НАМОРДНИК ДЛЯ ДЖУЛЬЕТТЫ

30 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 200

Он позвонил в редакцию, представился: “Я — психолог, автор книги о взаимоотношениях мужчины и женщины. Хочу на страничке “Ты и Я” дать вашим читателям несколько советов, как действовать в личной жизни. Если прочтете мою книгу, поймете, как легко и просто обрести семейное счастье и благополучие”.

Такая самоуверенность настораживала, но, с другой стороны, и подкупала. А вдруг, чем черт не шутит, этот дядечка знает заветный рецепт...

В тот же вечер купила книжку и окунулась в глубины психологической науки. Оказывается, все наши беды из-за... вредоносной мировой литературы. Это она виновата в вечном конфликте мужчины и женщины: навязала, понимаешь, обществу излишне почтительное отношение к слабому полу.

На самом деле, по мнению автора, прекрасную даму следует держать в черном теле — будь она хоть подругой, хоть невестой, хоть женой. Основные правила: комплиментов не говорить, цветов-подарков не дарить, до дому не провожать, деньгами не делиться. А еще — учить, учить и учить — почти по классику коммунизма.

В общем, постулаты Домостроя по сравнению с этой книжицей казались цветочками. Непонятно только, почему такой женоненавистнический подход, давно практикуемый самой убогой частью мужского населения, психолог считает собственным “ноу-хау” и называет “нетрадиционным способом общения”. Да еще гарантирует мир и согласие в семье. Неужели он, профессиональный врачеватель душ, думает так всерьез?!

На следующий день психолог появился в редакции. Красотой и элегантностью наряда мужчина не блистал. “Старый холостяк, наверное”, — подумала я. Печать потертости и неухоженности лежала на всем его облике. Правда, держался уверенно. А стилем речи походил на нашего школьного военрука, непримиримого врага изящной словесности.

— А вы, кстати, замужем? — неожиданно спросил психолог. — А то мы могли бы, это самое, не только деловое знакомство завязать...

Йес! Сейчас мы опробуем его методику в действии!

— Увы, не замужем! — стаскивая под столом с пальца обручальное кольцо, я придала своему лицу выражение, делающее меня похожей на грустного и в то же время похотливого спаниеля — почему-то оно неотразимо действует на мужчин.

Психолог воодушевился:

— Очень рад, очень! Нет, конечно, не вашему одиночеству, а открывшемуся между нами, это, сотрудничеству. Давайте пообщаемся, я приеду к вам сюда вечером, когда рабочий день закончится, получше узнаем друг друга.

— Где пообщаемся — здесь, на работе?!

— А почему бы и нет? Ну если не хотите здесь — тогда, может, погуляем?..

Ответ вертелся у меня на языке: лучше пойдем куда-нибудь посидим, холодно сейчас гулять. Но тут я вспомнила, что в главе, посвященной тонкостям начального знакомства, четко написано: если женщина предлагает “где-нибудь посидеть”, то ей нужен не мужчина, а его деньги, которые она рассчитывает потратить. Даже посещение захудалой пельменной рассматривалось как способ отъема кошелька у сильной половины человечества. Чтобы не поставить эксперимент под угрозу срыва, я согласилась: встретимся в метро. Где еще можно в холодном, дождливом ноябре провести время, не потратив ни копейки?..

* * *

— Хорошая станция, — огляделся он вокруг, — и народу немного. А вы чего стоите? Присаживайтесь!

Я села на лавочку. Психолог, подобрав полы дубленки, устроился рядом.

— Некоторым женщинам не нравится встречаться в метро — это тем, которых сами же мужчины избаловали. Одна мне заявила, что такие встречи — для бомжей! А для мужчины это вот удар по самолюбию, и он потом из кожи вон лезет, чтобы сводить ее в закусочную там или…

Шум подъехавшего поезда заглушил его слова. Он выждал паузу и закончил:

— Это неправильно. Женщина должна ценить тебя за личность, а не за приятное времяпровождение. Если у нее, конечно, на это хватает мозгов. Часто ведь она полное ничтожество, а запросы о-го-го какие…

Он посмотрел на меня испытующе, с прищуром Мюллера. И вдруг спросил:

— По-вашему, у мужчин и женщин одинаковая физиология?

— Как же она может быть одинаковой?! — опешила я.

Мой собеседник расплылся в довольной улыбке.

