МЛАДШИИ БРАТ БОЛЬШОГО

21 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 594

Почти семь лет Москва клубилась слухами по поводу этой стройки. Взволнованность всех заинтересованных персон от самых что ни на есть “вип” до простых московских театралов бурлила как кипяток. Еще бы! В двух шагах от прославленного Большого театра создавался его филиал. Порой стройка замирала, и казалось, новый театр не родится никогда. Но наконец 29 ноября главный театр страны открывает свой филиал. В этот вечер будет показана премьера оперы Римского-Корсакова “Снегурочка”. Корреспондент “МК” побывал в еще не очень обжитом, но красивом, как праздничный торт, филиале главного театра страны.

Классическая фраза о том, что театр начинается с вешалки, тут не работает. И не потому, что в филиале нет гардероба, а потому, что начинается театр не с него, а с крутых ступенек, ведущих вверх, к главному входу. Ступеньки эти не простые, а с подогревом, поэтому зрители могут смело надевать элегантную вечернюю обувь — поскользнуться на склизкой грязи мокрого камня им не грозит.

Преодолев ступеньки, попадаешь в гардероб и нижнее фойе, где сплошное царство зеленого цвета. Темно-зеленые драпри украшают небольшие гардеробные стойки, декоративные зеленые вазы окружены кашпо с цветами, а десять зеркал готовы захватить в свой плен нарядных зрителей. Здесь нет помпезности, желания свести с ума купеческой роскошью, но есть уют и тихая приятность. Впервые в Москве появилось не просто театральное здание, а театр, стилизованный под старинный театр давних времен, с особой прелестью и праздничной атмосферой.

— А что же теперь будет с Большим театром? — спрашиваю я генерального директора Большого Анатолия Геннадьевича Иксанова. — Раннее говорилось, что после открытия филиала его закроют на реконструкцию?

— Нет, Большой театр не закроется, а реконструкция будет проходить поэтапно, три-четыре месяца в год. И лишь на последнем этапе мы закроемся на год, с января по январь. Это хороший выход из положения, и те, кому дорог театр, подобное решение приветствуют. Ведь, закрыв театр, мы бы навсегда потеряли уникальную труппу и репертуар.

— Когда-то утверждалось, что все спектакли Большого театра смогут идти на сцене филиала?

— Здесь мы столкнулись с большой проблемой. Есть так называемая красная линия, за которую никому нельзя переступать, чтобы не нарушить исторически сложившийся облик Театральной площади. Правда, когда-то ЦУМ за эту черту перешел, выйдя вперед Малого театра, но нам этого сделать не разрешили. Поэтому мы были вынуждены сузить закулисное пространство сцены. Если сцена филиала почти соответствует размерам основной, то кулисы гораздо меньше. И это не позволяет перенести в филиал наши большие, крупномасштабные спектакли: “Лебединое озеро”, “Дочь фараона”, “Турандот”, “Борис Годунов”. Но что касается технического оснащения кулис, то оно на высочайшем уровне.

— Репертуар для филиала у вас уже готов?

— Открываемся мы оперой “Снегурочка” Римского-Корсакова. Это станет первой работой в театре нашего главного приглашенного дирижера Николая Алексеева.Ставит спектакль молодой режиссер Дмитрий Белов. В филиале будут идти: “Любовь к трем апельсинам” Прокофьева, старинная “Жизель”, а среди новых постановок — балет “Светлый ручей” Шостаковича, (хореограф Алексей Ратманский) и опера “Похождения повесы” Стравинского (режиссер Дмитрий Черняков). Сцена филиала может стать замечательным местом, где могут ставить и экспериментировать молодые талантливые режиссеры, хореографы, художники, артисты.

Среди первых экспериментаторов Дмитрий Белов, выпускающий “Снегурочку”. Я поинтересовался у Дмитрия, как ему творится на этой сцене.

— Если говорить об акустике, то еще рано что-то утверждать, насколько она хороша. Это мы узнаем, когда в зал придет публика, — говорит он. — А сам театр? Уже через два дня я чувствовал себя здесь свободно, как дома. Здание лишено агрессии, оно притягивает своим уютом...

Что скажут зрители и станет ли филиал для них домом, пока трудно сказать. Но, расположившись в мягком кресле, я из зрительного зала уходить не хотел. Тем более что под каждым креслом расположен кондиционер и спрятана “дека” для полноценного звукового эффекта. Сиди, смотри на сцену, внимай звуку, а заодно расслабляйся-прохлаждайся.

Но не только креслами славен новый зал, рассчитанный на 900 мест. А еще цветом. Такой свежесалатовый колор не везде увидишь. Хотя не обошлось и без золота, слегка разбросанного по белому дереву. Особая гордость — огромная люстра, заливающая хрустальным водопадом зрительный зал. Это чудо изготовлено в Чехии на фирме “Прециоса-люстра” и весит три тонны. Есть и другая люстра, стрелой пронзающая сверху вниз верхнее фойе театра, она также изготовлена чешскими мастерами. А вот плафон зрительного зала выполнен в России, в мастерских Зураба Церетели. Мастер долго изучал период отечественной культуры, который именуется Серебряным веком, и воспроизвел, увеличив в несколько раз, эскизы костюмов Льва Бакста к оперным и балетным спектаклям. Теперь эти мощные красочные фигуры ведут хоровод под сводами театра. Но Церетели поработал не только на плафоне. В его мастерских изготовлено еще и два занавеса. На одном по темно-зеленому фону выткан российский герб, другой выполнен по эскизам художника Александра Головина.

Что касается технической начинки нового театра, то здесь тоже много всего уникального. Как утверждают специалисты, в театре самое лучшее световое оборудование. Для артистов балета создан специальный пол из сосны, сконструированный так, что дает особую упругость во время танцев. Когда на сцене поет опера, этот пол поднимается и устанавливается около стены, а когда наступает время балета — опускается на сцену. Поднимается и опускается и оркестровая яма. Что позволяет, когда надо, продлить сцену или использовать подъем-опускание как эффектный режиссерский трюк. Но если оркестровая яма вообще не нужна, она убирается, что дает возможность увеличить размер партера на 80 кресел.

Сцена, освещение, кулисы, гардероб... а как же артисты? Не беспокойтесь. Корреспондент “МК” побывал в гримерках и ахнул. Они напоминают современные салоны красоты. Длинные ряды гримировальных столиков, простор, хорошее освещение, у каждого свой собственный шкафчик, а в гримерках премьеров есть даже небольшая ванная комната. И еще одна исключительность нового театра: филиал имеет собственную видеостудию с возможностью выхода в прямой эфир.




Партнеры