МОСКВИЧИ ЗАБЫЛИ, ЗА КОГО ПЬЮТ

9 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 128

Вот и отметили мы Великую Октябрьскую. Кто как. Каждый по-своему. А репортер “МК” окунулся в самую гущу событий: слился с колонной демонстрантов, которая под красными флагами, с лозунгами и транспарантами, прошествовала по Москве от Октябрьской площади до Театральной. В этом году по центру столицы прошла небывало многолюдная манифестация левых сил. В ней приняло участие удивительно много молодежи. Впрочем, подавляющее большинство юных демонстрантов мало что знало о революции и ее героях.

У корреспондента “МК” состоялся любопытный диалог с 10-летним Женей, гордо несущим красное знамя с серпом и молотом:

— Скажи, а ты знаешь, где находится “Аврора”?

— Конечно. А кто это?..

Но далеко не один “пионер” Женя митинговал, не зная за что и против кого.


Вот 25-летний Виктор несет транспарант с портретом товарища Че и уверяет, что плотно стоит на позициях троцкизма. Однако кто такой Рамон Меркадер (убийца Троцкого) — он не знает. Зато идейно подкован:

— История социализма закончилась вместе с выдворением нашего вождя, Льва Давидовича, из СССР. Все остальное — пропаганда Сталина и вообще еврейские штучки...

Больше того, из десятков опрошенных мной только одна женщина постбальзаковского возраста смогла вспомнить, кому принадлежит сакраментальное: “Караул устал!” А ведь знаменитое выражение матроса Железняка должен знать каждый человек, претендующий на политическую подкованность.

Продвинутое поколение в лице Нади, первокурсницы МГУ, пришло на революционное торжество с шумной компанией юных ленинцев:

— Кто такой Ленин? Ну вы даете!.. Он доказал всему миру, что Россия — это передовая держава. Когда?.. Ну, это все знают: в 1918-м.

— А число не помните?

— Помню-помню, как раз 7 ноября.

— А может, 25 октября?..

— Не, точно, дело в ноябре было.

“Наше дело правое!” — то и дело раздавалось в пути из многочисленных громкоговорителей.

— Какое же оно правое, когда оно левое?! — крикнул праворадикал, продающий из-под полы черносотенную газету.

— Мой кумир — это Столыпин. Он бы Ельцину показал!

— А что именно показал бы?

— Галстук!..

Про столыпинские галстуки пели и многочисленные барды, лирично призывавшие строить по всей стране виселицы для либералов. Однако многие демонстранты забыли фамилии не только деятелей лет минувших, но и почти не ориентировались в политиках нынешних.

— Как зовут нашего премьер-министра?

На этот мой вопрос умудрились не ответить все. Хотя варианты звучали самые разные: от Сан Саныча до — чаще всего — Михал Иваныча.

Но рекорд политнепросвещенности поставили сочувствующие демонстрантам прохожие, у которых мы с фотокором спрашивали дорогу к Смольному. Из десятка опрошенных только двое отправили нас в Санкт-Петербург. Остальные показывали руками в разные стороны.

Таким образом, мы выяснили, что за 85 лет, прошедших с Великой Октябрьской социалистической революции, сограждане напрочь забыли все: и имена, и даты, и памятные места некогда славного пути. Но праздновать не перестали.

* * *

Коммунисты довольны. Главный итог празднования 7 ноября — это появление у них нового повода для критики президента Путина. Выяснилось, что запрет шествия по Красной площади, на которое так надеялись левые, исходил не от кого иного, как лично от главы государства.

Как уже писал “МК”, прохождение по Красной площади коммунистам запретили потому, что на Васильевском спуске должны были устраивать свою акцию “Идущие вместе”. Таков был официальный повод. Но истинная причина, судя по всему, заключалась в другом: власти не хотели, чтобы оппозиционные лозунги звучали у стен Кремля. Впрочем, еще вечером 5 ноября коммунисты надеялись на лучшее. Обещали даже, что Зюганов дозвонится до Путина и поставит вопрос о шествии ребром. “Разборки” предстояли 6 ноября. А накануне вечером красные лидеры наслаждались концертом в честь 85-летия Октябрьской революции. Дело было в ДК ЗИЛа...

