ФУТБОЛ КАЛЕЧИТ, ФУТБОЛ И ЛЕЧИТ

20 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 259

12 октября был сорван матч футбольных сборных Грузии и России: на тбилисской арене погас свет. На стадионе тогда присутствовал в числе многих российских граждан заслуженный мастер спорта, чемпион страны 1965, 1969 годов, вратарь сборной СССР 1965—1970 годов Анзор Кавазашвили (и еще одна красная строка в его биографии — 163 матча, сыгранных “на ноль”). Видно, слишком уж переживал Анзор Амберкович срыв той игры — сердце не выдержало: инфаркт.


...В санатории под Переделкином на следующий день после победы “Локомотива” над “Брюгге” знаменитый вратарь встретил нас с улыбкой.

— Сегодня у меня отличное настроение. Прошу поздравить с прекрасной игрой “Локомотив”, Семина, всех-всех-всех болельщиков. Это наша общая победа...

Врачи, конечно, упорно советовали футбол не смотреть. Мол, лишние эмоции мне ни к чему. Но как же футболист может пропустить такую игру?!

— А ты что, до сих пор считаешь себя футболистом?

— А как же! Это на всю жизнь, футболистов на пенсии не бывает. Тем более “Локо” подарил мне море положительных эмоций — после победы чувствую себя значительно лучше.

— Как ты оказался в этом санатории?

— События в Тбилиси меня буквально подкосили. Три года играл здесь за “Динамо”, а переехав в Москву, выступая за “Торпедо” и “Спартак”, постоянно бывал в дорогом для меня городе. И, конечно, очень хотел посмотреть игру наших сборных, повидаться с друзьями.

Не знаю, что это — случайность или провокация, но огромная чаша футбольной арены в темноте — это ужасно, это ощущение кладбища. В моей жизни были и победы, и переживания. Огорчался, ночи не спал, но тбилисские события меня просто шокировали... Заболело сердце. В Москве случился приступ, принял валидол — вроде отошел. Но 17 октября меня сразил инфаркт...

— Ужасно...

— Ничего не ужасно. Да, живем в тяжелое время конфликтов, вражды. Но, к счастью, не все злобствуют. Моя семья и я в эти тяжелые дни ощутили заботу многих людей. Не все — близкие друзья, но их участия не забуду никогда. Мгновенно откликнулись Шамиль Тарпищев, Александр Тукманов, профессор Сергей Миронов, сын нашего великого хирурга Зои Сергеевны Мироновой.

— Где тебя оперировали?

— В Институте кардиологии. Золотые руки и добрейшее сердце — профессор Анатолий Николаевич Сыпко. Он вставил катетер-пружину, который снабжает сердце кровью. Две недели я провел в больнице, а теперь вот восстанавливаюсь в кардиологическом санатории. И здесь попал в руки замечательных специалистов — профессора Игоря Николаевича Староверова и лечащих врачей Екатерины Викторовны Рябыш и Елены Анатольевны Егоровой.

— Ты из газеты сделал книгу благодарностей!

— А что плохого? В России много хороших, добрых людей, и о них нужно говорить, чтобы они были примером для подражания. А не все время талдычить о ворах, проститутках, светских тусовках.

— А вот о семье своей ты ничего не сказал...

— Жена постоянно со мной и в больнице, и в санатории. И дочка Варвара тоже. И теща Татьяна Ивановна, любовь и заботу которой особенно ощутил в самые тяжелые дни. Не знаете, какой дурак про тещу все время такие анекдоты придумывает?




Партнеры