СТРАХОВКА ОТ БЕДНОСТИ:

27 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 120

Много лет назад, еще до “черных вторников” и до дефолтов, парламентарии заговорили о том, что в России необходимо создать государственную систему гарантирования вкладов населения в банках. Однако исполнительная власть была глуха. В правительстве полагали, что не государственное это дело — за частными финансовыми учреждениями следить. Пусть люди сами разбираются и думают, кому они доверяют свои деньги.

Вот и “разобрались”: осенью 98-го вереницы обманутых вкладчиков кружили вокруг судов различных инстанций, портя имидж стране и власти. И только после этого произошел перелом. Правительство осознало, что России действительно нужна узаконенная система гарантирования банковских вкладов.

На свет появился новый законопроект “О гарантировании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации”. Правда, позже слово “гарантия” из закона все же убрали и заменили его более нейтральным — “страховка”. И как бы правительство ни уверяло, что рокировка эта исключительно техническая, разница все же есть...

Законами доверия не вернешь

Пока только Сбербанк входит в систему гарантирования вкладов граждан по определению. В качестве главного акционера в нем присутствует государство, оно-то и обеспечивает его риски как может. Вернее, как хочет. Как полагают эксперты, доверие граждан к Сбербанку зиждется не на государственных гарантиях, а скорее на дорогостоящей и разветвленной филиальной сети. Потому что любые гарантии, как показала практика, яйца выеденного не стоят.

Незадолго до отпуска цен в октябре 1991 года тогдашний парламент принял Закон “Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР”, который обязывал Сбербанк увеличивать сбережения вслед за инфляцией — и таким образом поддерживать “покупательную способность вклада”. Впрочем, источниками средств закон благоразумно определил... доходы Сбербанка. А их формально становилось все меньше и меньше. Вскоре выяснилось, что банку не до индексации. Дело дошло до Верховного суда, который показал вкладчикам кукиш и вынес гениально-безрадостный приговор: “Банк ответственности за инфляцию не несет”.

Так на биографии Сбербанка появилась жирная клякса. Люди разошлись по домам с неожиданно опустевшими сберкнижками. Сбербанк стал акционерным и закрыл глаза на прежние проблемы. Зато на долю правительства выпала “благородная” миссия: время от времени подкидывать согражданам их же деньги. Фактически на похороны, потому что до молодых вкладчиков очередь, похоже, не дойдет никогда...

После всех этих катаклизмов с обесцениваниями, “черными вторниками” и прочими дефолтами обычного россиянина весьма трудно заманить в коммерческие банки. Все финансовое сообщество в глазах гражданина яйца выеденного не стоит.

С помощью нового законодательства правительство пытается завоевать доверие некрупных вкладчиков. Которые должны преодолеть стереотипы, вынуть свои нехитрые сбережения из чулок и отнести их в коммерческие банки. Впрочем, новая система не будет гарантировать им возмещение инфляционных потерь, а лишь подстрахует на случай непредвиденного банкротства финансового-кредитного учреждения.

Неестественный отбор

Новый закон вообще не смотрит в сторону пострадавших в прошлом вкладчиков. Он как бы начинает всю банковскую историю с “чистого листа”. Дескать, сразу после 1 января 2004 года всем банкам, которые хотят работать с вкладами граждан, придется доказать Центральному банку, чего они стоят. Тем, кто не выдержит проверку на прочность и надежность, откажут в допуске в систему страхования.

На сегодняшний день в России работает порядка 1300 банков. Из них 95% имеют лицензии на работу с населением. И хотя, как считают в Минэкономразвития, критерии допуска достаточно жесткие, практически все банки смогут и впредь привлекать вклады граждан. Так что никаких особенных “зачисток” не предвидится. Равно как и повышения качества самого банковского сообщества, структура которого не изменится.

На всю бумажную волокиту отводится ровно год. К этому моменту как раз предполагается перевести банковскую отчетность на международные стандарты. С 2005 года банки, которые останутся работать на рынке частных вкладов, начнут аккуратно подкреплять сладкие обещания своим клиентам системой гарантий. То есть каждый квартал уплачивать взносы в фонд страхования — по 0,15% от общей суммы вкладов (в чрезвычайной ситуации взносы могут быть вдвое повышены). Заведовать деньгами, равно как устанавливать правила игры для системы, будет Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО).

