“СЛИВКИ” ПОЖЕЛТЕЛИ

21 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 769

  Позавчера тройка гарных дивчин — Карина, Даша да Тина (или просто ВИА “Сливки”) — вернулась из Японии на родину. Хотя не исключено, что скоро Япония станет их второй родиной.

    

     Kогда продюсер Женя Орлов вставил в дебютный альбом “Первая весна” очередного своего детища ВИА “Сливки” англоязычную песню “Night and Day” (“Ночь и день”) собственно-сливочного производства, многие посчитали это пустой амбицией и невнятным выкрутасом. Но Женя знал, что делал, хотя молчал и, как положено интеллигентному петербуржцу, кротко сносил плохо скрываемые издевки славящегося космической добротой шоу-окружения. Внешние мягкость и тихость, однако, лишь маскировали всамделишную матерость и прожженность. Г-н Орлов повидал и наделал на своем веку немало: и Мистера Малого, и “Гостей из Будущего”, и “Отпетых Мошенников”. В общем, знает толк в колбасных обрезках...

     Тем временем японцы в далекой Японии изнывали от тоски по русской эстраде. С тех пор как пугачевский “Миллион алых роз”, переведенный на самурайское гавканье-мяуканье, побил все рекорды национальной хитовости, духовно-музыкальные связи двух народов в области попа с роком застопорились. А одним балетом с хором Пятницкого сыт, знаете ли, не будешь. В общем, тяга осталась и с годами усугублялась. Когда, видать, стало совсем невмоготу, японский филиал “EMI” начал поиски достойной русской экзотики для культивирования и продвижения в местных условиях. Поиски навели их на “Сливки” (возможно, “Night and Day”, подслушанная краем уха, как раз и сыграла судьбоносную роль). Разыскав кандидаток, японцы бросились отвешивать фирменные поклоны и тараторить в унисон, что “рашн герлз” — абсолютно их формат: пушистые, маленькие и застенчивые. К тому же их потрясла бегло-английская говорливость образованных северянок.

     Покончив с расшаркиваниями, по-японски деловито принялись за суть: выкупили права на использование и продвижение двух “сливочных” песен в Японии, Америке и Европе — англоязычного варианта “Летели недели” (“I’m Back Now”) с упрощенной (менее европейской) аранжировкой, которая смахивает теперь на примитивное диско 15-летней давности, и сотворенной уже под руководством тамошних сочинителей и продюсеров “Radiolove”.

     С продюсером Орловым девушки и летали на 4 дня в Токио, чтобы записать будущие японские хиты, с которыми, возможно, они ворвутся даже на международную орбиту. Сами японцы в таком исходе не сомневаются. Они в восторге. “Сливки” носили на руках, организовали ознакомительную пресс-конференцию для местной прессы, собрали на праздничном банкете в итальянском ресторане весь цвет японского продюсерства и шоу-бизнеса. Призвали лучших своих визажистов, стилистов, обули, одели, причесали для специальной фотосессии. Создали имидж, с которым “Сливки” начнут покорять сентиментальные японские сердца. Один из комплектов, арендованных для съемок, так понравился Е.Орлову, что он выкупил его за “о-очень много денег” (здесь делается пауза и о-очень круглые глаза). Комплект — на снимке.

     Единственная сложность, озадачившая японцев, — название. Перевести “Сливки” в “Cream” нельзя, потому как была такая супергруппа в мировом роке. Оставить просто “Slivki” (по аналогии, допустим, с английским “Moloko”) не получается, потому что японцы не выговаривают букву “л”. Оставив новых партнеров решать столь непростую дилемму, офигевшие от всего навалившегося “Сливки” с Орловым вернулись в Москву и уселись ждать скорого международного успеха.

    



    Партнеры