— Это тест на интеллект — я всем мужчинам рекомендую начинать с него, чтобы убедиться, не является ли его подруга клинической дурой. Вы вот ответили отрицательно — я вас правильно понял? Ответ верный, и это делает честь вашему уму. Теперь следующая ступень: скажите, мужчины и женщины мыслят одинаково?

— Двух одинаково мыслящих людей вообще очень трудно найти независимо от пола…

— Правильный ответ “нет”. Тут вы, это, немного запутались, но это простительно, потому что это уже высшая математика.

Я решила быть скромной, как мертвая мышь. Продемонстрировала радость по поводу того, что не оказалась клинической дурой, согласно кивнула, признав, что высшая математика мне недоступна.

— Вам жарко? — заботливо спросил мой спутник, увидев, что я разматываю шарф.

— Душновато в зимнем пальто… И поезда очень грохочут.

— Какие мы нежные и чувствительные! — почти ласково пожурил он меня. — Ну что ж, если хотите, можем подняться наверх, на свежий воздух...

…Свежий воздух на улице рассекался колючим косым дождем со снежными вкраплениями. Психолог ухватился за мой локоть. Мы отправились вдоль по проспекту прогулочным неспешным шагом, словно по Ялтинской набережной в бархатный сезон. В сгущавшихся сумерках призывно сияли огни кафе, баров, рюмочных, забегаловок… Даже ненавистный мне в другое время “Макдоналдс” показался теперь манящим и недоступным, словно Париж в годы застоя. Мы с психологом, чужие на этом празднике жизни, брели мимо, ветром гонимы, носы покраснели, глаза слезились, этакие персонажи романа о социальной несправедливости…

— Я, так сказать, считаю, что если человек интересует как личность, то с ним должно быть везде одинаково комфортно, что в уютном баре, что на морозе. А женщинам, не всем, нет, — он уважительно покосился на меня, — но очень многим важнее залезть в чужой кошелек, в смысле получить оплаченный мужчиной отдых, чем поближе узнать умного человека. И ведь еще возмущаются, когда отказываешься, в жадности обвиняют! Это вот я называю типичное женское хамство — и его воспитали сами мужчины, потакающие женским капризам! Между прочим, испортить можно даже хорошую женщину, если начать питать в ней эгоизм.

— Питать что?

— Эгоизм. Вот вы мне очень нравитесь, и на моем месте другой, закомплексованный мужчина начал бы ходить перед вами на задних лапках, комплименты там говорить или вот сюда бы позвал. — Он презрительно махнул рукой в сторону театра, мимо которого мы проходили. — А у вас после этого началась бы звездная болезнь!

— Чем же плох театр?

— Вопрос на засыпку: а за чей счет туда идти? Молчите? Тут-то собака и зарыта! Я как-то встречался с девушкой, она все говорила, что, типа, театр любит, давай, типа, сходим! Я ее и поймал на слове: давай сходим, только платить за билеты будешь ты! Она сразу в кусты — видите, хитрая какая! Выдала себя с головой — просто хотела меня использовать для своих эгоистических целей. А вам я скажу так: нечего мужчине с женщиной делать в театре. Им надо друг друга узнавать, а не пьесу!

* * *

Холод между тем начинал пробирать до самого желудка, который уже недовольно ворчал, требуя топлива. И тут неожиданно улыбнулась мне удача — впереди засверкала витрина большого супермаркета, и мой спутник широким жестом указал на нее:

— Зайдем? А то вы, наверное, проголодались!

Мамма миа, неужели булочкой решил угостить? Я поспешно согласилась. Однако насчет булочки я погорячилась. Все оказалось гораздо забористей — в супермаркет меня пригласили для того, чтобы утолить голод… в процессе бесплатных дегустаций, которые там проходят практически постоянно. Мой спутник волком рыскал между полками, увлеченно пробовал то кусочки шоколада с особо нежным вкусом, то сырники, тающие во рту, то чай с непревзойденным ароматом, с кавказским гостеприимством убеждая меня последовать его примеру.

Супермаркет не только щедро снабжал дармовой едой, но и обеспечивал культурную программу. В отделе хозтоваров мы долго наблюдали, как “Фэйри” справляется с жиром, а в парфюмерном отделе прошли компьютерное тестирование волос, в результате которого получили бесплатный совет купить шампунь фирмы, проводившей тестирование.