Богатые тоже заплачут

Если вы имеете неосторожность довериться “лопнувшему” банку сегодня, вернуть свои кровные получится очень не скоро. Только после того, как завершится процедура банкротства. А это, как показывает практика, может занять уйму времени (пока составляются и заверяются списки кредиторов, оценивается имущество прогоревшего банка и т.д.). По новому закону деньги можно будет получить довольно быстро. Но не все.

Уже через две недели после того, как Центробанк отозвал у банка лицензию или ввел “мораторий на удовлетворение требований кредиторов”, вкладчики могут обратиться в АРКО с просьбой вернуть деньги. Система информирования граждан описана в законе довольно четко. О наличии у банка проблем в своем официальном заявлении сообщит Центробанк, а АРКО в течение семи дней должна опубликовать в “Российской газете”, “Вестнике банка России” и в “печатном органе по месту расположения банка и его филиалов” информацию о времени, месте, форме и порядке приема обращений.

Для подачи заявлений вкладчикам дается шесть месяцев. Кто не успел, тот опоздал. Правда, оговорки в законе все же есть. Если вы “по чрезвычайным и непреодолимым обстоятельствам” не сможете обратиться за помощью вовремя, Совет директоров агентства (!) в порядке исключения может для вас срок продлить. Еще на три месяца. Однако какие такие обстоятельства будут считаться “чрезвычайными”, кроме службы в армии, в законе ни слова. Может быть, поэтому всех опоздавших посылают отстаивать свои права в суде. Если же и суд откажет, денег придется ждать до окончания процедуры банкротства.

Если же вы все сделали по правилам, то получить наличные (или пополнить счет в указанном вами банке) сможете уже через несколько недель.

Вклады в размере до 20 тысяч рублей будут возвращены полностью (в 2004 году это будет не больше 588 долларов). Если в банке у вас хранилось больше, быстро вернуть удастся лишь 75% от суммы вклада, но не более 95 тысяч рублей (около 2 тысяч 800 долларов).

Первые деньги будут выплачиваться из страхового фонда. В Москве, как рассказал “МК” начальник отдела банковских операций Минэкономразвития Андрей Хитров, получить компенсацию можно будет прямо в АРКО. В регионах же открывать филиалы этой организации — бессмысленное и, понятно, дорогое удовольствие. Посему во многих городах выплаты будут осуществляться через так называемые уполномоченные банки, которые станут определяться по конкурсу. Но выигравшие “соревнования” вряд ли станут на благотворительных началах выдавать деньги. Конечно, они потребуют за свои услуги комиссионное вознаграждение. Однако разработчики закона обещают, что платить за услуги третьих банков вкладчику не придется. Все расходы возьмет на себя АРКО, которое — на минуточку — уже взвалило на плечи сами компенсации. И не факт, что у него найдется лишняя сумма на то, чтобы оплатить еще и банковскую комиссию.

Хозяевам более крупных вкладов придется подождать. До тех пор пока будет окончательно завершена процедура банкротства, которая может растянуться на целый год, а то и на два. И сколько вы в конце концов вернете, одному богу известно. Все зависит от степени неблагополучности вашего банка. Если в погоне за более высокими процентами рискнули связаться с мошенниками — это ваши проблемы. Как говорят чиновники, платить за риск государство не намерено. Правда, каким образом в “свежезачищенную” систему удастся проникнуть мошенникам?..

Более того, если вы хранили деньги в валюте, вернут вам рубли. Но не по текущему, а, как записано в законе, “по курсу на день, предшествующий наступлению страхового случая”, то есть отзыва лицензии. И если за время рубль обесценится, то и ваш вклад вместе с ним. Помните, как в августе 1998 года рубль за несколько дней подешевел втрое?

Дележка крупных вкладов на более мелкие при условии, что храниться они будут в одном банке, тоже не спасет. Компенсацию все равно заплатят как за один, но большой. Если хотите подстраховаться, воспользуйтесь старым мудрым советом: не кладите все яйца в одну корзину. Сбережения делите и пихайте по разным кубышкам. По 20 тысяч рублей на штуку.

