ФСБ ПРЕДЪЯВИЛА ВЕЩДОКИ

1 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 646

Вчера впервые со времени окончания драматического захвата “Норд-Оста” представители властей и силовых структур предъявили журналистам вещдоки, связанные с терактом.

Два 150-миллиметровых фугасных снаряда, 25 самодельных взрывных устройств, 16 гранат “Ф-1”, 89 самодельных ручных гранат, пояса шахидов, несколько “растяжек”, при разминировании одной из которых слегка пострадал фээсбэшный робот, самодельный гранатомет — все это добро, вывезенное из ДК, могло рвануть в любую минуту.

Теперь, при взгляде на обезвреженные и запечатанные в обычные полиэтиленовые пакеты смертоносные “железки” (как подтвердили эксперты, все они были электронного типа — то есть мгновенного действия), возникал только один вопрос: почему же все-таки не взорвалось?

Детальная экспертиза вещдоков еще не проводилась — дело это долгое, поэтому о происхождении арсенала эфэсбэшные эксперты ничего определенного сказать не могут. Соответственно, и на вопрос — везли их из Чечни или прикупили по сходной цене в какой-нибудь подмосковной в/ч — ответа тоже нет. Впрочем, на все остальные вопросы, касавшиеся личности самих террористов и точного количества освобожденных и погибших заложников, которое до сих пор так и не названо, ответов журналисты тоже не получили. “Я не уполномочен давать такие комментарии”; “во всем этом разберется следствие” — следовали стандартные отговорки.

Честно говоря, было не совсем понятно, зачем вообще на это мероприятие собрали всю пишущую и снимающую братию. Все, что сообщалось с трибуны, было написано и показано еще несколько дней назад. А после того как наконец-то — после почти недельного молчания! — рассекретили примененный газ (спецсредство на основе фентанила, применяемое при анестезии) и во всеуслышание заявили, что медики были на высоте, сделав для спасения заложников все возможное и невозможное, вообще стало как-то не по себе. Даже обидно стало за наши спецслужбы. Где элементарная логика, товарищи? Уж если назвали спецсредство сейчас, почему это не сделали сразу после штурма? Почему врачи столько дней не знали, что делать с “потравленными”, как их возвращать к жизни? И если проведенная медиками операция по спасению заложников — это “максимум”, то можно представить, сколько людей погибнет, если, не дай бог, что-то подобное случится в провинции...




    Партнеры