ХВАТАЙТЕ ЗВЕЗД С НЕБА

2 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 204

Есть на свете очень редкая коллекция, которую в одиночку собрать не смог бы никто. Здесь потребовались усилия сотен людей. Да не простых, а самых что ни на есть счастливчиков. Потому что только такие, по народному поверью, способны находить на земле кусочки метеоритов, комет, лунные осколки и даже камушки с Марса.

Имеется в Москве место, где сохраняются небесные посланники, собранные нашим народом в течение двух веков. Там и побывал репортер “МК”.

Институт геохимии и аналитической химии им. Вернадского РАН, в ведении которого находится уникальная коллекция метеоритов Российской академии наук, богата персонами. Кто только не отметился здесь со своим камушком — от князя Александра Голицына, жившего в начале XIX века, до нашего современника, простого тракториста из Туркменистана! А на днях в эту компанию из сотен представителей самых разных сословий и возрастов попал 34-летний москвич, случайно наткнувшийся во время путешествия по Аравийской пустыне на черный осколок межпланетного вещества.

— О своей находке путешественник сообщил нам около месяца назад, — рассказывает заведующий лабораторией космохимии и метеоритики института Михаил Назаров. — Будучи геологом по профессии, он сразу обратил внимание на странную породу, каких сроду не водилось в пустыне. Половину черного с вкраплениями металлических частичек камня он выслал нам. Оставшуюся половину оставил себе — на счастье. Тщательно обследовав его находку, мы пришли к выводу, что это действительно метеорит, относящийся к типу хондритов (это осколки комет или астероидов, состоящие изнутри как будто из мелких шариков), и сейчас он занял достойное место в нашей коллекции.

Беседуя, мы входим в зал, где за стеклянной витриной покоится последний “пришелец”, а также его предшественники. Издалека — камни как камни. Лишь подойдя поближе, замечаешь, как они переливаются, отражая электрический свет.

— Вот самый ранний из сохранившихся у нас образцов, датированный 1787 годом, — указывает Михаил Александрович на камушек под странным названием “Жигайловка”. Оказалось, что это название местечка, где он когда-то приземлился и был найден неким Александром Городницким, коллежским асессором из города Сумы.

Здесь же красуются находки смотрителя соляных заводов из Доронинска Иркутской губернии, крестьянина из Минусинского уезда, губернатора из Вильнюса. А вот тот самый метеорит, упавший возле селения Бочечки и переданный в Академию наук в 1823 году князем Голицыным — министром духовных дел и народного просвещения. Вот какое письмо направил Голицын “Господину Президенту Императорской Академии наук”: “Направляю упавший с воздуха камень в 11 фунтов для хранения в одном из ученых заведений. Произошло это в Путиловском уезде близ удельного селения Бочечок 27 мая в виду 30 крестьян. По химическом испытанию состав оного оказался из малой частицы железной окиси, серы довольного количества, известковой земли, глинистой и песчаных частиц, и хотя оный по-видимому густого и крепкого, но по испытанию оказался слишком хрупкого и ломкого свойства.

Министр духовных дел и народного просвещения

Князь Александр Голицын.

12 января, Санкт-Петербург”.

“Есть у нас даже камень, упавший на Бородинском поле прямо перед знаменитым сражением в 1812 году”, — продолжает Назаров.

Падение его произошло 5 сентября. 325-граммовый метеорит упал накануне боя в расположение русской артиллерийской батареи, занимавшей позицию у деревни Горки. Упавший камень был подобран часовым и передан командиру батареи Христиану Дитрихсу, офицеру 11-го Псковского пехотного полка 7-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Капцевича. Метеорит долгое время хранился в семье Дитрихса и только через 80 лет после падения был передан в коллекцию Академии наук.

