ВСЕНАРОДНАЯ КРЫША

25 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 218

Судя по всему, создание в России Федеральной службы расследований, о которой сегодня ходит много слухов, — дело решенное. Министр внутренних дел Грызлов довольно заявил, что президент свое слово “за” уже сказал. И услужливые, как официанты, депутаты тут же внесли на голосование законопроект, дающий “добро” на формирование еще одной спецслужбы в нашей стране...

“МК” стали известны более чем любопытные подробности плана по созданию ФСР.

Мысль о российском аналоге американского Федерального бюро расследований — более чем здравая. Идея объединить все следственные силы страны в одно целое давно витала в воздухе. Не секрет, что сегодня многие силовые ведомства совмещают в себе взаимоисключающие функции: например, прокуратура имеет собственный следственный аппарат и — одновременно — осуществляет надзорные функции, то есть контролирует сама себя. Другие топчутся на одной поляне, наступая друг другу на пятки: то же МВД в лице УБЭПов и, например, налоговая полиция. Так что создание спецслужбы, которая соединила бы 60 тысяч (!) российских следователей и наладила между ними взаимодействие, могло бы навести порядок среди правоохранительных органов.

Однако, как говорят наши эксперты, при написании концепции ФСР никто не учел отечественных реалий, которые на самом деле лежат на поверхности...

У Бориса Грызлова были все основания быть довольным. С появлением ФСР он одним махом решает если не все, то уж точно огромную часть проблем, связанных с “честью мундира”. Дело в том, что в основу новой службы будет положен Следственный комитет МВД РФ, который, собственно, и лоббировал рождение ФСР. Именно СК МВД должен будет объединить следственные органы нынешних спецслужб России в единый кулак. Но при этом именно это ведомство — во времена еще прежнего министра — нанесло непоправимый вред имиджу российской милиции. Благодаря печальной памяти помощнику Рушайло Александру Орлову эта структура стала почти что символом служебных злоупотреблений, в чем-то даже переплюнув ГАИ. Напомним, что генерала Орлова, достигшего почти абсолютной власти в МВД, сегодня обвиняют в вымогательстве, многомиллионных взятках, подлоге и даже похищении людей.

После смены министра из МВД ушли многие ключевые фигуры прежней, скомпрометировавшей себя команды. Тем не менее Следственный комитет — по-прежнему одна из самых болевых точек Грызлова. Поэтому МВД, выводя из своей структуры, пожалуй, самое коррумпированное подразделение, выигрывает.

Но что выигрываем мы? Что выигрывает государство? Комментарии специалистов на новые законодательные инициативы весьма резки: в России создается очередной монстр с непонятными пока функциями, но очень широкими полномочиями. Кто-то буквально продавливает через Думу, которая в предвыборный период становится особенно пластилиновой, очень сырой закон. Кому и зачем это нужно?

Хотели как лучше...

Как уже говорилось, последние годы новый министр Грызлов усиленно разгребал эти доставшиеся ему в наследство от Рушайло и Орлова авгиевы конюшни. Многие их сподвижники ушли сами или были смещены. Многие — но не все. В частности, остался при своих погонах зам начальника Следственного комитета Михаил Зотов. Он обеспечивал следственную поддержку многим действиям генерала Орлова, а после исчезновения последнего, по сути, остался за него на “хозяйстве”.

Так вот, по сведениям “МК”, именно этого человека сейчас примеряют в кресло начальника ФСР. У некоторых наших экспертов сложилось четкое впечатление, что новую структуру создают специально “под Зотова”. Или — для тех, кто стоит за ним.

Если это так, нас ожидает очередная криминальная реставрация. Можно по-разному оценивать Бориса Грызлова, но он в любом случае пытается проводить в МВД достаточно разумный курс: максимально деполитизирует свое министерство, одновременно пытаясь вывести своих сотрудников из сферы глобальных экономических интересов. А связка Орлов—Зотов напрямую ответственна за превращение МВД в инструмент решения определенных экономических и политических задач...

Следственный комитет как основа для формирования новой спецслужбы неприемлем именно потому, что активно вмешивается в политику. В частности, имя Михаила Зотова получило всенародную известность в связи с делом о хищениях при реконструкции Московской кольцевой автодороги. Чтобы вспомнить детали этого достаточно странного дела, нужно вернуться в февраль 99-года.

...Московская городская дума с подачи Юрия Лужкова и после бурных дебатов в прессе отклонила кандидатуру на пост столичного городового, за которого просил лично Рушайло. Буквально на следующий день, 1 марта, только что получивший звание генерала Михаил Зотов озвучил сенсационную новость: при строительстве МКАД полотно шоссе заузили на десять сантиметров! Значит, у москвичей уворовали 27 квадратных километров асфальта ценой в 290 миллиардов рублей!.. Новость разлетелась мгновенно — по существу, это были первые прямые обвинения в адрес администрации Лужкова, озвученные высокопоставленным представителем МВД.

Правда, чуть позже выяснилось, что заявленная сумма хищений почти в десятки раз превысила стоимость самой МКАД. Пресс-секретарь Следственного комитета попытался объяснить явные нестыковки в заявлении своего начальника. Но как-то не очень внятно. Реальных доказательств хищений публике представлено не было...

Очередную политическую дезу генерал Зотов озвучил накануне выборов в Мосгордуму. Нарушая тайны следствия и все нормы правовой этики, он выбросил на суд общественности информацию о том, что более тридцати высокопоставленных московских чиновников проходят по уголовному делу о коррупции. Грубо говоря, являются взяточниками.

