В ГЛАВНОЙ РОЛИ — ПЕРЕЕЗД

19 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 158

Вчерашний день, похожий на все предыдущие нехорошей ноябрьской грязью, можно смело назвать днем МХАТа. Именно вчера целый день здесь отмечали 100 лет с того исторического момента, как Художественный театр перебрался из сада “Эрмитаж” в Камергерский переулок.

Это только ленивые и нелюбопытные думают, что МХАТ всегда был в Камергерском, а Камергерский так и назывался со дня появления на карте Москвы. Ничего подобного. Узкий переулок, отходящий от Тверской, который ведет свое начало с XV века, сначала назывался Егорьевским, потом — Газетным, потом — Старогазетным и снова Газетным. И только в 1886 году получил наименование Камергерский, потому что в начале и конце его находились дворы двух особо важных и чтимых в Первопрестольной камергеров — Голицына и Стрешнева.

А МХАТ — он начинался скромно, с аренды здания у дома Щукина, где теперь располагается театр “Эрмитаж” в одноименном саду. Вчера с утра здесь наблюдалось паломничество из мхатовцев, эрмитажевцев, театральной общественности и просто преданных театралов: Олег Табаков со товарищи на святых стенах открыл мемориальную доску в честь стартовой площади своего МХАТа.

— Такие безумцы еретики-мессии, как Станиславский и Немирович-Данченко, появляются раз в сто лет, — сказал, открывая доску, худрук Художественного. — Но они все сделали по-человечески: сначала посидели в ресторане. Человеческий потенциал их акции столетней давности настолько хорош, что, несмотря на смену формаций, дело все равно живет. Пример — наш последний спектакль “Терроризм”.

Старт длился до тех пор, пока Станиславский со своей командой не перебрался в Камергерский переулок, в новое здание, перестроенное специально для Художественного театра Саввой Морозовым — капиталистом и высокоодаренной художественной натурой.

Почему выбор пал на Камергерский и на бывшее здание Лианозовского театра? Об этом, собственно, и повествует уникальная выставка, развернутая в фойе МХАТа, которая так и называется: “Переезд МХАТа в Камергерский. 100 лет”. По линялым снимкам можно проследить судьбу уникального здания и его обитателей. Здесь располагались:

— дом надворного советника Римского-Корсакова, которого Кредитное общество объявило несостоятельным должником, и дом был продан почетным гражданам Лианозову и Степанову;

— Лианозовский театр (трехэтажный зрительный зал, во дворе новое трехэтажное здание для сцены и продолжение зрительного зала);

— Частный театр Федора Корша;

— Частная русская опера Мамонтова;

— Новый драматический театр Елизаветы Горевой по прозвищу Маленький Петр Великий, прорубивший второе русское окно в Европу.

Это здание знало громкие имена, высокое и низкое искусство. Ниже всего театр в Камергерском “пал” в 1891 году, когда здесь открылся частный эстрадный театр Шарля Омона, который в Москве иначе как “вертепом разврата” не называли. Силами возмущенной общественности в 1902 году очаг безнравственности был закрыт.

— МХАТу было тесно в “Эрмитаже”, — рассказывает директор музея МХАТ Ирина Корчевникова, — поэтому встал вопрос о переезде. Савва Морозов нашел дом в Камергерском и, пока мхатовцы гастролировали в Питере и репетировали “Мещан”, развернул строительство. Архитектор Шехтель безвозмездно за три летних месяца сделал проект перестройки. Финансировал все Морозов.

Да, гениальный был человек, и неизвестно, как сложилась бы судьба объекта национального достояния и предмета гордости России за рубежом, если бы не этот плотный, всегда коротко стриженный господин. Мало того, что он 300 тысяч рублей выложил на строительство, он, пока шли работы, жил на стройке в маленькой комнатке с конторкой. Он из-за границы привез световое оборудование, сделал вращающуюся сцену, когда крутился не только пол, но и целый этаж под сценой со всеми люками и механикой. Пафосных лозунгов над стройками в духе “взвейся-развейся” тогда не писали, но негласно, по велению сердца и благородный бизнесмен Морозов, и гениальный идеалист Станиславский руководствовались принципом: “Все для искусства и актеров, тогда и зрителю будет хорошо в театре”. 25 октября 1902 года состоялась премьера “Мещан” в новом доме Художественного театра.

Это было в прошлом веке. А 18 ноября XXI века МХАТ открыл доску на “Эрмитаже”, снялся на фоне театра в Камергерском, а вечером вручил своих металлических чаек лучшим людям Художественного.




Партнеры