На Олимпиаде риск исключается

25 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 737

...Чего уж скрывать! Над тем, кого на сей раз пригласить в гости — сначала пообщаться с журналистами (на пресс-конференции), а потом и с читателями “МК” (на “прямой линии”), — особенно не раздумывали. Да и какие, скажите, могут быть сомнения, если сейчас тема для обсуждений номер один в спортивном мире — зимняя Олимпиада вообще и хоккейный турнир в частности. Ну а поскольку главный тренер и генеральный менеджер нашей ледовой дружины Вячеслав Фетисов далеко за океаном, то выбор пал на его ближайшего соратника. Хотя, конечно, Третьяк и сам по себе всегда интересен.

Владислав Александрович, кстати, всего-то за несколько дней до визита в “Московский комсомолец” прилетел из Америки. Где, кстати, не только отрабатывал положенные по контракту часы с вратарями “Чикаго”, но и просматривал матчи с участием российских хоккеистов, встречался с Фетисовым, обсуждал с ним состав олимпийской сборной России. Впрочем, читатели наши (и почитатели Третьяка) говорили с ним не только о хоккее, но и просто, что называется, за жизнь...* * *— Меня зовут Игорь Яковлевич, звоню из Америки. Сейчас вот будет решаться вопрос: разрешат или нет вратарю Евгению Набокову, который здесь и вправду играет великолепно, выступать за Россию в Солт-Лейк-Сити? Скажите, Владислав, если все-таки получим добро, кто будет первым номером — он или Николай Хабибулин?

— Сейчас не готов ответить. Не исключено, что поступим так же, как четыре года назад в Нагано, когда в нашем распоряжении были Трефилов и Шталенков: в первых двух матчах дадим шанс и тому, и другому, а там уж посмотрим, у кого лучше пойдет игра. Впрочем, пока об этом говорить в любом случае рано...

— А не кажется ли вам, что располагать двумя такими классными вратарями — только лишняя головная боль? С одним проблем меньше...

— Думаю, лучше уж решать такую проблему, чем не иметь выбора вообще. Вот, не дай Бог, конечно, случится что — травма, например... И что делать?* * *— Владислав Александрович, это Алексей Минин из Нижнего Новгорода.

— Как там у вас, холодно?

— Терпимо. Скажите, кто из наших звезд не дал согласия на участие в Олимпиаде?

— Сергей Зубов и Александр Могильный.

— Почему?

— У каждого свои причины. Я же считаю, что уговаривать играть за сборную никого не надо. Чтобы попасть на Олимпиаду, нужно в очереди стоять ночами...* * *— Добрый день, это Виктор Алексеевич, мне 70 лет — и 50 из них мое сердце отдано хоккею. Сегодня в олимпийскую сборную не попадает ни один игрок из российских команд. Разве это не удар по нашему хоккею?

— Хорошо, поставьте себя на место Фетисова: Олимпиаду нужно выигрывать, а сделать это могут лишь игроки экстра-класса. Сегодня все они играют в командах НХЛ — что прикажете делать? Если вы мне назовете в российском чемпионате игрока лучше Буре, Кваши, Яшина, конечно, они будут в сборной. Но таких — нет. Мы в Европе ни одного турнира выиграть не можем, а чтобы играть против вратарей уровня Гашека, нужны мастера. И еще — нельзя же так делить: эти живут за рубежом, эти — в России. И там, и здесь — наши!

— Но есть хоть какая-то перспектива у наших ребят?

— Ежегодно проводятся чемпионаты мира по хоккею, вот там у тренеров намного больше шансов опробовать и подготовить хороших игроков. А что касается Олимпиады, повторюсь, здесь всякий риск исключается.* * *— Беспокоит Виктор Георгиевич. Владислав Александрович, у меня такой вопрос: не хотели бы вы стать главным тренером сборной или клуба?

— Знаете, с вратарями сборной России работаю с удовольствием, потому что это — мое, выстраданное... Главным тренером, думаю, быть не смогу. И работать постоянно с командой мастеров — тоже: слишком много отдал хоккею, слишком мало был дома, слишком мало посвятил времени моей жене и детям.* * *— Меня зовут Николай, вы меня наверняка помните, на инвалидной коляске посещал все ваши матчи... Что сейчас происходит с хоккейной командой ЦСКА — сердце болит!

— И у меня сердце болит. Считаю, что нужно объединять две команды, чтобы, как и прежде, был один клуб. Как я понимаю, сегодня этот вопрос могут решить только руководители армейского спорта... Я же, Николай, обещаю сделать все для того, чтобы наша олимпийская сборная порадовала вас на предстоящих играх!* * *— Владислав Александрович, я всегда была очарована вами, вашей игрой. Даже сына в вашу честь назвала... Я просто обожаю вас!

— Спасибо, приятно слышать. А как вас зовут?

— Зоя Владимировна... Вот вы тренируете иностранцев. А почему не наших ребят? Обидно...

— Да, у меня действительно есть школа в Канаде, но туда приезжают тренироваться и русские вратари: Набоков, Еремеев, Тарасов... К тому же в Митине сейчас будет строиться центр Владислава Третьяка — специально для российских мальчишек. Мэр Лужков уже отвел территорию, готовится проект. Все упирается в деньги... И все же, надеюсь, примерно через год комплекс будет построен.

— А по какому принципу вы будете туда детей отбирать?

