АЛАВЕРДЫ ОТ ПЛАНТА

22 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 189

Такого количества лысых людей на квадратный сантиметр площади партера спорткомплекс “Олимпийский” еще не видел… Магически бликующие макушки людей, потерявших последний хаер в борьбе за жизнь, гипнотизировали сидевших на последних рядах трибун. Редкий волосатик с хрипом плющился между телами боевых подруг тех меломанов, чьи отполированные временем черепа могли бы стать украшением любого музея антропологии. Черепа с разной степенью достоверности коряво переводили своим широкостным женщинам слова, звучавшие со сцены… А произносил их тот, кого английская пресса окрестила “полуотставным богом среди людей”… Произносил их сам Роберт Плант…


Его приезда ждали давно. В прошлый раз визиту в Москву помешало серьезное расстройство желудка одного из музыкантов группы (по версии самого Планта). На этот раз поклонники некогда золотоволосого вокалиста легендарного “Led Zeppelin” побаивались, что музыкантов тормознет террористический акт в Москве с захватом заложников. Но Плант далек от политики — во всяком случае, вопрос о его отношении к чеченской войне входил в тройку тем, запретных для журналистов на московской пресс-конференции. Две другие нежелательные темы касались воссоединения “цеппелинов” и возможности исполнения в “Олимпийском” “Лестницы в Небо” (“Stairway to Heaven”), гимна всех старых романтиков и новых язычников.

Вообще-то этот, уже уходящий год богат на рок-события и со знаком минус, и со знаком плюс. К минусам отнесем неприезд к нам Оззи Осборна и “Rammstein”. К плюсам — весенний средневековый ужин Ричи Блэкмора, летний дебош в Тушине Игги Попа, возвращение к истокам рычащей панк-рок-дивы Нины Хаген, мессианство Роджера Уотерса, ноябрьский детский вечерник дядюшки Элиса Купера и вот, наконец, явление мистера Планта со своими хорошо вымуштрованными музыкантами группы “Strange Sensation”… Благодаря этим плюсам огромная коряга рок-н-ролла предстала перед нами со всеми своими сучками и задоринками на все, как говорится, вкусы.

Два последних концерта из перечисленных мною являют собой (на мой субъективный взгляд) два интересных полюса. На одном — самоироничный, милый “чернушник” Купер, по-прежнему берущий за душу старыми хитами типа “Hey Stupid”, “Poison”, “School’s Out”. Его новые творения с двух последних альбомов у большей части нашей публики особого отклика не нашли, хотя мне кажется, что уже само стремление Заслуженного Деятеля американских рок-искусств к новому звучанию и освоению глубин альтернативной музыки заслуживает всяческих похвал.

На другом полюсе нарисовался любимец моей юности, интеллектуал Плант, последняя работа которого с Джимми Пейджем под названием “Walking Into Clarksdale” повергла в глухое уныние. На жирную точку в конце карьеры этот альбом не тянул, а если эта точка тогда и подозревалась, то была она совершенно нежирной. Через четыре года вокалист (Плант) вынырнул с удивительно психоделическим альбомом “Dreamland”, в котором продолжает признаваться в своей любви к этническим музыкальным фенечкам, так отчетливо прозвучавшим на “No Quarter”.

“Скажите, а почему вы взяли у Дилана для альбома именно “One More Cup Of Coffee”?” — спросили мы у певца на пресс-конференции. “Там вполне арабская мелодия…” — ответствовал Плант, прозванный когда-то сэром Персивалем. При первом прослушивании альбом может показаться скучноватым, но когда распробуешь мистические звуки плантовского вокала, общую обволакивающую атмосферу старых, сочиненных и не раз сыгранных другими песен, то оторваться невозможно. Наверное, певец все-таки сумел показать себя таким, каким он мог бы быть, если бы не встреча с Пейджем. “Я жалею о своем прошлом”, — сказал он на встрече с московскими журналистами, чем вызвал наш неодобрительный ропот.

Судя по всему, Плант заключил с Купером негласный пакт о борьбе с попсой, с кусками прыгающего и трясущегося мяса, издающего при прыжках и тряске всякие звуки. Элис под восторженный вопль собравшихся в Лужниках секирой отсек голову Бритни Спирс (не к ночи будет помянута!), а Плант то и дело пинает бедняжку Кайли Миноуг (хотя эта девушка уж точно не самый худший вариант поющей половины человечества) — типа, как у нас Шевчук, который время от времени не отказывает себе в удовольствии метнуть пару какашек в огород солнцеликого Фили Киркорова, или, скажем, “Коррозия Металла”, которая на летнем ЗД-фесте в Лужниках кремировала в знак протеста против содомии чучело Земфиры. Думаю, если бы сим англосаксам предоставилась возможность ознакомиться и с нашими певуньями, то список кандидаток на стебалово резко увеличился бы. Элису не хватило бы чемоданов, чтобы складывать туда майки с надписями “Blestyaschie want me dead” или “Tatu want me dead”, а Плант говорил бы, что для сохранения своих вокальных данных ему достаточно взглянуть на фотографию девиц из “ВИА-Гры”…

Начав концерт с известной всему просвещенному рок-сообществу “Hey Joe” и пустив в зал сандаловый дымок, сэр Персиваль накинул невидимую сеть на души собравшихся. Рыдающих в приступе ностальгии я не видела — видела поющих вместе с полуотставным богом. Лысый (!) барабанщик в ноль снимал манеру игры покойного зеппелиновского Бонзо-Бонэма, гитарист крутился, как безумный дервиш, саунд был поразительно похож на тот, фирменный дирижабельный… Как удалось звукорежиссеру-англичанину выжать такое звучание в “олимпийском” сарае, остается для многих загадкой… Тысячи ног отбивали такт, тысячи глоток требовали исполнить “Лестницу…”. Постаревший 54-летний красавец улыбался и… делал то, что советует делать сплиновский Васильев — гнул свою линию… Незабвенная “Whole Lotta Love” со второго зеппелиновского альбома стала кульминацией концерта.

Две бисовки, никакой “стремянки” — вместо нее “Darkness, Darkness”… И поклоны, поклоны… Угроза обрушения трибун от топота и воплей становится хорошо ощущаемой реальностью.

На улице народ скандирует “Ура Роберту Планту!”. Какие-то сумасшедшие фанаты с цветами, с татуировками в виде зеппелиновских символов, проклиная ментов, не допустивших к ТЕЛУ, мчатся в сторону гостиницы… Сумевшие оценить подарок судьбы в лице мистера Планта пьют горькую уже который день, то и дело включая старый “Зеппелин” и новый плантовский сольник.

Нефанаты рассуждают о том, что Плант-вокалист — так себе(?!), но — музыкант(?!), а его альбом — скукота, на фига строить из себя эстета, и спетые им песни — отстой. Вот чем меня всегда веселили участники нашего деревенского хит-парада — сидя, мягко говоря, в полной ж…, они всегда найдут слова, чтобы опустить недосягаемых для них рок-небожителей. У себя на кухне. Ума не приложу, как можно, увидев и услышав Планта, тащиться на концерты наших рок-телепузиков типа Чичериной, “Би-2”, “Мультфильмов” и иже с ними, или воспевать наших рок-покемонов из разряда тех, кто потяжелее? “А вы слушали когда-нибудь русскую рок-музыку?” — спросили певца. “Да, — ответил Плант, — у меня много ваших альбомов, но ничего интересного я не услышал. Не зацепило…”. Алаверды по-зеппелиновски.




Партнеры