ДАТСКИЙ ПРИНЦИП

4 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 190

Помните, как США год назад вдруг взяли и без шума и пыли арестовали секретаря непризнанного белорусско-российского союза Бородина? Шум и пыль поднялись уже после задержания Пал Палыча. И не в США, а в России. За чиновника, подозреваемого в присвоении огромных сумм на кремлевских подрядах, вдруг вступились едва ли не всем российским калганом.

Как это чиновного мужа такого ранга вдруг взяли и сунули в американскую (а потом и в швейцарскую кутузку). Да это ж пощечина Кремлю, оскорбление национальной гордости великороссов! Они, эти американцы и швейцарцы, за кого нас принимают? Как в песенке у Высоцкого, “поднялся тут шум и лай”. И в конце концов таки отшумели Бородина. Знай, мол, наших, мы своих не сдаем.

Так что вы думаете, датчане — они иначе устроены? У них нет национальной гордости великоданов? Есть, да еще возведенная в квадрат западноевропейской демократии, в том смысле, в каком она, Западная Европа, частью которой Дания является, эту демократию понимает. Поэтому, едва из Москвы потребовали выдачи Закаева как пособника чеченских террористов, устроивших маски-шоу со стрельбой и убийствами в российской столице, в Копенгагене немедля поднялись шум и пыль. То есть большинство цивилизованных датчан, видя жуткие репортажи о захвате заложников в московском Театральном центре, возмущались и переживали — в этом можно не сомневаться. Но вот когда Кремль жестко потребовал выдачи залетного чеченского гостя, датский менталитет оказался точно таким же, как российский.

Надо сказать, чеченские эмиссары, слетавшиеся в Копенгаген на “всемирный чеченский конгресс”, не зря выбрали местом встречи северные задворки Европы, тишайший остров-государство, многие лета варившийся в собственном соку с сильным привкусом “евро” — Евросоюза, евроценностей. И вдруг — такое внимание! Такая вспышка национальной гордости, которую здесь не помнят с тех пор, как триста лет назад датский парусный флот наголову разбил шведский. Нынче же по другому поводу кипят страсти: Ахмед Закаев, которого Россия требует выдать как пособника чеченских террористов, в тихом датском омуте превращается в символ национального самосознания! Не потому что он — “не бандит” (может, и бандит!), а потому что мы по первому окрику “великого северного соседа” во фрунт не встанем. Нам Кремль не указ, мы — евросообщество, у нас свои правила. И сделаем мы вот что — сначала задержим на 24 часа господина Закаева. Но не потому, что так Россия требует, а потому, что, оказывается, с октября прошлого года он в списке разыскиваемых Интерполом. Тут мы правила блюдем. Экстрадиция — это уже другая процедура, и мы, во-первых, не выдаем никого в страну, где есть смертная казнь, а во-вторых, ваши доказательства лыком шиты, иначе вы бы их обнародовали прежде всего своей российской общественности, а не слали в Копенгаген в закрытых диппакетах.

Словом, как дала понять министр юстиции Дании Лене Есперсен, “дополнительная информация должна быть представлена не позднее 30 ноября, иначе Закаева отпустят на свободу”. Или того круче — дадут политическое убежище, а в том, что у чеченского сидельца датской тюрьмы такое желание есть, уже объявил его адвокат Тюге Триер. Ход конем — ведь на процедуру рассмотрения заявления о предоставлении убежища, согласно сложившейся практике, может уйти до полугода. За это время громкая политическая битва за голову чеченского эмиссара превратится в вялотекущую бюрократическую волокиту, и Кремль останется с носом, а Закаев скорее всего — с датским паспортом. Время играет ему на руку. Жуткий московский теракт, вызвавший возмущение европейских обывателей, сотрется из памяти, зато непрекращающиеся военные сводки из Чечни вновь повернут чашу симпатий евросообщества к Закаеву и иже с ним. И если сомнительную битву за Бородина мы выиграли только потому, что у американского и швейцарского судов не нашлось веских доказательств его виновности, то битву за Закаева мы проиграем по тем же самым причинам. Не пойман — не вор. Не доказано — не террорист. Не случайно же зацикленные на борьбе с международным терроризмом после 11 сентября США недвусмысленно дали понять устами представителя госдепа Ричарда Баучера, что “вопрос о выдаче Закаева остается исключительно делом России и Дании”. Должно быть, те “убедительные доказательства”, которые шлет Кремль Копенгагену, не выглядят таковыми не только в Дании, но и в США тоже. Иначе бы фото господина Закаева, уже объявленного в розыск Интерполом, висело на сайте ФБР, как наиболее разыскиваемого пособника бен Ладена. Это значит одно — у ФСБ, проворонившей террористический налет на “Норд-Ост”, и у российской прокуратуры, пытающейся покончить с идеологической крышей террористов в лице “всемирного чеченского конгресса”, нет на руках козырей, чтобы выиграть партию с датским правосудием, где ставка не только голова Закаева. Ставки выше и круче — российский авторитет, наша политика в Чечне и понимание этой политики в Европе.




    Партнеры