КИТАЙСКИЙ ПУТЬ ПУТИНА

2 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 193

Владимира Путина ждет настоящий марафон: “перескочив” часовые пояса, он должен отправиться в Китай, потом — в Индию, а оттуда еще и в Киргизию.

ВВП может подкачать мускулы в любом парке Пекина

В долгие часы полета до Пекина ВВП не придется скучать в “царственном одиночестве” — президент собирался взять с собой супругу, благо формат поездки это позволяет. Правда, Путиным вряд ли удастся от души налюбоваться площадью Тяньаньмэнь с мавзолеем Мао и толпами китайцев, запускающих воздушных змеев, или насладиться видами императорских дворцов. Его программа весьма насыщенна.

Казалось бы, в этот раз президент Путин приезжает уже в совсем другой Китай: чуть больше двух недель назад ЦК КПК возглавил 59-летний Ху Цзиньтао. (Для Владимира Путина встреча с товарищем Ху не станет первой — российский президент успел с ним познакомиться больше года назад, когда тот приезжал в Москву.)

С приходом нового лидера во внутренней политике и в жизни простых китайцев пока мало что изменилось. Имя будущего генсека местные жители знали задолго до его избрания. Товарищ Ху пока особых инициатив не предлагает и гнет ту же линию, что и его предшественник, идя на сближение с буржуазией. После очередного съезда КПК руководящая и направляющая сила “может принимать в партию и выдвигать на руководящие посты предпринимателей”. Единственная новация, которую обнаружили китайцы после прихода Цзиньтао, состояла лишь в том, что теперь в пекинских садах, парках и скверах появились разноцветные... тренажеры — вроде бегущих дорожек или “машин”, имитирующих катание на лыжах, только в более прочном, уличном варианте. Правда, как считают сами китайцы, это скорее связано с приближающейся Олимпиадой, нежели с приходом к власти товарища Ху.

Интересно, что первая встреча Путина состоится не с ним, а с председателем КНР Цзян Цзэминем. Напомним, уходя с поста генсека, тот потерял лишь одну из своих должностей и пока по сути является еще одним “первым лицом” — вместе с Цзиньтао...

Тем для разговора Путина с китайской “верхушкой” будет масса: от “военных” до “электрических” (сейчас наши специалисты помогают строить в КНР Тяньванскую АЭС). Зайдет речь и о сотрудничестве с российскими регионами — в списках делегации, отправляющейся с ВВП в Китай, мы обнаружили, например, главу Калмыкии Илюмжинова.

После поездки на родину Мао у любого русского туриста возникает “табу” на посещение китайских ресторанов в Москве: какое-то время кусочки пищи, приготовленные на свином жиру, видеть просто не можешь. Но Путину это не грозит. Завтра утром наш президент должен отправиться общаться с китайской молодежью — в Пекинский университет, а потом полетит в Дели, чтобы отужинать с местным премьером Ваджпаи. Наверняка они вспомнят о совместном производстве ракет “Яхонт” (как раз на такую наш президент любовался на днях).

Но и на этом “азиатское” турне Путина не завершится — напоследок, буквально на полдня, он слетает в вотчину Аскара Акаева Киргизию...

Наш президент споется с Ху Цзиньтао

— Существуют ли в российско-китайских отношениях “острые углы” — проблемные вопросы?

— В отношениях с Китаем положительных моментов значительно больше, чем проблемных. Мы на 95% сходимся по внешнеполитическим вопросам, на 99% решили проблему границы между Китаем и Россией, у нас очень неплохие экономические отношения, особенно в военно-технической области. Правда, и проблем достаточно. Незаконная миграция — проблема не китайская, это проблема нашей повальной коррупции и продажности. Если наши пограничники работают таким образом, что, заплатив им 10 долларов, все можно, то чего же другого ждать? Наши миграционные службы должны четко наладить работу, ведь китайская рабочая сила очень нужна и выгодна на Дальнем Востоке, где не хватает людей. Нужно четко регулировать приезд сезонных рабочих из Китая, вводить квоты. Вот чем нужно заниматься, а не пугать “страшным китайским заговором” с целью переселить всех китайцев к нам на север.

— Как сложатся отношения у Путина с Ху Цзиньтао, лидером нового поколения китайской номенклатуры?

— Думаю, что никаких сложностей не будет: новое поколение идет на смену старому не только в Китае, но и у нас. По некоторым категориям, таким, как практицизм, рационализм, Путин с Ху Цзиньтао быстрее найдет понимание, чем со “старым другом Советского Союза” Цзян Цзэминем.

— В чем секрет “китайского экономического чуда”? Насколько сильно мы отстали в этом отношении от Китая?

— Мы отстали чудовищно. Из страны с невероятной бедностью, несопоставимой с уровнем жизни в России, Китай превратился в страну, небогатую в индивидуальном плане, но очень современную и подающую огромные надежды. У нас же пока все источники доходов от выковыривания собственных недр. А китайцы больше получают от экспорта игрушек, чем мы — от экспорта нефти. Я вижу две причины успеха: во-первых, китайские коммунисты, в отличие от наших, оказались умными; а во-вторых, им просто повезло — после чудовищной культурной революции, сопоставимой с нашими репрессиями, группе старых революционеров во главе с Дэн Сяопином удалось вернуться к власти. Это как если бы у нас могли вернуться в политику Бухарин, Рыков и остальные “правые”, понимавшие, что нужно проводить другую экономическую политику.

Нам с Китаем нужно дружить по многим причинам: потому что он идет вперед, потому что Китай отнюдь не наш “младший брат”, а старший, и дай бог, чтобы Китай нам оставался братом.




    Партнеры