КРОВАВЫЙ ВЕТЕР НОРД-ОСТ

12 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 205

Концерты “Мировые мюзиклы в гостях у “Норд-Оста”, запланированные до трагедии в Дубровке, состоялись в объявленные сроки в концертном зале “Россия” под другим названием — “Норд-Ост”, мы с тобой”. И хотя программа почти не изменилась, дух концерта преобразился: получился реквием с мощным мажорным аккордом в финале.

У “Норд-Оста” реально вырисовываются три перспективы. В декабре намечаются гастроли по России. Это будет полуконцертный вариант спектакля — отдельные номера, нанизанные на сюжетную канву, элементы декораций, костюмы. Кстати, с последними — проблема. Даже к концертам в “России” костюмы (в спектакле их 380) пришлось кое-как компоновать из того, что сохранилось. В трагические дни с 23 по 26 октября многие платья пошли на банальные тряпки. Гимнастерки летчиков, в которых актеры-заложники, участники роковой сцены, прерванной террористами, просидели в зале трое суток, пропахли потом и пришли в негодность. Очень переживали из-за пропавшего уникального платья секретарши — ярко-желтого цвета с гигантскими цифрами на ткани. Но накануне концертов в “России” прокуратура вернула его нордостовцам в целости и сохранности.

Вторая перспектива — восстановление спектакля в театральном центре на Дубровке. Как ни противятся этому души многих актеров, и прежде всего продюсера и автора мюзикла Георгия Васильева, пережившего весь ужас роли заложника, другого выхода нет. Уже вовсю ведутся работы по реконструкции театра: меняют полы, кресла, обшивку стен, перекраивают оркестровую яму, превращенную в дни захвата в отхожее место. Впрочем, здание — это далеко не все. Требуется восстановить безнадежно испорченное оборудование. Например, сам знаменитый бомбардировщик практически не пострадал, но двигающие его механизмы повреждены. И подсчет убытков еще не завершен. Правительство обещает помощь. Минкульт даже озвучил цифру — 3 миллиона рублей. Пока лишь озвучил. В СМИ прошла информация о 2 миллионах долларов частных пожертвований. Однако они тоже пока существуют лишь на страницах СМИ. При благоприятном стечении обстоятельств спектакль можно начинать играть на Дубровке в середине января.

Третья ипостась “Норд-Оста” должна реализоваться в выездной версии спектакля. Играть его планируют в России в больших городах стационарно — по 2—3 месяца на одной площадке. Пока это планы.

А реально “Норд-Ост” предстал перед публикой в концертном зале “Россия” в минувшие выходные дни. Зал — битком. В едином порыве публика встает, когда нордостовцы выходят на сцену. Встает, когда доктор Леонид Рошаль возлагает цветы к восьми пустующим стульям в оркестре — в память погибших музыкантов. Встает, когда Иосиф Кобзон поет свеженаписанный “Реквием”, в котором говорится о “кровавом ветре” и “черных людях”. Публика плачет, когда на экране, запечатлевшем облетевший весь мир страшный брэнд мюзикла — гигантский плакат на фасаде театра с зияющей дырой посредине, — появляются фотографии погибших детей. Публика не сдерживает слезы, слушая странный, прерывистый, конферанс Георгия Васильева: ведь он не просто ведущий, не просто продюсер и автор — он был т а м.

Тематика недавних событий, согласно сценарию, вплеталась в концерт. Актер Андрей Богданов вспоминал, что именно он почувствовал и что подумал, когда его со сцены столкнули в зал. Актриса Екатерина Гусева сообщила, что теперь знает, как играть встречу после долгой разлуки. А Лолита, забежавшая в “Россию” со своего мюзикла “Чикаго”, чтобы спеть арию из “Кошек” Уэббера, пожелала всем скорее все забыть. Так история “Норд-Оста” сама становится сюжетом. Участники — героями. Человеческая трагедия превращается в миф.




Партнеры