И снова нюансы. Позже выяснилось: никакого дела нет, а генерал говорил только о “перспективах его возбуждения”. Его просто “неправильно поняли”. Тот факт, что милиция своими громкими заявлениями решала определенную политическую задачу — лоббировала на выборах в Гордуму группу депутатов, поддерживаемую всем известным олигархом, — остался за границами общего внимания...



Экономика и политика — гусеницы одного танка

Еще чаще, чем в политику, Следственный комитет и лично Михаил Зотов вторгались в экономику. Из тех историй, которые на слуху, можно вспомнить скандал с крупнейшим металлургическим комбинатом страны, входящим в десятку мировых производителей стали. Группа людей, скажем так, столичного происхождения предъявила свои претензии почти на 30% процентов акций комбината. Причем претензии эти были выражены в такой форме, что местные правоохранители сочли необходимым возбудить уголовное дело по факту вымогательства. И тут... вмешался Зотов, который лично прикрыл дело. Когда суд вынес решение о его повторном возбуждении — московский генерал попросту уволил следователя. Кстати говоря, у Зотова почти не ограниченные возможности по затягиванию дел — уголовные дела в СК пестрят многочисленными пометками: стоит прокуратуре вмешаться, как следует команда и дело передается в следующую инстанцию СК. И так до бесконечности, пока измученный бизнесмен не решится “выкатить” блюдце с каемочкой.

В данном случае нас интересует не столько обоснованность или, наоборот, абсурдность претензий, сколько другой вопрос: почему генерал МВД так близко принял к сердцу судьбу одной из сторон сугубо локального конфликта? Кто дал ему право вообще вмешиваться в экономику? А цена этих вмешательств известна: одного из лидеров отечественной металлургии, 70 процентов продукции которого идет на экспорт, шестой месяц лихорадит, потери от упущенной прибыли составляют примерно 300 миллионов долларов.

Вот история совершенно обратная: в Рязанской области региональное подразделение всем известной российской монополии в середине девяностых получило крупный кредит в Швейцарии. Когда общий долг составил более 400 миллионов долларов, зашла речь о продаже предприятия за долги. Так требует закон! Однако должник нашел простой выход — обращение в Следственный комитет с заявлением... о вымогательстве. Прокуратура, включая Генеральную, несколько раз закрывала это дело из-за отсутствия состава преступления. Заместитель начальника СК МВД РФ раз за разом находил возможность возобновить дело по новой. В итоге — механизм банкротства не запущен, кредиторы почти попрощались со своими деньгами.

История эта настолько некрасива, что объединение швейцарских банков даже рассматривало вопрос о запрете на кредитование ряда российских предприятий с госучастием...

Но, пожалуй, самые интересные дела Зотова надо искать на таможне. Сегодня в России сложилась совершенно дикая ситуация, когда растамаживать импортные товары легально не только не выгодно, но и опасно для жизни. Существуют просто фантастические схемы, когда всем известные фирмы ввозят грузовыми самолетами... шарики от пинг-понга. Или последний писк — опилки. Сотни и сотни грузовых фур ввозят в страну опилки на любой вкус!

Потребительский рынок одной Москвы оценивается в 20—30 миллиардов долларов. Почти 80% процентов товаров на нем — это импорт. Чтобы понять, о каких суммах идет речь, приведем лишь один пример. В 1998 году силами УБЭП была задержана только партия контрабандных окорочков — почти 200 фур. Сразу вслед за ними было изъято 400 машин с неучтенными товарами народного потребления. Возбудили дело по факту контрабанды в особо крупных размерах. Чуть позже дело из Управления по борьбе с экономическими преступлениями было передано в Следственный комитет. Где оно и... потерялось.

Список подобных историй можно тянуть до бесконечности. Но уже из того, что сказано, можно представить, как развернется генерал Зотов, получив в свое распоряжение следственные силы ФСБ, ГТК, Налоговой полиции.



На развалинах (вместо эпилога)

Конечно, суть проблемы — не в личности одного генерала. Деятельность людей, подобных ему, должна получать правовую оценку, но в конечном итоге главная проблема в другом. При нынешнем уровне коррупции Федеральная служба расследований может стать палачом для экономики страны. Фактически сегодня мы создаем и узакониваем мощнейшее силовое лобби, которое реально будет управлять экономикой страны.

То, что мы описали выше, — УЖЕ сложившаяся СИСТЕМА. Нет ни малейшей гарантии, что кто-то попытается ее сломать. Более того: есть уверенность, что эта ломка никому и не нужна! Судить об этом можно хотя бы по тому, что в законопроект о Федеральной службе расследований не внесено ни одной антикоррупционной меры!

Может, их просто нет? Отнюдь. Существуют прекрасные разработки Георгия Сатарова, по существу — готовый законопроект, где предусмотрена абсолютно прозрачная система формирования общественной коллегии, контролирующей Федеральную службу расследований. Существует опыт Генеральной прокуратуры с институтом следователей по особо важным делам. По независимым оценкам, именно ее аппарат наименее коррумпирован среди других следственных органов страны и наиболее эффективен. Почему нельзя использовать эти наработки, которые — на фоне беспредельного в правовом отношении последнего десятилетия — приобретают особую ценность?..

В конце концов, зачем наступать на грабли в очередной раз? Бездумное реформирование уже фактически уничтожило нашу армию. Чуть не убило боевые подразделения КГБ — “Альфу” и “Вымпел”. Сейчас через то же самое предстоит пройти МВД. Уже объявлено, что милицию поделят на муниципальную и прочую. Сегодня МВД — единый и худо-бедно работоспособный орган, с которого нужно убрать шелуху. То, что лечится терапией, вовсе не обязательно оперировать.

В противном случае легко получить очередное чудовище...


P.S. Редакция готова выслушать точку зрения на проблему любых заинтересованных сторон: Генеральной прокуратуры, МВД, Госдумы...





    Партнеры