ТОРГОВЛЯ СТРАХОМ

30 октября 2002 в 00:00, просмотров: 256

Особо опасных объектов в столице — хоть отбавляй. Вокзалы, метро, закрытые НИИ, один из которых — с действующим ядерным реактором.

В Главном управлении по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям столицы “МК” заверили, что на все предприятия уже направлены соответствующие директивы. Указания о том, как себя вести и что делать, разосланы не только на потенциально опасные объекты. Эти материалы в ближайшие дни получат штабы или отделы ГОЧС, созданные во всех структурах. В мелких конторах, где нецелесообразно было создавать отделы, ответственность за выполнение директив будет возложена на уполномоченных лиц.

Правда, в чем суть новых положений, в ГУ ГОЧС пояснить не согласились, сообщив при этом, что основные тезисы будут изложены в объявлениях и обращениях к гражданам. Их, как и после взрывов на улице Гурьянова и Каширском шоссе, расклеят в ближайшие дни на досках объявлений у подъездов домов. Помимо прочего, в них будет содержаться призыв к гражданам быть бдительными и сообщать обо всем подозрительном в правоохранительные органы.

Когда на “Норд-Осте” захватили заложников, прошел слух, что дублирующим вариантом в планах боевиков стоял захват образовательного учреждения. Школы с их, мягко говоря, несовершенной охраной — идеальная мишень для террористов. Департамент образования Москвы оказался в сложной ситуации. Досрочно распустить детей на осенние каникулы означало предоставить тысячи ребят улице... Каникулы решили не переносить.

Официальные источники без устали повторяют, что режим безопасности во всех детских учреждениях усилен. Корреспонденты “МК” решили выяснить, как это выглядит на самом деле.

Западный округ. Ясли-сад №569 Филевского автобусно-троллейбусного парка. Корреспондент “МК” убедился: на их территорию можно беспрепятственно провести слона, роту солдат или — не дай бог... Никто не останавливает человека, бродящего внутри здания, не спрашивает, по какому делу он пришел. На 2-м этаже — кабинет заведующей. Из расписания на двери следует, что рабочий день г-жи Рассказовой по понедельникам должен начинаться в 8.00. Однако, несмотря на то что на часах 8.30, Людмила Ивановна отсутствует. Возможно, сегодня она взяла больничный. В любом случае детишки предоставлены беззащитным нянечкам и воспитательницам. Чьи-то солнышки, зайки и лапочки беззаботно лопают кашу. Двери в большой и страшный мир не заперты...

Юго-Восточный округ. Именно в этом округе в эти дни многое пережили. В четырех близлежащих к театральному центру школах в эти дни занятий не было. В двух (№462 и №1274), где до сих пор работают следователи и психологи, отпустили детей досрочно на каникулы. Тем не менее, отвечая на призыв “МК” сообщать о плохо охраняемых объектах, именно из ЮВАО позвонил читатель: “У меня ребенок учится в школе №459 по улице Высокая. Там вся охрана — два старичка: приходят дежурить по очереди. Вокруг учебного заведения нет ограды, и любая машина может свободно подъехать к школе”. Мы позвонили директору. “Все ребята ознакомлены с планом и порядком эвакуации из здания в случае чрезвычайных обстоятельств. Вплоть до особого распоряжения никто из учеников не будет выпускаться из школы до окончания уроков. Что касается охраны, то у нас работают сильные, крепкие сотрудники частного охранного предприятия, сотрудничающего со многими учебными заведениями Юго-Востока”.

В школе №327 бабка-вахтерша честно призналась, что охранник, хоть и одет в специальную форму, но в случае опасности ему придется защищать более чем полтысячи детей собственной грудью. Оружия-то у школьных секьюрити нет.

Северный округ. Первым на пути оказывается детский сад №317. Калитка распахнута настежь, охраны нет. Прохожу на территорию. Дворник, меланхолически сметающий листья с асфальта, не обращает на меня ни малейшего внимания. Открываю дверь в помещение. Взрослых не видно...

Школа №207 на Астрадамской улице. При входе за столом сидит мужчина. О том, что это охранник, свидетельствует лишь бейджик на его груди. Направляюсь в директорский кабинет. У меня с собой довольно внушительная сумка. Но это, похоже, никого не волнует. В коридоре и в фойе много детей...

В 238-й школе у двери скучает охранник в черной униформе предпенсионного возраста. Только что прозвенел звонок, и мимо спешат на улицу старшеклассники — перекурить за забором. Прохожу к директору. По словам Арлена Семеновича Теплицкого, все эти дни в школе дежурил милиционер в штатском. Только сегодня что-то его не видно... Настоящие террористы и здесь серьезного сопротивления не встретили бы.

— Проблема в том, — говорит директор 216-й школы Яков Семенович Крапивский, — что за охрану платят сами родители. Большие деньги тратить на это они не хотят (да и не могут). Поэтому приходится выбирать, что подешевле. Вот нам и присылают людей, прямо скажем, не самого грозного вида. К каждой школе милиционера, к сожалению, не приставишь...

Все разговоры об усилении охраны служат скорее всего лишь средством для успокоения родителей. Бог, как говорится, нас пока милует...

Как стало известно “МК”, сразу после трагедии на улице Мельникова руководитель Комплекса городского хозяйства издал распоряжение усилить охрану в префектурах, управах и других подразделениях жилкомхоза и объектах города. В том числе и в жилых домах.

В жилинспекции тут же взяли под козырек и стали ударно проверять подвалы, подъезды и чердаки. Впрочем, график проверок — тот же: суббота, воскресенье у инспекторов выходной. И способ осмотра такой же — выборочный.

Неудивительно, что, по итогам официальных рейдов, из двух тысяч проверенных подъездов лишь 54 оказались со сломанными запирающими устройствами и домофонами. С чердаками и подвалами, по официальным данным, в Москве тоже порядок. Почти все они якобы опечатаны и закрыты. К примеру, в минувшую пятницу, когда теракт был в самом разгаре, инспектора проверили 862 жилых дома. Итог: обнаружены открытыми 6 чердаков (два в Северо-Западном, два в Юго-Западном, один — в Юго-Восточном округах) и один подвал в Северо-Западном округе.

— Чердаков всегда бывает больше открыто, чем подвалов. Ведь подвалы на виду, а чердаки нет, — деловито замечают инспектора.

С дверями на чердак вообще проще. По словам чиновников, ремонтируют их за один день. С подъездами сложнее. Пока выяснят, кто платит за ремонт, проходит как минимум трое суток.

Что делать москвичам, опасающимся за свою безопасность? Звонить в диспетчерские службы. Не принимают меры — тогда в управу и ДЕЗ. И помните: в соответствии с распоряжением мэра Москвы №872 РП от 12 августа 1997 года оплачивать из своего кармана каждый ремонт домофона или кодового замка москвичи не должны. Жильцы ежемесячно платят за обслуживание запирающего устройства. В документе так и говорится: этих ежемесячных платежей на ремонт и даже замену кодового замка хватит. Но почему-то все-таки не хватает. “Проверяющий Бараев”, по сути дела, может легко заглянуть на огонек в каждый третий, если не в каждый второй московский дом...





Партнеры