НЕМЕЦКИЙ НЯНЬ

26 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 207

Вопрос альтернативной гражданской службы (АГС) в России уже избит и задерган. Закон наконец-то принят, однако вступит в силу лишь в 2004 году. Пока же у нас есть возможность только наблюдать за тем, как АГС налажен в других странах. Например, в Германии. Следить за процессом можно, не выезжая из России, — добровольцы проходят альтернативку и у нас. Немецкие организации “Акция — знак искупления” и “Социальная служба по укреплению мира и взаимопонимания между народами” с середины 90-х годов сотрудничают с благотворительными структурами России. Обязанности альтернативщиков у нас могут растягиваться от работы в архивах до мытья полов у престарелых пациентов.

— Сначала, конечно, было тяжеловато, — рассказывает директор гуманитарно-благотворительного центра “Сострадание” Елизавета Джирикова. — Немцы на нас смотрели как на туземцев. Помню, один молодой альтернативец как-то отправлял из нашего офиса сообщение в Германию. Мы, когда потом увидели текст, обомлели: такие неприкрытые насмешки над пожилыми людьми — его подопечными! А парень думал: мы настолько убоги, что не сможем перевести оставленное письмо на русский язык!

Альтернативная служба в России в середине 90-х воспринималась как халява, бесплатный отпуск. Сотрудники того же “Сострадания” ничего не могли поделать: как-никак иностранцы приехали! Однако вскоре зарубежные гости перестали быть экзотическими ананасами и сарафанами от Ива Сен-Лорана. К ним привыкли. А педантичные бюргеры начали относиться к пребыванию в России как к отработке положительной характеристики, от которой зависит дальнейшая карьера и продвижение на Родине.

Сейчас в РФ находится 16 молодых немцев. Они заняты в обществе “Мемориал”, работают с больными детьми и пожилыми людьми. В неделю на работу уходит 23—25 часов, остальное время учат русский язык, гуляют по музеям и клубам. На проживание немецкая сторона выделяет 300 долларов ежемесячно.

…Амос Хойсс приехал в Москву 8 месяцев назад. Путин, Сибирь, Пушкин и Госдума — таков был его небольшой “саквояж” знаний о России. О своей поездке он не жалеет.

— Мне очень нравится здесь, — довольно четко и понятно объясняется Амос. — В вашей стране постоянно что-то меняется. К тому же я хотел не только посмотреть на другое государство, но и помочь людям.

“Акция Искупление” дает возможность молодым людям Германии служить в одной из 14 стран, которые когда-то разъел фашизм. Хойсс выбрал Россию. Из 150 молодых людей на подобный шаг отважились лишь восемь человек — к тому же трое из них переселенцы из бывшего СССР. Истинные немцы Россию боятся. Здесь мафия, голод и неустроенность. Едут только те, кто хочет проверить себя.

Амос считает, что у наших стран много общего. Например, добрые, приветливые люди. Схожая еда и молодежь. Других общих черт, возможно, из-за несовершенного русского, Хойсс назвать не смог. Зато различия сыпались, невзирая на сложности грамматики. Первый шок от российской действительности — давление власти, которая неусыпно следит за своими гражданами. Трудно немцу привыкнуть и к старушкам, что просят милостыню, бомжам, “отдыхающим” на граните станций метро, и, конечно, к милиционерам. Друзей Амоса люди в форме периодически воспитывают “по голове”, отбирая наличность.

В России Хойсс работает над архивами 12—14 часов в неделю. Еще у него есть подопечные — две бабушки за 90 и инвалид первой группы. Он ходит к ним раз в неделю на три часа. Убирает квартиру, покупает продукты и просто общается. Пациенты не стали для него родными. Скорее — это просто хорошие друзья.

— Немцы все делают по строго определенным правилам, — делится Елизавета Джирикова. — К тому же к нам приезжают тихие “ботаники”. Они очень исполнительны, однако их трудно заставить совершить то, что не оговорено в контракте.

Бывает, добровольцы проявляют инициативу. Однако рвение не всегда оправдано: один из “няней” все пытался вытащить подопечную бабушку погулять. Но пожилой человек — инвалид — физически не мог спуститься с лестницы. Заботливому немцу кое-как объяснили, почему так “кокетничает” пациентка.

С уходом за пожилыми людьми за несколько лет сотрудничества с “Состраданием” не справились всего три добровольца. Одного с приступом эпилепсии на собственном самолете увез отец, второго выслали из-за вечных историй и проблем с милиционерами. Еще один альтернативщик просто не смог работать с пожилыми людьми — его перевели на другую работу.

В основном “няням” удается найти общий язык с пациентами.

— Ко мне уже восьмой год приходят добровольцы из Германии, — рассказывает инвалид Александр Анисимович. — Очень хорошие ребята, с некоторыми я раньше переписывался, до сих пор звонят на праздники…

Хотя зачастую немцы просто отбывают службу.

— По окончании АГС мы должны составлять на добровольцев характеристики, — объясняет директор центра “Сострадание”. — Отправляем либо письма, либо хорошие письма. Чаще это просто письма…

Вместе с добровольцами из Германии ухаживать за престарелыми людьми могли бы и русские призывники. Но пока у нас нет аналога немецкой альтернативной службы. Наших парней не отправляют с акцией миролюбия к финским или польским старикам.

Сейчас недокомплект осенних призывников в Москве составляет 30%, в Нижегородской области в бегах числится около тысячи человек, в Саратовской — более 1200. Похожая ситуация и в остальных регионах. Возможно, положение изменила бы альтернативная гражданская служба. Пока открыто о желании проходить АГС заявляет только 5% молодых людей. Однако и для них работа нашлась бы. Только в Москве около 300 тысяч стариков нуждаются в посторонней помощи. Работники из социальной государственной службы посещают престарелых пациентов раз в неделю. И только тех, кто сам смог обратиться за помощью. Остальным остается надеяться на соседей и благотворительные организации… В России также масса больниц с катастрофической нехваткой санитаров, детских домов и приютов. Но альтернативная служба появится только через год. Пока наши ребята продолжают отсиживаться по дачам или покупать липовые справки с диагнозом “негоден”. А стариков обслуживают на ломаном русском иностранные добровольцы…




Партнеры