ГУРЧЕНКО “ЗАЖГЛА” ВЕЛИКИИ НОВГОРОД

12 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 154

Великому Новгороду в очередной раз крупно повезло: открытый российский фестиваль кинокомедий “Улыбнись, Россия!”, придуманный и вот уже третий год подряд проводимый здесь режиссером Аллой Суриковой — бессменным президентом фестиваля, собрал совершенно фантастическое “созвездие” отечественных актеров и режиссеров. По сложившейся уже традиции фестиваль проходил в ноябрьские праздники — с 6 по 9 ноября: по 7—8 картин каждый день, тематические киновечера, пышные церемонии открытия-закрытия и звезды, звезды, звезды — как на экране, так и на тихих улочках старого городка.

Первый день вновь прибывшие посвятили по большей части знакомству: кто с городом (пешую прогулку совершили мультипликатор Гарри Бардин с композитором Владимиром Дашкевичем, автомобильную — Михаил Ульянов); кто с тамошней ресторацией (Александр Панкратов-Черный, например, запросил в ресторане гостиницы перво-наперво “фронтовые” сто грамм: “и не в лицо, а в рюмку”). А уже вечером все без исключения встретились на праздничном ужине в честь знатной именинницы — первый день фестиваля, как обычно, “случайно” совпал с днем рождения его президента Аллы Суриковой. Новгородские красавицы из фольклорного ансамбля закружили столичных артистов своими хороводами, которые перешли в череду нескончаемых поцелуйчиков. В игре “Как тебя зовут?” игравшие вставали друг напротив друга, называли себя по имени, выпивали по стопарю и чмокались (наиболее активно подставляли губки Ольга Кабо, Ирина Розанова и Виктория Толстоганова). Затем играли в дрему: сидевшая на корточках в центре общего круга кинозвезда сама выбирала себе жертву для лобзания, превращая таким образом ее в очередного “дрему”. Еще хоровод народных и заслуженных по команде “стоп!” делился по трое, а на не успевших вцепиться мертвой хваткой в двух своих сотоварищей надевали шутовской колпак с рожками и объявляли козлом (чаще других им оставался Николай Караченцов). Закончилось же всеобщее веселье под топот каблучков Ирины Розановой, Яны Поплавской и Натальи Егоровой, зашедшихся в неистовой народной пляске.

В этой шумной развеселой компании наш прославленный актер Михаил Ульянов со стороны казался порой совершенно инородным телом. Почти всегда один, практически ни с кем не разговаривает…

— Михаил Александрович, не скучаете здесь? — подлавливаю в холле нашу кинолегенду.

— Нет, — следует предельно сухой ответ. — Я просто отдыхаю.

— Вы, насколько известно, нечастый гость на подобных фестивалях. Почему?

— Ну, во-первых, я все время бываю занят. А потом, честно говоря, не очень-то я люблю все эти собрания артистов. Они здесь, как правило, ведут себя чересчур экспрессивно. Это всего лишь второй в моей жизни кинофестиваль. Первый был в Венеции.

— И где лучше?

— Ха-ха, может, и здесь. Меня тут вчера свозили на экскурсию — впечатления самые наилучшие. Чистенький, очень аккуратный город. Из машины я, правда, не выходил — с ногой сейчас не все ладно. Но вот сегодня поедем на встречу с новгородским владыкой, может, на обратном пути в церковь какую зайду.

— А с кино у вас какие планы связаны?

— Нет. Сейчас мне, жив-здоров буду, стукнет 75. Юбилей не юбилей, но готовимся.

К официальному открытию подтянулись и другие кинолюбимцы: Алексей Булдаков и Армен Джигарханян. Но Армен Борисович только и успел сфотографироваться на память с персоналом гостиницы, раздать добрую сотню автографов и тихо-мирно удалиться в тот же день, что и прибыл.

— С чем связан ваш поспешный отъезд?

— Знаете, я очень люблю Аллу Ильиничну и дружу с ней. Снимался у нее в двух картинах. Должен был сыграть и в третьей — “Человек с бульвара Капуцинов”, но заболел. Она позвала на открытие, я и приехал, но… Аркадий Райкин мне сказал однажды замечательную фразу: “Одна из важнейших особенностей нашей профессии — закон сохранения эмоций”. Может, я и не прав, но боюсь, все эти тусовки нас выхолащивают. Хотя… людей многих увидел: Гарика Бардина, великого, на мой взгляд, мультипликатора, Люду Максакову, Михал Александрыча Ульянова.

И вот день закрытия. С утра в холле “Волхова” царит нездоровый ажиотаж. Только и слышно: “Гурченко не видели?” А вот и она: как всегда, сияющая, воздушная, в элегантной бежевой шубке, с ярким макияжем и осиной талией в двухладонный обхват. Что она тут устроила! “Рио-Рита” и песни из “Карнавальной ночи”, рассказы о чудаковатых поклонниках и знаменитое “Людк, а Людк…”, нарочито кокетливое выставление ножки для местных фотографов и прыжок со сцены в объятия замминистра культуры Александра Голутвы. В общем, Людмила Марковна “зажгла”, завершив свое выступление фразой, которая буквально взорвала зал: “Обидно, что я уже никогда не сыграю маленькую Веру. Но, может быть, какую-нибудь интертетю, экстравагантную бабу Веру я для вас рвану обязательно!”

В номинации “Самый зрительский фильм” для телекартин выиграл “О’кей” режиссера Олега Фомина. Из художественных фильмов главный приз достался сразу двум: “Башмачник” Владимира Зайкина и “Упасть вверх” Сергея Гинзбурга (кстати, мужа Яны Поплавской, которая в компании Матвея Ганапольского и вела заключительный вечер) и Александра Стриженова.

— Алла Ильинична, – спрашиваю Сурикову, – ваши симпатии были на стороне какой картины?

— Вы знаете, объективно, как ни странно, из того, что я видела, ближе всего к жанру как раз фильмы-победители. Володя Зайкин, режиссер “Башмачника”, мне кажется одним из самых интересных комедиографов сегодня. К тому же он молодой. Сейчас молодые режиссеры не очень-то хотят снимать комедии.

— Может, сегодня комедии никому уже не нужны?

— Еще как нужны. Надоели уже убивашки, страшилки и ужастики. Люди хотят просто отдохнуть в кино. Другое дело, комедия должна быть еще и зрелищем. Нужны шикарные трюки, замечательные шутки, талантливые актеры — и все будет замечательно.





Партнеры