— Видишь, Ира, — выходя из магазина, мой спутник был так доволен собой, что перешел на “ты” и положил руку мне на плечо, — как много есть в жизни интересных вещей, стоит только немного разуть глаза. Женщины — существа зашоренные, они, это самое, в плену стереотипов. Так вот, задача мужчины — помочь им избавиться от них.

Честно говоря, к тому моменту я уже чувствовала себя евреем в обществе араба или наоборот — в любом случае сохранять нейтралитет становилось все труднее. А тут еще на нашем пути возникла бабка с розами в эмалированном ведре, на нее мы наткнулись в подземном переходе у метро…

— Купите девушке цветочков! — зычно рявкнула она, завидев нас с психологом, и преградила дорогу.

Психолог с достоинством английского лорда смерил бабку презрительным взглядом.

— Вот яркий пример одного из стереотипов, в которых погрязло общество! Эта женщина, она даже не знает ни тебя, ни меня, а между тем настаивает, чтобы я подарил тебе цветы. А где это написано, что мужчина должен дарить цветы? Что это за аксиома такая?

— Нигде, нигде, — пыталась успокоить его я.

— Где написано, что мужчина вообще что-то должен женщине! — продолжал горячиться психолог. — У нее, может, куриные мозги, а я ей цветы дари! Это я, Ира, не о тебе. Больше скажу — я тебе, это самое, когда-нибудь подарю букет, когда получше узнаем друг друга, когда будем ближе. Тогда и букет станет для тебя настоящим праздником, а не банальным жестом, только способствующим росту твоего эгоизма…

На этом месте роль рабыни Изауры надоела мне окончательно. Я решительно стала прощаться:

— Всего доброго, мне пора домой…

— Как, уже? — искренне огорчился спутник. — Я думал, это вот, еще погуляем. Знаешь что, я, пожалуй, поеду с тобой, провожу. Хотя я не считаю, что это правильно — женщин домой провожать, это тоже стереотип. Зачем время свое тратить? Оно мне что, менее дорого, чем ей?

— А если ей страшно возвращаться поздно вечером?

— Ну так надо пораньше ее домой отправлять — и всех делов.

— Не провожайте меня! — взмолилась я.

— Если ты так настаиваешь… Честно признаюсь, я очень доволен нашему взаимопониманию, в общем, впервые встречаю такую разумную девушку. Но я всегда говорил, что нормальные женщины бывают, надо только не лениться хорошенько искать и потом не портить, это са мое, лишним вниманием. Так когда мы увидимся снова?

— Мы опять пойдем в магазин? — поинтересовалась я.

— Если хочешь… А вообще есть еще много другого интересного, вот пообщаешься со мной, узнаешь. Я научу тебя получать удовольствие от жизни, от разных радостей, которые другие женщины не умеют ценить. Этих бедных женщин можно только пожалеть — некому их обучить. А на следующую нашу встречу я тебе предлагаю несколько вариантов на выбор.

Пункт первый: погулять по городу. Пункт второй: поговорить. Три: посмотреть телевизор у меня дома, а если хочешь — можно и у тебя. Четыре: приготовить вместе ужин — это очень полезное дело, совместить тут приятное с этим, с полезным, я узнаю, какая ты хозяйка. Пункт пять: сделать друг другу массаж…

Здесь мне стало совсем тошно, и, торопливо попрощавшись, я побежала в метро.

* * *

Вечером я с ностальгической нежностью вспоминала практически всех былых ухажеров и даже с умилением смотрела на собственного мужа, давным-давно забывшего, что цветы можно дарить жене не только 8 Марта. А назавтра позвонил психолог — узнать, какой пункт из его программы общения я предпочла.

— Извините, но, по-моему, вам не стоит даже начинать встречаться с женщинами, — призналась я. — Шансов все равно никаких.

Он ошарашенно помолчал. Потом мучительно выдавил:

— Вот вы какая, оказывается... Вообще не встречаться... Это для мужчины, к сожалению, невозможно, он физиологически зависим от женщин, а они пользуются!

— Так купите резиновую куклу, и все проблемы решатся! — искренне посоветовала я.

— Вот вы какая... — еще более подавленно повторил он. — Значит, и статьи обо мне в “МК” не будет?

— А вот статья будет, — обрадовала его я и пошла писать.




    Партнеры