ЖЕНЫ И ПОЛИТИКАНЫ

31 октября 2002 в 00:00, просмотров: 287
1. Покушение на Собчака и Федорова.

Л.Б.Нарусову — жену А.А.Собчака — избрали депутатом Совета Федерации от Тувы. Казалось бы — ничего необычного, так как Людмила Борисовна уже была депутатом Государственной думы.

Но все приобретает иной смысл, если вспомнить первый Съезд народных депутатов СССР. А.А.Собчак не был среди тех депутатов, которых знала вся страна. Анатолий Александрович “делал себя” уже в ходе съезда — своими выступлениями, комментариями, запросами. И одна из его блестящих акций — выступление против “якута” Власова.

Суть дела состояла в следующем. Съезд избирал Верховный Совет в составе двух палат: Совета Союза и Совета Национальностей. В Совете Национальностей каждая республика и автономия получали определенное число мест. Но лидеры КПСС решили заполнить места, выделенные национальностям, представителями московской партийно-государственной верхушки. Так появился “якут” Власов и подобные ему члены Совета Национальностей. Вот на эту-то несложную махинацию и обрушился Анатолий Александрович. Ведь нарушался сам смысл создания палаты, в которой были бы представлены именно национальности.

Прошло немногим более десяти лет, и вот вместо “якута” Власова появляется “тувинка” Нарусова. Именно жену Собчака использовали для вымарывания одной из идей ее мужа и для своего рода издевательства над его памятью.

В последнее время развернула бурную активность и жена другого известного демократа первой волны С.Н.Федорова. Ирэна Федорова, желая защитить Святослава Николаевича от разного рода несправедливостей, явно ведет дело к открытому суду по всем своим претензиям. И тут кто-то за кулисами умело “направляет” демарши супруги.

Ведь на суде всплывет многое. Не только история с пилотом, о котором писали газеты, но и вопрос о кредите в почти два десятка миллионов марок, который взял Святослав Федоров в Европе под гарантии советского правительства. И история с казино, сначала зачем-то понадобившемся Центру лечения глаз, а затем проданном за подозрительно низкую сумму. И письмо Федорова с просьбой в отношении известного Япончика и т.д.

Если бы все это “раскручивали” посторонние — то им мало кто поверил бы. Да и суд вряд ли мог бы состояться. А вот если суд идет по инициативе жены самого Федорова — то тут уж делать нечего, надо заниматься этим делом.



2. Дело ли в женах?

Я прочел книгу Ирэны Федоровой “Долгое эхо любви”. Искренняя и честная книга. И я не могу принять разного рода версии того, что она или действует под влиянием неутоленного честолюбия, или заранее захочет отмежеваться от возможных обвинений в адрес мужа.

Точно так же я отметаю всякого рода домыслы в отношении Людмилы Борисовны Нарусовой: она-де и голоса у Собчака отняла своими выходками, она-де не может смириться с потерей влияния после смерти мужа и т.д.

Напротив, я глубоко убежден, что женщины, долгие годы (и порой в очень трудные времена) стоявшие рядом со своими замечательными мужьями, — заслуживают и нашего самого глубокого уважения, и нашей благодарности.

К сожалению, в России преобладает традиция “марать” жен великих людей — будь то Наталья Николаевна Пушкина, Софья Андреевна Толстая или Раиса Максимовна Горбачева. Если уж нет желания объективно во всем разобраться, то по крайней мере надо уважать выбор Пушкиным или Толстым своих жен и доверять этому выбору.

По-человечески я объясняю действия и Л.Б.Нарусовой, и И.Е.Федоровой более чем понятной обидой за то, что нынешнее российское государство (да и общество в целом) явно недостаточно оценили заслуги их мужей. Ни А.А.Собчак, ни С.Н.Федоров посмертно (как, впрочем, и А.Д.Сахаров) не удостоились главных наград России, не говоря уже о других, действительно весомых знаках внимания.

Я слышал и издевательское по сути мнение одного бюрократа из администрации Кремля: как им давать высшие награды, если они не получали более низших? Словом, виноваты в том, что не шли по той самой партийно-государственной лестнице, которую взялись сломать...

Но пытаться — как это делают жены — противопоставить пассивности властей действия, по существу направляемые этими же властями, — это значит проявлять своего рода политическую незрелость. Ведь можно было заранее понять, что если власти что-то предлагают — жди какого-то подвоха. Поэтому гораздо логичнее не обивать пороги, а с достоинством ждать, когда в будущем Родина обязательно воздаст должное своим замечательным сынам.

А.А.Собчак возглавлял на выборах Думы список нашего Российского движения демократических реформ, а С.Н.Федоров был в составе публикуемой первой десятки наших кандидатов. Я уверен, что только махинации с голосами не позволили тогда РДДР преодолеть барьер в пять процентов, хотя и официально объявленные два миллиона голосов — цифра весомая. Я уверен, что правда о том “подсчете” голосов обязательно всплывет и в историю страны кое-чьи имена будут вписаны с позорным комментарием. Но и вне зависимости от итогов выборов я не могу равнодушно смотреть на происходящее.

