ЮРА РОК-Н-РОЛЛ

29 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 618

Гарик Сукачев братался с Сергеем Галаниным и прыгал со сцены в партер Горбушки, Валерий Кипелов на фоне волчьих морд замка Дракулы и лазерного буйства презентовал свой “постарийский” проект, и, наконец, в городе был сам батька Шевчук. Такова краткая рок-хроника последних дней. Отдавая должное рок-седине Гарика (он, кстати, потерял ботинок в результате стейдж-дайвинга) и способности Кипелова с компанией будоражить сознание как 30-летних джентльменов, так и 15-летних маргиналов (полный зал, хоровое пение, огромный флаг с надписью “Кипелов”), “ЗД” сегодня заостряет внимание на персоне г-на Шевчука и новом альбоме “ДДТ”, названном “ЕДИНОЧЕСТВО. Часть 1”. Этой частью открывается собственно патетическая рок-дилогия, которая состоит, судя по помпезно-вычурному названию, из двух составляющих: “Единства” и “Одиночества”. Вот такой, понимаешь, шевчуковский диамат.

Совершенно неожиданно перед публикой предстал очень изменившийся Юрий Шевчук. Он теперь не носит мину рок-пророка, улыбается, шутит, настроен крайне позитивно даже к журналистам и совсем не вспоминает о Филиппе Киркорове. Причин для такого игривого настроения, похоже, как минимум три. Участники “ДДТ” наконец построили собственную студию, к чему долго стремились; записали альбом, о котором долго мечтали; получили за него деньги, позволяющие с легкой иронией воспринимать происходящее вокруг. На “Звуковую дорожку” Юрий Шевчук вышел с распростертыми объятиями и бутылью “Эдуарда III”, дорогого коньяка. “За творчество!” — провозгласил лидер “ДДТ”, разливая напиток, а выпив, громко произнес: “Девчонки, чаю!”. За чаем Юрий признался, что в Москве, как всегда, проездом, на этот раз летит в Лондон на вечеринку к старым знакомым.


— Заодно, может, успею по магазинам в Сохо побегать, какой-то музыки набрать. Ну и студии все эти посмотреть. Информация нужна, как они там пишутся, всякие тайны звукозаписи. Технологии-то идут вперед, и следить за этим надо постоянно.

— Кстати о технологиях... Говорят, что когда речь идет о роке, то запись должна быть очень простой, главное — эмоции...

— Это верно, и поэтому в новой студии мы все построили так, чтобы можно было записывать живьем. Всем вместе сесть и шарахнуть. А когда ты идешь от наложения к наложению, конечно, начинается музыка, образный ряд расширяется, но главное, то есть драйв, часто теряется. В этом альбоме много так называемого русского рока. Мы, что называется, шли тупо напролом, по старинке. С другой стороны, была попытка соединить эту сермяжную рок-н-ролльность, которую всегда чуяла группа “ДДТ”, с классицизмом и даже симфоническим мышлением. А с третьей стороны — текст. Чтобы не просто куплет-припев, а поток сознания. Я эти тексты даже не правил, как написалось, так и осталось. Можно сказать, достиг естества незатертости и незаретушированности.

— Судя по концертам, вы как музыканты можете играть любую музыку: и пожестче, и помягче. Говорят, такая гибкость часто “размывает” стиль группы...

— Мы в очень хорошем творческом возрасте, когда есть и мастерство в руках, и вместе с тем понимание того, что это мастерство иногда на хрен не нужно. Что можно не изгаляться, а взять на гитаре баррэ, чтобы все зарычало, и это будет правдой. Вот это нужно не растерять.

— Есть популярное мнение о том, что на смене веков в рок-музыке было очень мало идей, и все музыканты в основном пытались продать то, что уже когда-то написали и продали. Вы не ощущаете таких проблем?

— Так этим занимаются все! С другой стороны, я прикрыт Гегелем, то есть мы развиваемся по спирали. Наш новый альбом — это старое “ДДТ” образца года 85-го. То есть драйв, бесстрашие тембров, тугоухость. Мы все это вспомнили и представили на нынешнем техническом уровне. Возвращаться иногда нужно.

— Когда у группы выходит далеко не первая пластинка, автор, наверное, точно может сказать: “Это важный этапный альбом” или “Это просто еще одна наша запись”. Что можно сказать о “Единочестве”?

— Не знаю... Позавчера ко мне в Питер друзья приехали из Москвы. Они научные работники, филологи, архивные крысы. Приезжают в Питер, чтобы в архивах выискивать что-то безумное филологическое. Так вот я им поставил альбом, они послушали и потрепали меня по плечу. Сказали: “Нормальный альбом”. Для меня это очень дорого. И еще у меня очень редко бывает, чтобы через месяц после записи я кому-то с удовольствием показал результат. Это мои личные ощущения, абсолютно честные. Я бы, конечно, все уже переписал, но идеология альбома мне нравится.

— В чем эта идеология заключается?

