ПОКУШЕНИЕ НА ПУТИНА:

28 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 270

Вчера Россия с трепетом следила за передвижениями своего президента. Как он? Доехал ли до Кремля? Каким путем будет возвращаться домой?

Крошечное информационное сообщение — всего в пару строк — буквально перепахало всю страну. На Рублево-Успенском шоссе — главной президентской трассе — обнаружена взрывчатка, 40 кг. Шоссе перекрыто. Кортеж Путина движется в Кремль обходным маршрутом...

Кто же готовил покушение на Президента России? И готовилось ли оно вообще? Корреспонденты “МК” прочесали вчера всю Рублевку: от МКАД до Горок-10.


10 утра. Выезд из Москвы по Рублевке закрыт. Всех водителей без дополнительных объяснений приглашают съехать на МКАД и поискать другие пути отступления. Публика настораживается: значит, все-таки что-то было! Впрочем, наши сомнения тут же пытается развеять знакомый из барвихинского отдела милиции, в чьем ведении как раз и находится “нехороший” участок правительственной трассы.

— Не обольщайтесь. Эту трассу по три раза в день перекрывают. И во вторник вечером движение действительно закрывали, но для нас это обычное явление. Взрывчатка? Да вы что! Я бы тогда точно дома не ночевал — всех бы на ноги подняли...

Окольными путями через Новорижскую трассу все же выбираемся на Рублевку. Здесь — полная идиллия: нескончаемый поток машин, стандартное для рабочего дня число постов ГАИ... Услышав наш вечный вопрос, автоинспектора как один машут руками: “Нам по смене ничего подобного не передавали”.

Местные жители чуть более словоохотливы: “Насчет покушения не знаем, но “грибники” вчера нас замучили. Весь вечер трассу прочесывали”. “Грибниками” аборигены называют сотрудников Федеральной службы охраны, контролирующих президентскую магистраль. Кличка вполне объяснима — “службисты” прочесывают лес вдоль дороги, и со стороны, наверное, действительно похожи на собирателей даров природы.

Обитатели окрестных сел рассказывают, что позавчера Рублевка в окрестностях Раздоров была перекрыта весь вечер. Один товарищ пешком топал домой — так его буквально согнали с трассы. Подъехала “Волга” ФСО, осветила огнями, а зычный голос потребовал убраться восвояси.

Выезжаем на пресловутый железнодорожный переезд, около которого якобы и была найдена взрывчатка. Здесь Рублево-Успенское шоссе пересекает даже не известную ветку Москва—Усово, а маленькое ответвление на Захарково. Редко-редко тут курсируют товарные поезда. Возле переезда — избушка обходчика, которая вечно пустует. Никого здесь нет и на сей раз. Более того, вокруг — ни одной канавы, трубы или хотя бы малейшего углубления под дорогой, куда можно спрятать взрывчатку.

Зато находим косвенное подтверждение милицейской версии. Согласно информации ГУВД Московской области, после поступления сигнала о якобы готовящемся теракте при проверке Рублево-Успенского шоссе была обнаружена... груда кирпичей. Недели три назад избушку на переезде начали ремонтировать, укреплять фундамент — тогда-то и завезли кирпичи. Возможно, оставленные еще тогда стройматериалы вызвали подозрение у бдительных “грибников”.

* * *

За разъяснениями мы обратились к руководителю пресс-службы Федеральной службы охраны Сергею ДЕВЯТОВУ.

Он подтвердил, что в ночь на 27 ноября на Рублево-Успенском шоссе действительно на некоторое время было приостановлено движение, поскольку поздно вечером прошла информация о наличии взрывчатых веществ на трассе. Кто и кому сообщил такую информацию, Сергей Девятов не уточнил.

На президентскую трассу выезжали сотрудники всех спецслужб: ФСБ, ФСО и МВД. Им пришлось обследовать несколько километров шоссе, однако, по словам Сергея Девятова, “информация о наличии взрывчатых веществ не подтвердилась”.