Пока шел концерт, в холле ДК продавали всякую всячину: кассеты с патриотическими песнями, книжки про Брежнева и Сталина, произведение “Досье на президента Путина и его спецслужбы”. В ассортименте были представлены и значки: тут тебе и Владимир Ильич, и Иосиф Виссарионович, и значок с изображением Анпилова, и строгого вида Альберт Макашов. Стоят значки дороговато: Ленин — 60 рэ, Сталин в головном уборе — 65 рэ, без головного убора и в кресле — 45 рэ, значок Макашова в золотом ободке — полтинник, без золота — 45. Народ на сурово взирающие со значков лица не клевал. Зато я купила себе Ильича, чем привела приунывшую было тетеньку в большой восторг.

...В зрительном зале бушевали страсти. “Нет такой крепости, которую бы не взял социализм!” — кричал со сцены некий ветеран, и аудитория поддерживала его криками “ура!”. “Мы никогда не согласимся, чтобы 7 ноября назывался Днем примирения и согласия”, — категорическим тоном заявил глава Московского горкома КПРФ Александр Куваев. Бурные аплодисменты. Геннадий Зюганов во время концерта вообще расцвел. Обычно суровое лицо генсека разрумянилось, на губах бродила мечтательная улыбка. “Огней так много золотых на улицах Саратова, парней так много холостых, а я люблю женатого”, — подпевал Зюганов ансамблю “Бабье лето” и кричал “браво” парню-балалаечнику...



* * *

А на следующий день был скандал. Коммунисты, все еще мечтавшие прошествовать по Красной площади, беспрестанно звонили в Кремль и требовали “отказную” или “согласительную” бумагу, подписанную компетентным лицом. И допросились. “К нам пришел сотрудник ФСО и принес документ, запрещающий шествие по Красной площади, — рассказал “МК” зампред ЦК КПРФ Иван Мельников. — Мы когда на эту бумагу взглянули, не поверили своим глазам: это был оригинал поручения Путина коменданту Кремля Стрыгину. Документ гласил: “Проведение депутатами Госдумы от фракции КПРФ шествия по Красной площади не разрешаю. Доведите это решение до сведения заинтересованных лиц”. И печать: “Подлежит возврату в канцелярию президента”. Через пять минут, по словам Мельникова, недавний визитер позвонил коммунистам и попросил бумагу вернуть: дескать, перепутал и принес не то, что было нужно. Но левые уже успели снять ксерокопию... Взамен путинского поручения им вручили “отказную” бумагу, подписанную уже комендантом Кремля.

В итоге коммунисты решили не нарываться, идя на Красную площадь без разрешения. Так что потрясти свеженарисованным лозунгом: “Путина — в отставку!” — чуть ли не под окнами президентского рабочего кабинета не удалось... Но стоит ли говорить, что попавшую к ним по ошибке бумагу коммунисты захватили на митинг и там ею гневно потрясали. “Тряска” сопровождалась криками: “Позор, позор!” “Боится оппозиции наша власть”, — удовлетворенно сказал корреспонденту “МК” Геннадий Зюганов...



* * *

По оценкам милиции, на шествии и митинге левых сил присутствовало около 5 тыс. человек. Но были и некоторые мелкие политобъединения, которые устраивали самостоятельные акции. Так, незадолго до прихода на Театральную площадь коммунистов там был этакий винегрет: слева митинговала Российская коммунистическая рабочая партия, справа — монархисты. Первые агитировали за советскую власть, вторые молчали и держали лозунги про преимущества монархии. Народ не обращал внимания ни на тех, ни на других, предпочитая обсуждать злободневные вопросы. “Басаев — это президент Чечни, — доказывал подвыпивший мужик. — С чеченцами надо вести переговоры”. “Не надо, потому что Чечня напала на Россию”, — не соглашался другой. “Да не Чечня это была, а таджики”, — парировала какая-то тетя. “Мы все бараны”, — делая ударение на последний слог, обреченно заметил пожилой человек. В конце концов спорщики чуть не вцепились друг другу в горло. Что же касается самого митинга левых, то там ничего принципиально нового сказано не было. Зюганов в очередной раз пообещал сформировать “правительство национальных интересов”, отругал правительство и проехался по процветающей в стране порнухе. А некая женщина из числа выступающих посетовала в микрофон: “До чего же дошла эта власть, если она понуждает молодежь к безопасному сексу...” Чем не угодил женщине безопасный секс, никто так и не понял. Возможно, дама просто не знает, что это такое...






    Партнеры