— Идеология в художественном смысле слова, никакой политики. Получилась просто хорошая книженция. В чем-то “Единочество”, конечно, социальный альбом, но по-старому. Если в “Мире Номер Ноль” социальность была басенного характера, то здесь все по-другому. Сейчас многие художники боятся говорить так, как есть на самом деле. Васю конкретного назвать пидарасом... Прости господи, может, я не то сказал... Зло — злом, добро — добром. Принято поерничать, сделать ироничное лицо и сказать: “Это все ниже меня, мы же умные люди, чего нам копаться в говне”. А у меня есть песня “Рабочий Квартал”, которая, может, плакатная, текст там простоватый, но зато правдивый.

— Как человек опытный, вы, наверное, очень хорошо знаете, чего ждет ваша публика?

— Опыт хорошо, но все равно музыку надо прочувствовать... Видишь ли, в чем дело, группа ведь развалилась из-за записи этого альбома. Гитарист Вадим Курылев ушел, и случай этот знаковый. Он ушел из группы, которую везде ждут, выходит на сольный проект и практически начинает жизнь с нуля. А мы остались без гитариста, главного музыканта и аранжировщика. Будем искать кого-то нового... Это очень сложно, и мы в свое время искали гитариста так долго, что в итоге взяли Вадика, который тогда играл на басу, но потом перешел на гитару. Хотя, если честно, меня эта гитара с фузом уже достала. Так что, может, это будет человек с другим инструментом. Главное, чтобы мыслил правильно, чтобы пришел и сказал: “Вы, старые пердуны, давайте делать музыку”.

— Все, что в последнее время происходит с “ДДТ”, далеко не всегда становится главной музыкальной новостью. Вас это не задевает?

— Ой, смею тебя уверить, что звонят каждый день, зовут во все передачи сразу. Значит, мы по-прежнему всем нужны. Но засветился я только в передаче “Что? Где? Когда?”, и то потому, что очень люблю Сашу Друзя, он мой хороший приятель. В кино “Ледниковый период” мы влезли из чувства благодарности к нашим издателям. Они очень хорошо купили наш альбом. У нас были долги по студии, мы взяли кредит в банке и посредством этого альбома — кстати, некоммерческого, там нет ни одной “Осени” — мы фактически раздали все, что должны. Сейчас постоянно просят песни на какие-то сериалы, но мне интереснее заниматься записью своих пластинок.

— Извините за банальный вопрос, но все же любопытно: а почему альбом решили сделать с продолжением? Много песен написалось или это часть той самой идеологии?

— У меня была всю жизнь мечта сделать свой “Белый Альбом”, как это сделали “битлы”. Мы этого добились, теперь, можно сказать, стоим на краю пропасти. Впереди все или ничего. Очень здорово, и как художник я счастлив, потому что мы можем делать что хотим, или ничего не делать. Это тоже хорошо, особенно когда дело нелюбимо.

— Модный в последнее время вопрос: питерские группы лучше, чем московские?

— Не думаю, просто в Питере легче заниматься творчеством. Там думать легче, потому что искушений меньше. В Питере вот нет попсы, она вся в Москве.

— А как же “Гости из Будущего”?

— Они что — наши?! Выселить на хрен! Ха-ха, шучу, у меня в последнее время настроение хорошее.

— То есть никакой питерской хандры и невского сплина?

— Вместо них утреннее похмелье. Опять шучу. У меня против депрессии есть любимая поговорка. Она, конечно, скабрезная, а я не Шнур и не Веревкин, материться не буду. Но суть такова: “Ну тебя на хрен, золотая рыбка”, — сказал дед и опустил член обратно в море”.

Батькина анкета

Первый концерт, на котором был как зритель

Восьмой класс, город Уфа, с трудом достал билет на концерт (польской) группы “No То Со”. Была дикая давка, собрались все волосатики. Помню, руку мне прижали дверью, потом два месяца не мог на гитаре играть. Сама группа из соцлагеря и давала настоящий рок. Ну первое отделение, конечно, польская эстрада, а второе — “Led Zeppelin”. Все тогда просто умерло. Я знаю нескольких гитаристов, которые разбили свои гитары после этого концерта. А было дело в 1972 году.


Последний альбом, купленный на свои деньги

Я тут в Америке был, накупил штук 30 дисков. Эминем, новый Габриэль, новый Плант. Послушал и денег пожалел. Стагнация какая-то идет, и нет ничего такого, чтобы за душу схватило. Хотя первая композиция у Габриэля свирепая.


Увлечения молодости, за которые сейчас стыдно

За увлечения не стыдно, потому что они меня сформировали. Стыдно может быть за себя как за результат этих дурацких музыкальных увлечений.


Песня, автором которой хотелось бы быть

Есть несколько народных песен. “Ой, то не вечер да не вечер” — великая песня. Еще “Let It Be”, пара вещей у “роллингов”, Высоцкого, Окуджавы... До фига на самом деле.


Музыка, которую заказал бы на свои похороны

“Что Такое Осень”. Ничего тут не поделаешь, пусть будут веселые похороны.


Актуальные музыкальные увлечения

Я увлечен поиском тембра. Он помог бы нам выразить новые идеи. Было время, когда нашим тембром было фортепиано, потом скрипка, сейчас хочется чего-то нового.






Партнеры