КЛОУН В ПАПАХЕ

12 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 167

“Официальная власть Чеченской республики Ичкерия ведет собственное расследование по факту захвата заложников. Разрабатываются мероприятия по предотвращению подобных эксцессов в будущем”.

Эти удивительные слова — из заявления Масхадова, опубликованного вчера на сайте чеченского сопротивления. В первый момент они вызывают оторопь. О чем здесь речь? Какое расследование? Басаев, первый соратник и сподвижник Масхадова, который на всех съемках последнего времени сидит от него по правую руку, уже неделю назад признал, что “Норд-Ост” — его рук дело.Или, может, Масхадов не верит Басаеву и полагает, что тот решил присвоить себе чужой “подвиг”, поскольку ему не хватает собственной славы?

Уже и не знаешь, то ли смеяться над этим заявлением, то ли возмущаться. Чего там расследовать, вон у тебя мужик без ноги сидит, возьми его да арестуй. Разработай, понимаешь, мероприятия по предотвращению...

Конечно, понятно, что Масхадов стремится любыми путями “отмыться”, снять с себя ответственность за террористический акт. Понятно, что ему нужно остаться чистеньким. Ведь если он причастен к терактам, никакая миролюбивая международная общественность уже не будет его защищать, не будет настаивать на том, что переговоры нужно вести именно с ним.

Необходимо убедить миролюбивую общественность в том, что он-то сам, в сущности, очень хороший человек, который придерживается “известного правила: все, что является нравственным злом, является злом и в политике”.

Но кто поверит этим ангельским словам после того, что уже было сказано и террористами, и самим Басаевым? Кто поверит, что Масхадов был против теракта, что теракт готовился у него за спиной и вопреки его воле? Наверно, теперь даже у самых наивных правозащитников должна иссякнуть вера в добренького Масхадова, не приемлющего “покушения на естественные неотчуждаемые права невооруженных граждан”.

...Да, чем дальше, тем труднее становится Масхадову обманывать миролюбивую общественность. Тает число сочувствующих, как снег на ярком солнце. Но главное вот что: из-за этого он очень плохо выглядит в глазах своих же чеченцев. Он необратимо превращается в комическую фигуру. Ведь в Чечне тоже все понимают, что он обманывает, изворачивается, пытается выскользнуть из ловушки, которую сам себе расставил. Все видят, как он демонстрирует, что называется, “немужское поведение”. А люди там очень чутко реагируют на такие вещи...

Честнее было бы ему признать, что да, знал о теракте. В Чечне о нем бы лучше думали... Впрочем, сам Масхадов, похоже, не очень-то озабочен тем, что о нем думают рядовые чеченцы. Ему гораздо важнее правозащитники и международная общественность, чем свои собственные соотечественники, по которым каждый теракт ударяет ответной волной — безжалостной и беспощадной.




Партнеры