1441-Е ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

13 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 206

Иракский парламент единогласно проголосовал против резолюции ООН №1441. Резолюция была единственным барьером, сдерживающим на иракских границах 250-тысячную американо-английскую группировку. Теперь США получили свой долгожданный повод начать военные действия. Мировой рынок уже отреагировал на иракский кризис нервными колебаниями биржевых индексов, а политики в Европе вынуждены признать, что Саддам Хусейн обвел их вокруг пальца. В то время как наивная Европа буквально выторговала в ООН для Багдада “мирный мандат”, сам Ирак этот мандат голосованием в парламенте порвал в клочья, поставив миротворцев в глупое положение. Выиграл в итоге один лишь Саддам Хусейн, на которого парламентарии возложили окончательное решение — быть войне или нет. Теперь он один — “спаситель нации”. Но времени у него спасать свой народ или самого себя — всего два дня.


Время для иракского диктатора превратилось в песок. Тот самый, который засыпают в песочные часы. У часов, которые ООН изготовила для Саддама, обратного хода нет. Они одноразового использования. Когда последняя песчинка упадет, а это будет 15 ноября, случится одно из двух: либо багдадскому диктатору придется признать свое политическое поражение, либо вступить в войну.


Совет Безопасности ООН принял резолюцию №1441 единогласно (15:0). Она требует по существу полного и безоговорочного разоружения Багдада. Конкретно 15 ноября Ирак должен принять условия резолюции и дать слово, что будет действовать соответственно ей. Через месяц, 8 декабря, Ирак должен представить полный и точный список своих ядерной, химической и биологической военных программ и развития секретной программы баллистических ракет (“Скад”). Несколько раньше, 18 ноября, Ганс Бликс и Мохаммед эль-Барадеи, руководитель группы инспекторов, отправятся в Багдад с небольшой группой технических экспертов, чтобы создать коммуникационную сеть, лаборатории и транспортные средства. 25 ноября — 8 декабря в Багдад прибудет передовая группа инспекторов, которая начнет проверку на месте. 23 декабря инспектора начнут проверку списка, представленного Ираком. Будут задействованы 80—100 инспекторов. 21 февраля 2003 года — конечная дата, когда военные инспектора должны представить Совету Безопасности ООН свой доклад о проделанной ими работе. И тогда наступит финальное действие иракской драмы. Если Хусейн позволит это сделать.

Жесткий график подпирается не менее жесткими условиями. Хотя резолюция не содержит явного или скрытого “спускового крючка” автоматических военных действий против Ирака, в случае невыполнения им условий Совета Безопасности в ней имеются, так сказать, “крючочки”. Резолюция предупреждает Ирак, что ему предоставляется “последняя возможность” и что если он совершит какие-либо новые нарушения, ему грозят “серьезные последствия” (подразумевается война).

Но пока — время компромисса. Он дался нелегко в результате интенсивного трехмесячного дипломатического маневрирования и был достигнут буквально за несколько минут до начала исторического заседания Совета Безопасности. Сначала госсекретарь США Колин Пауэлл позвонил министру иностранных дел Франции Доминику де Виллпену, который в этот момент был уже в церкви и вел под венец свою дочь. Затем президент Франции Жак Ширак и генеральный секретарь ООН Кофи Аннан позвонили президенту Сирии Ассаду. Ширак убеждал сирийского диктатора, что принятие резолюции №1441 — это последний шанс избежать войны на Среднем (по-нашему — Ближнем) Востоке. “Война будет иметь меньше шансов, если вы поддержите резолюцию, чем если вы проголосуете против нее”, — сказал Ширак Ассаду.

Наиболее драматически выглядели телефонные переговоры Вашингтон—Москва. Поздно ночью в четверг, 7 ноября, Буш говорил с Путиным. Американский и российский президенты нашли общий язык после того, как в текст резолюции были внесены две поправки. В одном ее параграфе слово “or” (или) было заменено на “and” (и). В другом параграфе вместо слова “restore” (восстановить) было вставлено слово “secure” (обеспечить). Речь шла в данном случае о действиях Совета Безопасности в Ираке. Поправки несколько смягчили Москву, Париж и Пекин.

После ночного разговора президентов в четверг уже в пятницу утром, то есть в день голосования резолюции, министр иностранных дел России Игорь Иванов позвонил госсекретарю США Колину Пауэллу и сказал ему, что мистер Путин согласился подняться на борт. (Это не прямая речь российского министра, а интерпретация ее смысла “официальным лицом” в Белом доме.) До этого Иванов совещался с Путиным. А еще раньше Пауэлл — после того, как он вытащил французского министра иностранных дел со свадебной церемонии, — звякнул Иванову и сказал, что сейчас остановка только за его шефом. Иванов пообещал немедленно переговорить с президентом Путиным. “Хорошо? — сказал он и сам же добавил. — Да”. (Опять-таки по данным Белого дома, который пояснил для не владеющих русским языком, что “хорошо” означает по-английски “о’кей”.)

В итоге все пятнадцать членов Совета Безопасности ООН, включая пять его постоянных членов, обладающих правом вето, единогласно приняли резолюцию №1441 по Ираку.

Резолюция №1441 прижимает Ирак к стенке. Поле его маневрирования сократилось, как бальзаковская шагреневая кожа. Попал в первую очередь между молотом и наковальней и сам иракский диктатор Саддам Хусейн. По мнению некоторых арабских дипломатов в ООН, в Саддаме, несмотря на “забористый характер”, верх возьмет инстинкт самосохранения и он “проглотит унижение”. “Он согласится на сотрудничество, у него нет иного выбора, и ему негде будет спрятаться”, — сказал один из арабских послов. “Глотать” Саддаму, видимо, придется солидно. Если он отреагирует начистоту, ему придется признаться в том, что он лжец, что он прятал свои секретные военные программы в бункерах-тайниках, подземных пещерах и мобильных лабораториях, как утверждают западные разведывательные источники. Такое признание — непомерный груз для любого главы государства, а тем более для абсолютного диктатора, имидж которого зиждется на иллюзии его непогрешимости, на мифе его непреклонности перед любым соперником.

Президент Буш в своем выступлении после голосования в Совете Безопасности дал понять, что он не намерен “слезать” с Саддама. Окруженный репортерами в розовом саду Белого дома, президент сказал: “Принятая сегодня резолюция ставит Ирак перед испытанием — финальным испытанием. Его сотрудничество должно быть немедленным и безоговорочным, иначе ему придется столкнуться с тяжелыми последствиями”.

Буш пошел в своем выступлении дальше духа и букв резолюции №1441. Он дал понять, что если Ирак не выполнит всех детализированных требований этой резолюции, если его данные не совпадут с данными инспекторов и западных разведок, то тогда Соединенные Штаты обвинят его в “материальном нарушении” решений Совета Безопасности. Формула “материальное нарушение” (“material breach”) носит зловещий характер. Она синоним casus belli — причины для начала войны. Ведет свое начало эта формула еще с соглашения о прекращении огня 1991 года после войны в Персидском заливе. По этому соглашению Ирак был обязан полностью разоружиться, а нарушение этого обязательства, выраженное словами “material breach”, означало автоматическое прекращение соглашения о прекращении огня, то есть возобновление военных действий.




Партнеры