АВТО КРЫШКА

2 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 185

Автомобиль не только средство передвижения, но и источник загрязнения окружающей среды. До 90% вредных выбросов в атмосферу дают нам не заводские трубы, а двигатели внутреннего сгорания. И даже после своей смерти автомобиль продолжает терзать землю не хуже, чем при жизни.

...На площадке ждут своего часа 30—40 искореженных машин. Их поочередно цепляет кран, затем идет быстрая разборка — аккумуляторы складываются в одну сторону, колеса — в другую. Фактически тот же процесс сборки — только в обратном порядке. Затем кузова вместе с другими металлами захватываются краном и сбрасываются в бункер. Там крупнейший в Европе пресс делает из них аккуратные брикеты. Каждый весом 2—3 тонны. Вся операция занимает до 40 минут.

Так работает областное предприятие “Вторметинвест” по утилизации отходов автотранспортного комплекса в Ногинске. Строилось оно еще в 80-е годы мощностью до 1 млн. тонн металлолома в год. Однако загружено сегодня всего на 10%.

* * *

В Подмосковье ежегодно подлежит утилизации 150 тыс. автомобилей. Добавим сюда 10 тыс. тонн негодных аккумуляторов, 3 млн. отработанных масляных фильтров, 50 тыс. тонн изношенных шин... Так вот. Только 5% от сего добра подвергается вторичной переработке. Остальное из года в год вывозится на свалки, топится в реках, выбрасывается в лесу. Если процесс и дальше пойдет по такому руслу, то через десять лет область превратится в гигантскую автосвалку, где на каждую семью будет приходиться почти по одному брошенному автомобилю.

Расчеты специалистов областного Минтранса показывают: только от переработки всего аккумуляторного лома можно ежегодно получать до 200 тыс. тонн свинца, что покрывает 80% потребностей России в этом виде сырья! А из тонны резинового утиля можно получить 400 литров нефти, 135 литров газа, 140 кг стальной проволоки. Вспомним про 50 тыс. тонн ежегодно выбрасываемых резиновых покрышек и посчитаем. Образно говоря, автомобильного добра по губернии валяется на десятки крупных сырьевых месторождений.

Кстати, многие давно делают на этом хорошие деньги. В области действует немало фирм по разборке негодных автомобилей. Но берутся там только ликвидные части. Например, цветмет. Перерабатывать, к примеру, легкий кузов или пластмассы мелким коммерсантам невыгодно.

Сегодня со всей остротой встает вопрос об утилизации отходов, т.е. их полезной переработке. Ведь в сырьевом балансе США и Японии доля отходов достигает 26%. В той же Японии, например, доля использования изношенных шин составляет 90%. У нас — всего 4%.

Когда работники Минтранса приступили к разработке программы утилизации, все казалось относительно просто. Область поделили на 10 районов, в каждом из которых были запланированы площадки для сбора подержанных машин. Оттуда их предполагалось забирать и отвозить на переработку в Ногинск. Путь благим намерениям перекрыл... закон.

— Трогать брошенную машину в течение года без согласия хозяина никто не имеет права, — рассказывает первый заместитель министра транспорта области Андрей Кокурин. — Возможен суд с последующим возмещением убытков хозяину.

По словам Андрея Кокурина, правительства Подмосковья и Москвы уже договорились о том, что новую законодательную базу будут делать вместе. Делить Москве и области тут нечего. Беда-то общая.

Второй комплекс проблем уже не из сферы законодательных курьезов. Он из области экономики. Сегодня утилизация большей части вторичного сырья — дело невыгодное. Затраты на сбор и транспортировку оказываются выше, чем прибыль от полной переработки. Во времена СССР действовала плановая система снабжения вторсырьем. С крушением Союза она рухнула, оставив крупнейшие предприятия по переработке один на один со свалившимися на них проблемами.

* * *

По мнению Андрея Кокурина, ставшего буквально энтузиастом утилизации, нам никуда от старых машин не деться. И через десяток лет эта сфера деятельности человека станет важнейшей отраслью промышленности.

Есть два пути решения проблем утилизации — использование советского опыта госрегулирования и западных наработок в этой сфере. Если коротко, то “советский путь” предполагает воссоздание единой госструктуры, ведающей сбором и утилизацией отходов. Западный вариант предполагает бремя расходов по утилизации переложить на плечи производителей автомобилей. По такому пути пошла недавно Германия, где с июля 2002 года начал действовать соответствующий закон.

Это чревато ростом цен на машины, т.к. новые расходы попадут в себестоимость продукции. Впрочем, и государство вряд ли станет бесплатно заниматься утилизацией. Свои расходы оно возместит налогами. Так что при любом из вариантов платить скорее всего придется потребителю. В утешение можно заметить, что в жизни приходится платить за все. В том числе и за чистоту земли нашей. А пока — не счесть на ней автомобильных покрышек...




Партнеры