— Никакого конкурса не будет. Ребят разобьют по группам, начнем занятия. И уже в ходе занятий опытные специалисты выявят, кто на что способен...* * * — Марина Сергеевна, медицинский работник, Москва. У меня есть два сына. Старшему — девять лет, младшему — пять. Оба хотят заниматься хоккеем. Не рано?

— Моему внуку тоже 5 лет, он уже целый год на льду. Так что младшему немедленно покупайте коньки и ставьте на лед! А вот в 9 лет начинать заниматься хоккеем поздновато...

— Меня пугают цены на экипировку.

— У вас денег нет?

— Ну деньги-то есть, я же работаю. Просто я знаю, форма стоит очень дорого: только коньки — 49 долларов.

— Да, хоккей — дорогой вид спорта. Ну если у вас с этим вопросом сложности, то готов вам помочь. (Диктует телефон “МК”).

— А еще мне сказали, что без протекции все равно не пробьешься...

— Чушь какая-то — какой же тренер захочет отчислить способного паренька, не дать ему дорогу в большой хоккей!

— Известно, что наши хоккеисты получают в НХЛ большие деньги. Неужели все они забыли о том, что на родине их помощь необходима мальчишкам?

— К счастью, не забыли. Скажем, Сергей Федоров заплатил 48 тысяч долларов за аппарат для очистки крови детской больнице. Твердовский оплатил операцию по пересадке костного мозга трем мальчишкам — в общем-то спас им жизнь. Яшин и Зелепукин перечислили деньги в Морозовскую детскую больницу Москвы. Жамнов отправил в “Динамо” два комплекта хоккейной формы. Да и Фетисов, и Ларионов в свое время тоже переводили немалые суммы на те же цели... И это только те случаи, что я вспомнил — ведь деньги шли через Фонд Третьяка.

А вот, например, моя жена уже много лет опекает легендарную болельщицу ЦСКА Машу Аверину. Ей уже за 70, более полувека она проработала швеей. Сегодня живет на жалкую пенсию... В любой праздник, светский или религиозный, приходит к нам, Татьяна обязательно вручает ей тысячу рублей, кофтенки, обувку... Кстати, Маше хоккеисты ЦСКА помогали всегда — от поколения Боброва до Фетисова и Ларионова. За рубежом сбрасывались, покупали ей вещи...* * * — Добрый день, Владислав Александрович, меня зовут Екатерина. Я не большой знаток хоккея. Меня больше интересуете вы сами.

— Спасибо.

— Наверняка у вас и сейчас много поклонниц, которые вам симпатизируют. А какие-либо интересные случаи с поклонницами в вашей холостой еще жизни происходили?

— Случалось. Хоккеисты ведь были избалованы вниманием. Нас в свое время любили так же, как космонавтов, артистов. Будучи неженатым человеком, я получал по пятьдесят писем в день. В большинстве случаев — от поклонниц. И знаете, 8 Марта тогда ведь большинству мужчин приходилось непросто: где достать цветы, где купить коробку конфет? А я получал каждый раз по 20—30 букетов от разных женщин. Так что моя невеста в цветах не нуждалась...

— А женились рано?

— Для хоккеиста в самый раз — в 20 лет.

— Это рано, по-моему...

— Я вам так отвечу: раньше думал, что любовь бывает только в романах. А в жизни влюбился в девушку с первого взгляда — и через пять дней женился. * * *— Алексей из Воскресенска. Вы фильм “Брат-2” смотрели?

— Смотрел.

— Там играли наши хоккеисты!

— И еще ошибочка произошла — по сценарию-то играет “Чикаго”, но почему-то в форме “Питтсбурга”. Я смотрел и думал: как режиссер мог это допустить? Видимо, хоккей слабовато знает...

— А вас в кино не приглашали сниматься?

— Я всегда хотел сыграть в художественном фильме, это мечта детства. Но — меня никогда не приглашали. Разве что поучаствовал в документальной ленте “Мама против хоккея”... Но мне-то хотелось бы сыграть настоящую роль, какого-нибудь рыцаря! Кстати, знаете, два дня назад получил очень значимую награду: приз в номинации “Мастер” от Фонда Ролана Быкова. Был очень тронут. Организаторы обосновали свое решение тем, что я много делаю для детского хоккея, провожу турниры... Ну так вот, среди награжденных были Никита Михалков, Табаков, Пуговкин. И потом в узком кругу я им признался, что всегда завидовал артистам, жалел, что ни один режиссер меня в кино не видел.

— Наверное, из-за вашей огромной занятости?

— Может быть. Но вот сейчас задумали снять художественный об играх 72-го года. Канадцы уже звонили с предложением...

— Было бы интересно посмотреть.

— Да мне и самому это интересно!* * *— Владислав Александрович, здравствуйте, меня зовут Лидия Анатольевна. У вас пятилетний внук. Сколько же вам самому лет?

— Я 1952 года рождения. Так что скоро отмечу полтинник. Вот проблема только — где бы собрать всех моих друзей сразу.

— А как будете праздновать Новый год?

— Новый год в нашей семье — праздник домашний. Так было и так будет всегда. Для жены главным подарком станет то, что я буду дома — ведь целых семнадцать лет нашей совместной жизни Новый год Татьяна встречала без меня: сборная или ЦСКА ежегодно улетали в это время за океан... Маленький Максим мечтает получать майку “Чикаго” с двадцатым номером...



    Партнеры