. Хочется верить, что все эти размышления предназначены не всем зрителям, а только журналистам — чтобы объяснить им, туповатым, какие умные мысли живут в чьих-то головах.



Партнеры