Сбербанк — на особом счету.

Но не надолго

Очевидно, что ни один банк добровольно не захочет оплачивать чужие риски. А тем более Сбербанк, который знает, почем фунт лиха. И в котором — на минуточку — хранится три из четырех народных рублей. Платить за всех ему не хочется: раз на его счетах хранится около 75% всех вкладов, то и страховой фонд он должен пополнять на те же 75%. Для сравнения: у идущего на втором месте Альфа-банка — около 1,5%.

Поэтому у государства для Сбербанка свой аршин. Он войдет в систему страхования не сразу. А с отсрочкой как минимум в два года. Сначала все взносы он будет аккумулировать на отдельном счете. И лишь начиная с 2007 года его доля потечет в общий котел. К тому времени Сбербанку придется распрощаться с привилегиями, а его вкладчикам — с иммунитетом: они лишатся 100-процентных государственных гарантий. Страховка будет единой для всех. Впрочем, 95 процентов сбербанковских вкладов не превышают 20 тысяч рублей. Которые и будут выплачены сполна в любом случае.

Таким образом, правительство хочет разбить монополию Сбербанка и подтянуть другие коммерческие банки до его уровня. Мол, пусть лучше самый крупный банк станет помельче, зато конкуренты наберут вес.

Никто не хотел платить

Как показывает мировая практика, говорить о надежности системы страхования можно лишь после того, как в ней накопилось около 5% банковских вкладов. А значит, фонду на первых порах необходимо как минимум пять-шесть миллиардов на случай непредвиденных банкротств, пока не накопится настоящая “спасательная подушка” для вкладчиков мелких и средних банков, которые рискуют больше всех. Большую часть этой суммы — порядка трех миллиардов — обещает подкинуть правительство в качестве первоначального (и, по-видимому, единственного) взноса. С крупными финансовыми “акулами”, как уверяют в Минэкономразвития, проблем возникнуть не должно.

Через 3—4 года, когда в страховом фонде накопится 10—12 млрд. рублей, можно будет говорить уже о повышении гарантийного потолка. Однако на существенную прибавку и в этом случае рассчитывать не придется. Хотя бы потому, что главной целью авторов закона является не защита “богатых” вкладчиков, а спокойствие для бедных.

Наш законопроект писали по американскому лекалу, где важная роль отводится государству. Которое не просто задает тон всему действу, но и является одним из главных спонсоров. Но Россия не Америка. Хотя бы потому, что денег в казне намного меньше. Поэтому вместо стабильного финансирования государство отделалось лишь туманными обещаниями: мол, чем смогу, помогу. Если ситуация будет критической! А как известно, все “критические” дни в России случаются одновременно. И кто в этом случае застрахует само государство?..



В Западной Европе система гарантирования более либеральная. Заправляют процессом ассоциации банков, которые участвуют в ней на добровольных началах. Государство в этот процесс не вмешивается. По крайней мере финансами. Местным вкладчикам гарантируется быстрый возврат до 90% вклада, размером не превышающего 20 тысяч евро. Подобные системы действуют в Германии, Франции и Нидерландах.


Наша система гарантирования вкладов аналогична американской (также применяемой в Канаде, Великобритании и Японии). В США тоже все начиналось с выплаты незначительных сумм: первые вкладчики получили на руки порядка 2,5 тысячи долларов. Правда, и деньги тогда были другими: федеральная система страхования депозитов создавалась в 1933 году, в самый разгар Великой депрессии, когда о своем банкротстве одновременно заявило около шести тысяч банков. Во главе системы стоит государство. Участие банков в ней обязательно. Финансирование — на паритетных началах, за счет бюджета и банков. Когда один из банков разоряется, долги вкладчикам гасятся из резервов системы. Однако происходит это нечасто: за долгие годы стабильной работы резервы накапливались, да и государство с банкирами не стеснялось своевременно пересматривать критерии собственной работы. Теперь сумма выплаты достигает 200000 долларов!



    Партнеры