“НОРД-ОСТ” — ВОССТАНОВЛЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ?

15 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 478

Двести работников мюзикла “Норд-Ост” получили уведомление об увольнении. Случай для российского театра беспрецедентный, не делающий теперь разницы между государственным и частным предприятием. По словам генерального продюсера Георгия Васильева, к началу будущего года армию безработных может пополнить и вся команда “Норд-Оста”.


— 327 человек — это списочный состав всех наших сотрудников, — говорит Георгий Васильев. — Часть из них работали по трудовым договорам, а часть — по договорам-подрядам. Срок действия последних закончился 1 ноября и в силу сложившихся обстоятельств не был продлен. Это договоры-подряды в первую очередь актеров и музыкантов. 200 человек — технические службы, коммерческие, костюмеры, гримеры, капельдинеры и другие — письменно предупреждены о том, что срок действия их договоров истекает 2 января 2003 года.

Мы очень надеемся на помощь от Министерства труда. А для этого все сотрудники должны быть либо уволены, либо получить уведомление. Если в течение двух месяцев мы не сможем найти средства на восстановление “Норд-Оста”, то увольнение станет абсолютной реальностью.

— Значит, до 2 января люди будут получать зарплату? И в каком размере она сохранится?

— Да, два месяца мы будем платить совместно с Министерством труда только часть ставки.

— Сколько нужно денег на восстановление “Норд-Оста”?

— Я хотел бы уточнить: речь идет о восстановлении московского спектакля. Для так называемой передвижной версии, можно сказать, деньги есть: фонд “Открытая Россия” уже выделил нам 2 миллиона долларов. И это не спонсорская, а в чистом виде благотворительная помощь. А вот для московского мюзикла пока средств нет. Мне трудно назвать точную цифру до тех пор, пока наши службы не поняли весь ущерб, нанесенный оборудованию спектакля. Сегодня можно говорить, что нужно примерно 0,5 или 1 миллион долларов. Если мы их не соберем, бессмысленно начинать “Норд-Ост”. Лучше потратить перечисленные деньги (в частности, от Русского банка развития мы получили 3 миллиона рублей) на помощь пострадавшим людям. Мы обращались и обращаемся с просьбой ко всем жертвователям: указывать, на какие цели должны пойти их деньги — спектаклю или людям.

— Насколько мне известно, через полтора года со дня премьеры “Норд-Ост” должен был начать приносить вашей компании “Линк” прибыль. Вы отыграли только год. Вы же можете использовать заработанные деньги на восстановление московской версии?

— Я не знаю, откуда у вас такая информация. Мюзикл еще не расплатился с долгами. Механизм возврата действовал такой: мы зарабатывали на ежедневных спектаклях и возвращали долги кредиторам. Сейчас этот механизм разрушен. Компания “Линк” стала жертвой военных действий.

— Понятно, что платить должны не вы, а страховая компания, которая страховала ваши кредиты.

— Коммерческие и политические риски в России не страхуют. И ничего здесь застраховать было нельзя. Единственным гарантом в таких условиях является государство.

— Многие люди боятся идти в театр. Возвращаете ли вы деньги, хотя ни в каких документах возврат денег зрителям при форс-мажорных обстоятельствах не предусмотрен?

— Нам было бы проще сказать, что не мы виноваты в этом форс-мажоре и не обязаны отдавать деньги. Но мы уже начали возвращать деньги за билеты, хотя просим зрителей не сдавать их, потому что не теряем надежды на восстановление спектакля.

— Вопрос принципиальный: вернется ли “Норд-Ост” во Дворец культуры ГПЗ на улице Мельникова?

— У нас нет другого выхода. Я беседовал и с Лужковым (мэрия уже реконструирует здание), и с президентом, и с вице-премьером Валентиной Матвиенко — они настаивают на том, чтобы мы играли именно там. Я согласен, но нужна социальная реабилитация этого места и спектакля. Нам придется поменять дизайн, стиль рекламы, логотип и все, что окружает спектакль.

Например, в зале есть место, вызывающее ужасные ассоциации, — оркестровая яма. Мы хотим снести барьер, отделяющий яму от зала, для того чтобы во время увертюры между зрителями и музыкантами не существовало видимого барьера, и только потом, по ходу представления, снизу поднимется что-то вроде бортика. Это дополнительные затраты, на которые необходимо пойти.

— Есть ли отказы от участия в “Норд-Осте” артистов, переживших ужас захвата?

— Есть уже отказы — в оркестре, хотя, видимо, будут и в труппе. Но есть и обратные примеры — пока о них не хочу говорить.




Партнеры