КАМАСУТРУ ВЫВЕРНУЛИ НАИЗНАНКУ

9 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 1101

— Только не надо нашу продукцию рассматривать как пособие по технике секса, — горячится начальник художественной мастерской. — Любовь, как и эротический рисунок на ткани, — это высокое искусство! Среди цветочных орнаментов, заключенных в квадраты и прямоугольники, взгляд невольно выхватывает сиреневые круги. Внутри парочка с Востока с упоением занимается любовью. Из одежды на влюбленных — одни головные уборы.

— Чувствуете энергетику? — кивает художница на скатанную в рулон яркую ткань. — Это “Камасутра”... На каждом метре полотна — несколько сюжетов священной храмовой росписи. Из этой ткани мы шьем... постельное белье, ночные рубашки и пижамы. Изображение на полотне заряжено магическими символами.

На складе готовой продукции коренастый экспедитор отсчитывает уже тридцать пятую упаковку эротического постельного белья.

— Сколько ни привезу секс-комплектов в район — все разбирают, — подмигивает он. — Только два вида товара и пользуются спросом — сатиновые трусы да “Камасутра”.

Глянув на вывешенные вдоль стены образцы этих самых мужских изделий, торговец сипло кричит кладовщице:

— Мать, опять светлых трусов в ромашках да васильках понашили!

— Милок, так портки мы делаем только из обреза, — спокойно отвечает ему пожилая работница — Сарафаны к лету шили из светлой ткани и трусы строчили в цветочек. Сейчас халаты в лилиях и розах пойдут...

— Трусов — 5 тысяч штук шьем в месяц, — объясняет уже нам жизнерадостная баба Маша. — А все мало: приезжают оптовики — все сметают подчистую. Каждый раз просят шить трусы из ткани потемнее, да чтобы рисунок был помельче. Лучше всего идет “огуречная” тема, — кивает кладовщица на натянутые на “плечики” лопухообразные трусы, усеянные мелкими огуречиками. А “Камасутра” недавно появилась, но уже вошла во вкус, в смысле — нравится покупателям.

— За “Камасутрой” к нам приезжают и родственники молодоженов, и городская администрация, когда отправляется с официальным визитом в другие города, — говорит начальник художественной мастерской Ирина Сухова. — Такой подарок порадует кого угодно. Постельное белье с рисунками из индийского трактата мы одни в России выпускаем.

Мимо пыхтящих сушильных машин и огромных бобин с неотбеленным полотном идем с нашим консультантом смотреть швейное производство.

— Мы сами за “Камасутру” вряд ли бы взялись, — говорит на ходу Ирина Сухова. — С предложением выпустить большую партию эротического постельного белья пришли к нам молодые ребята — коммерсанты. На простынях, наволочках и пододеяльниках они хотели видеть скульптурные изображения древнего индийского храма. Но мы решили пойти дальше...

Рисунки на необычной ткани поручили сделать выпускнице текстильной академии — художнице Светлане Лузиной. Камасутру — книгу, написанную во втором веке до нашей эры на санскрите врачом Ватсьяяном, — она нашла только в научной библиотеке. Описание скульптурных изображений храма “Черной Пагоды” пришлось собирать и вовсе по крохам из разной литературы. Из всех картинок о “наставлениях в любви” художница выбрала самую пуританскую...

— “Древнее искусство любви” мы хотели подать ненавязчиво, — говорит Ирина Станиславовна. — На ткани сплетение человеческих тел не должно было бросаться в глаза. Зато скульптурные изображения на храме отличаются разнообразием. Есть фрагменты, именуемые “Сезам, отворись”, “Гончарный круг”, “Кенгуру”...

— А как соотносятся с эротическими изображениями колонны, круги, шестиконечные звезды и лотосы на ткани?

— Колоннами украшен древний храм любви, переплетение геометрических фигур — взаимопонимание людей различных психологических типов, звезда Давида означает любовь, благословленную Богом, лотос — священный цветок, символизирующий женское начало в искусстве любви. Орнамент из шести вертикально расположенных лотосов обозначает блаженство. Девятилепестковый лотос — это символ человека; когда у цветка двенадцать лепестков — это символ Вселенной, пять — символ чувств и мистерий. Раскрытые и закрытые лотосы использовались, между прочим, и при оформлении некоторых станций Московского метрополитена.

— Рисунок на ткани выдержан в холодных тонах, а почему вы не использовали самый сексуальный цвет — красный?

— Для постельного белья красный — слишком агрессивный цвет, — горячится энергичная Ирина Станиславовна. — Я сейчас вас к главному колористу отведу.

— Рисунок на ткани — это авторская работа, — говорит Татьяна Михайлова. — Художник выбрала фиолетовый цвет, который символизирует таинство, синий — преданность, голубой цвет — цвет безоблачного неба, чистоту. Выпускаем мы ткань “Камасутра” и в более теплых — золотистых тонах.

В пошивочном цехе впору оглохнуть. На вопрос: каково шить эротическое белье, сплошь усеянное символами? — мастер, смеясь, говорит: “Наши швеи видят только изнаночную сторону ткани”.

— Замечаем и отмечаем каждую ткань, которую строчим, — возмущенно возражает швея Галина Блохина. — Мало того, каждой из них даем свое название. Есть у нас ткань “Красота”, “Нежность”, а также “Линолеум” и “Паркет”. А на “Камасутре” сейчас половина города Иванова спит...

— Как только партия “Камасутры” пошла, я сшила из “самого главного фрагмента” носовой платок для мужа, — рассказывает швея Анастасия Осипова. — Принесла домой, благоверный глянул — сразу бутылку вина из загашника достал, музыку включил... Теперь романтический ужин у нас в семье “Камасутрой” называется.

— Ну уж не знаю, — вступает в разговор швея Алена, — зачем нам эти эротические картинки, если мужиков рядом нормальных нет?

Делится впечатлениями от необычной сексуально заряженной ткани и мужская часть работников текстильного комбината.

— Рождаемость по России низкая — мы, выпуская эротическую ткань, ее поднимаем. Хотя лично мне все равно, на каком белье спать, но жене вот простыни и наволочки с “Камасутрой” понравились, — заметил один из рабочих.

— Какую только ткань не выпускаем, — говорит художник Сергей Чеботарев. — Недавно, например, поступил в продажу комплект постельного белья с черно-белой графикой. В рисунке использовали африканскую наскальную роспись и танцующих зебр итальянского художника Вазарелли. А у вас свет клином сошелся на “Камасутре”... — говорит, жестикулируя дымящей сигаретой, художник.

— Да что о “Камасутре” говорить, — неожиданно вмешивается в разговор охранник. — Ей нужно отдать всю глубину души и пороки своего тела...






    Партнеры