Конечно, и Анатолий Александрович, и Святослав Николаевич были живыми людьми, действовавшими в очень нестандартных ситуациях. У них поэтому могли быть и упущения, и просто ошибки. Но, скажем, если даже Федоров неумело использовал кредит, то что значат эти 20 миллионов по сравнению с 20, 200 миллиардами, выкачанными из нашей страны разного рода деятелями при бездействии и пассивности власти? На весах российской истории рано или поздно будет дана настоящая оценка заслуг и Собчака, и Федорова.



3. Автора!

Те, кто допустил возрождение в новой России советской практики депутатов-“якутов”, плохо знают советскую историю. Ведь в последние десятилетия в СССР по квотам национальностей избирались в массовом порядке в Верховный Совет министры, генералы, конструкторы, ученые, писатели и т.д. И народы видели: на бумаге во власти они представлены, а фактически их там нет. Рост количества депутатов-“якутов” стал одним из факторов того взрыва национального недовольства, который произошел перед распадом СССР.

Нетрудно спрогнозировать, что и нынешняя практика депутатов “тувинцев” или “бурят” обязательно закончится национальным взрывом. Особенно если эти депутаты будут делать заявления типа того, что сделала Л.Б.Нарусова. Людмила Борисовна крайне неудачно прокомментировала свое избрание. Она хотела бы быть депутатом от Петербурга, но при нынешних лидерах города это невозможно. Желая заклеймить этих самых петербургских лидеров, Людмила Борисовна походя обидела и Туву, и тувинцев, которые в ее рассуждении стали “заменителем” желанного Петербурга, чем-то вроде “осетрины второй свежести”, которой приходится довольствоваться за неимением лучшего.

Я уверен, что и за превращением Л.Б.Нарусовой в “тувинку” и за ведущими к суду действиям И.Е.Федоровой стоят “за кулисами” опытные дирижеры.

Знаком и метод — использовать жен. У одной из охранных структур советского государства большой опыт “работы с женами”. Достаточно напомнить о судьбе жен Молотова или Калинина, не говоря уже о женах “врагов народа” (часто именно показания жен были главными в обвинительных делах мужей).

Судя по настойчивым обращениям телевидения к избранию Л.Б.Нарусовой, кто-то явно доволен ситуацией. Честно сказать, я бы тоже согласился с тем, что эти режиссеры добились тактического успеха.

С одной стороны, по полной отомстили демократу Собчаку за “якута” Власова. С другой стороны, именем Собчака (а его не оторвать от Л.Б.Нарусовой) освятили самую недемократическую часть нашей политической системы.

Насмешкой над демократией является сам Совет Федерации, состоящий по существу из “назначенцев”, что превращает палату “назначенцев” в своего рода кнут для избранной населением Государственной думы и “страховку” властей от Думы. А назначение “от национальностей” олигархов, федеральных политиков, даже артистов — это уже насмешка в квадрате.

Святослав Федоров — лидер партии, которая носит его имя. И нетрудно догадаться, что именно в эту партию, в голосовавших за нее избирателей в ее возможных партнеров на будущих выборах и метят те, кто ведет дело к публичному суду, прикрываясь именем его жены.

Карл Маркс, оценивая одного деятеля, заметил, что на плоской равнине даже кочка начинает казаться холмом. Если уменьшить “холм” Собчака акцией с “тувинкой”, если уменьшить “холм” Федорова акцией с “наследством”, то на новом, “выравниваемом” фоне “кочки” иных действующих политиков начнут казаться чем-то заметным — и не только тогда, когда о них спотыкаешься. И в этом плане цель “политтехнологов” власти тоже ясна.

Вряд ли можно считать простым совпадением, что акции по дискредитации Собчака и Федорова совпали с прямо противоположной кампанией по “отмыванию” Дзержинского.

Политическая цель и дискредитации, и “отмывания” одна и та же — перетянуть голоса избирателей на сторону правящей партии. “Урвать” и от левых, и от демократов. Получить, скажем, голоса тех левых, которые давно недовольны своими лидерами и “умиляются” заботой власти о Дзержинском. “Приватизировать” и голоса тех демократов, которые давно уже раздражены действиями многих якобы демократических лидеров (например, голосованием правых по запрету народных референдумов).

Желание удержаться в Кремле или Белом доме — понятно и объяснимо. Но зачем опускаться до политических технологий, при которых используются жены и их вполне понятное, обоснованное желание видеть оцененными по достоинству многолетних спутников своей жизни?Желание удержаться в Кремле или Белом доме — логично. Стремление иметь во второй столице более послушную власть — понятно. Страх перед объединением всех социалистических, социал-демократических и народных организаций в альтернативной партии власти — единый Народный фронт — объясним. Но неужели во власти агрессивная посредственность стала столь преобладающей, что она не может придумать ничего нового по сравнению с набившими оскомину образцами 37-го года и всей эпохи партийно-государственного социализма политических технологий, при которых используются жены и их вполне обоснованное желание видеть оцененными по достоинству многолетних спутников своей жизни?





    Партнеры