Московский Кавказ наказан рублем

Усиление паспортного режима пока привело только к росту взяток в милиции

30 октября 2002 в 00:00, просмотров: 520

После трагедии на улице Мельникова Москва буквально кишит милиционерами, проверяющими документы у приезжих. Наметанным глазом сотрудники ППС выдергивают из толпы азербайджанцев, грузин, таджиков... Далее — всех, чьи лица не подпадают под понятие “коренной москвич”. И которых теперь иначе как “черными” многие москвичи уже не называют.

Но сами кавказцы, с которыми вчера встречался корреспондент “МК”, о своих проблемах стараются не распространяться. Они приехали в Москву не за правдой, а за деньгами.

После трагедии на улице Мельникова в сердцах кавказцев поселился страх. Но пока небольшой, с горошину. Они знают, что в и без того негативно настроенном к ним городе усилен паспортный режим. Они боятся выходить на улицу и ездить в метро. Но зов бизнеса сильней голоса разума.

— У нас все хорошо, торгуем, милиция нас не трогает, денег не берет, иногда спрашивает документы, но, увидев, что регистрация есть, тут же отпускает, — четко, как по учебнику, говорили мне все торгующие на столичных рынках кавказцы.

Казалось, еще немного, и после восхваления московской милиции они начнут скандировать речевки про дядю Степу...

Только после нескольких минут бесед “ни о чем”, привыкнув к корреспонденту “МК”, некоторые начинали откровенничать.

— Да, до всех этих событий мы были “лицами кавказской национальности”. А теперь мы — “террористы”... — говорит азербайджанец Пайрам, в прошлом капитан-лейтенант ВМФ СССР, а теперь просто торговец на Киевском рынке. — Ну скажите: вы когда-нибудь видели, чтобы террористы на рынке торговали?..

То, что террористы действительно ничем не торгуют, хорошо поняли на рынке в Медведкове. Там ни до, ни после теракта никого не “шмонали”. Потому что местные милиционеры по именам знают всех местных торговцев.

— Ну как вы себе представляете “усиление режима” в Москве? — говорит лейтенант из местного отделения, стоящий на выходе из метро. — Я здесь 20 лет работаю. Кого не знаю — тех проверяю. А торговцев с рынка что проверять? Среди них террористов нет. Они здесь по 10 лет пашут...

Самой дурной славой в Москве пользуется среди кавказцев Черкизовский рынок. По признанию многих опрошенных торгашей, не дай бог попасть в тамошнее отделение милиции.

— Деньги там трясут почти со всех торговцев. А если еще менты почувствуют, что у тебя есть деньги, — будьте уверены, вытряхнут все, — говорили корреспонденту “МК”. — Но никакого “усиления режима” после теракта нет: как грабили людей, так и грабят.

Объехав еще пару рынков, я убедилась: милиция рынки пока не трогает. Проверяет в основном метро, улицы, а рынки — нет. За прилавками приезжие отдыхают. Потому что за все заплачено.

— Документы после теракта стали проверять чаще? — спрашиваю.

— В городе — да. Раньше раз в неделю проверяли, а теперь — почти каждый день. Раньше с нас брали по 50 рублей, а теперь — минимум 200 просят. Главное — доехать до рынка. Тут нас не трогают, — отвечают торговцы с Дорогомиловского рынка.

— Придираются сейчас по-страшному. Даже если регистрация есть, — говорит азербайджанец Ариф. — Говорят, например: рубашка у тебя грязная — плати! И плачу. А что делать? Для милиции сейчас — золотые времена. Я столько в жизни не наторгую...

Но, тихо возмущаясь милицейскими нравами в Москве, все опрошенные мной тут же добавляют:

— Ну и правильно! Пусть проверяют! Мы к этому с пониманием относимся. Понимаем, что мы в Москве — чужие. Надо тихо себя вести... Проверят — отпустят. Не отпустят — заплатим. В отделение, если пойдешь, — это сколько времени зря потеряешь! А нам торговать надо.

В целом на столичных рынках нынче без перемен. Разве только непогода внесла уродливые коррективы в их облик. Натянутые вручную полиэтиленовые навесы не спасают от грязи и слякоти. Как и усиление паспортного режима вряд ли избавит Москву от террористов.



Партнеры