Что же касается маршрута движения президентского кортежа, то такая информация, по словам Девятова, “в прессу никогда не предоставлялась...”



* * *

Мы созвонились с главным редактором агентства Regnum, которое первым обнародовало информацию о “покушении”, Модестом Колеровым.

— Как вы узнали о происшествии?

— Нам сообщил об этом знакомый сотрудник ГИБДД, который там был. Наш корреспондент выехал непосредственно на место события и наблюдал все в динамике.

— Что именно он видел?

— Видел, что там нашли взрывчатку, видел, как ею занимались саперы.

— Но все правоохранительные органы уже через пару часов опровергли это. Они уверяют, что там была лишь горка кирпичей. Вам не кажется, что все это несколько похоже на вашу попытку сделать из мухи слона?

— Взрывчатка была!

— Выходит, вы раскрыли государственную тайну. С вами уже связывались представители спецслужб?

— Никто с нами не связывался — им сейчас, видимо, не до этого. А мы как работали, так и будем работать дальше.



* * *

Пока вся эта история похожа на “утку”. Но представим, что на Рублевку действительно был подложен тротил. Каких разрушений можно было бы ждать от такого мощного взрыва (думать о человеческих жертвах просто страшно)?

Чтобы это понять, достаточно вспомнить самые громкие трагедии последних лет.

Дома на ул. Гурьянова и на Каширке снес с лица столицы гексоген. В тротиловом эквиваленте (самое распространенное сравнение) для этого понадобилось 300—400 кг взрывчатого вещества. А для кошмара в подземном переходе на Пушкинской площади хватило приблизительно 0,5 кг.

Взрыв, разметавший военный оркестр в мае этого года на параде в Каспийске, был мощностью 1 кг. А на железнодорожном вокзале в Пятигорске (5 годами раньше) — 800 г.

Выходит, что 40 кг тротила так перепахали бы дорогу и ее окрестности, что ничего живого в радиусе по крайней мере 200 метров просто не осталось бы...



Александр КОРЖАКОВ: “СТОПРОЦЕНТНОЙ ГАРАНТИИ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕЗИДЕНТА НЕТ”

Вчера мы связались с человеком, знающим об обеспечении президентской безопасности не понаслышке, — депутатом Госдумы Александром КОРЖАКОВЫМ.

— Насколько реально, на ваш взгляд, то, что на президентскую трассу могли подложить ящики со взрывчаткой?

— В принципе такое возможно — ведь трасса охраняется не круглосуточно. Но долго такие ящики там не пролежали бы — ведь каждый раз за несколько часов до проезда президента специалисты тщательно осматривают трассу. Опыт этих людей не позволил бы им “пропустить” что-то подозрительное. Кстати, постоянно осматривают и коллекторы под шоссе...

— Были ли в вашей практике случаи, когда на пути следования президента делались подозрительные находки?

— Хочу заметить, что сотрудников президентской охраны периодически испытывает руководство — например, ставит муляжи гранат. А из более или менее значимых происшествий могу припомнить случай, когда Ельцин должен был на судне подойти к пристани на Волге недалеко от Саратова. Наше отделение спецназначения обследовало пристань, и в воде мы нашли настоящий снаряд времен Второй мировой. Его были вынуждены извлечь не саперы, а наши ребята — ведь теплоход должен был причалить буквально через несколько минут.

— Какие моменты в охране президента кажутся вам наиболее уязвимыми?

— Уязвимо то, что президент едет один по трассе. Когда ее перекрывают, каждый понимает: едет глава государства. И это опасно. При Ельцине я предлагал, чтобы перекрывалась лишь одна полоса. Но это в практику так и не вошло. Помните случай, когда “Москвич” выскочил навстречу кортежу Путина? Перекрывание дороги — это вовсе не стопроцентная гарантия безопасности...






Партнеры