Не только военным везло на встречи с “космическими визитерами”. Есть в коллекции презенты от акушера-гинеколога, учительницы, начальника отдела НКВД. Очень часто являлись метеориты крестьянам и трактористам. Вот какая запись сохранилась о падении хондрита в селе Николаевка Павлодарской области Казахстана 11 июня 1935 года. Экземпляр весом 4 килограмма нашли колхозники хозяйства под названием “Марс” Николаевского сельсовета. Они рассказали следующее: “Мы работали на косьбе сена. Стоял жаркий летний день. В 4 часа дня мы остановили лошадей на отдых; вдруг послышался отдаленный звук, который сначала был похож на звук летящего самолета... Но ничего не было видно, а звук с каждой секундой все усиливался, и впоследствии он превратился в какой-то грохот и треск. На высоте 20 м мы заметили падающий черный мяч. Когда он упал на землю, поднялась пыль, по которой мы определили место падения... Сразу пойти на это место мы побоялись: считали, что это брошена с самолета граната, — но затем пошли, примерно минут через 15. Мы вырыли его... Земля была сильно сухая, и он зашел в нее на глубину полметра. Когда мы его взяли, то верхняя сторона в нем была теплая...

После того как мы посмотрели его и тут же бросили. Мы думали, что он ни к чему не нужен, но с нами был еще подросток Дудкин Михаил, который взял его и понес домой, а затем сдал его в колхозную кладовую.

Узнав об этом, колхозники пошли осмотреть его, старухи, например, Зимченкова Е., когда стала входить в кладовую, несколько раз перекрестилась и нашептывала при этом молитву... через некоторое время взяли его в район, а дальше для нас неизвестно, что с ним сделали”.

Как выяснилось, на землю нежданно-негаданно может свалиться не только 4-килограммовая глыба. К примеру, очень внушительный каменный метеоритный дождь прошел 6 декабря 1922 года недалеко от Царицына (Волгограда). Только одна из его “капель” весила 46 килограммов.

Для поощрения поисков Геологический и минералогический музей Академии наук нашел тогда возможным объявить премию за находку метеорита на следующих условиях: “Музей уплачивает современной валютой сто рублей золотом по существующему курсу рубля (свыше двух с половиной миллиардов по счету 1921 г.) из отпущенного ему специального фонда на приобретение метеоритов”.

Однако самый тяжелый экземпляр этого дождя был найден только в 1968 г. при распашке полей совхоза “Ленинский”. Метеорит получил название Царев. Премия, выданная за него трактористу, естественно, была намного скромнее первоначально обещанной суммы. Всего же впоследствии было собрано 40 фрагментов общим весом 1200 килограммов.

— А как часто находят метеориты современные россияне?

— К сожалению, в последнее время бума на такие находки не наблюдается, — говорит Михаил Александрович. — Раньше народ еще как-то стимулировали денежными премиями, да и вообще люди больше интересовались подобными явлениями. Знаете, какой период был самым плодовитым на находки? Годы первых пятилеток. А сейчас же у нас такое затишье, какое наблюдалось только в годы Гражданской и Великой Отечественной войн.

А метеориты как падали, так и падают. Вероятно, многие из них валяются сейчас у нас под ногами, а мы проходим равнодушно, даже не подозревая о том, что вот сейчас случайно пнули осколок какой-нибудь далекой кометы или оплавленного марсианского грунта. И такие камушки иногда встречаются нашим соотечественникам. Они выбрасываются с поверхности планет при ударах крупных метеоритов. Снаружи марсианские или лунные камни такие же черные, как и хондриты, — ведь они также пролетают через плотные слои атмосферы, где изрядно поджариваются. Отличия видны только после распиливания. “Марсиане” более однородны по своему составу и, как правило, коричневатого цвета. Лунные визитеры чаще оказываются серыми.

— Насколько реально найти осколки небесных тел в Москве? — спрашиваю у Назарова.

— В нашем городе их не больше и не меньше, чем в других местах. Однако “живут” здесь метеориты не так долго, как, скажем, в пустыне, — они быстро разрушаются от дождя и снега. Вдобавок свежие камушки отыскать гораздо труднее, так как в нашей местности полно своего так называемого дикого камня, с которым легко спутать “залетного гостя”. Поди попили каждый — жизни не хватит. Вот в Антарктиде или в Сахаре — другое дело. Там первый встречный камень черного цвета — метеорит.

Так что москвичам надо стараться встречать небесных визитеров непосредственно при посадке. Свеженький метеорит с удовольствием примут в Институте геохимии и аналитической химии РАН и, может быть, выдадут какое-нибудь вознаграждение. Конечно, оно будет не таким щедрым, как в прежние времена, но все равно приятно. К тому же из оставшейся части (ученые заберут себе только часть находки) можно выпилить бусы или четки. Уж они точно, если верить примете о счастливом талисмане, принесут обладателю удачу.




    Партнеры