ДЕНЬ ПОБЕДЫ

3 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 405

Мы стали свидетелями исторического события. Впервые за 90 лет “Кубок Дэвиса” достался россиянам. Марат Сафин, Евгений Кафельников и Михаил Южный вырвали его у французов на их же корте. Вопреки всему. Вопреки неимоверному патриотизму зала. Вопреки двум неудачам в одиночной и парных встречах. “Нам необходимо было выиграть этот Кубок именно сейчас, — признался сразу после награждения капитан нашей команды Шамиль Тарпищев. — На следующий год это стало бы еще труднее из-за неудобного графика, и потом — мы столько шли к этой победе. И разве могли мы подвести самого главного и самого любимого нашего болельщика Бориса Николаевича Ельцина. Он так в нас верил, так поддерживал. Я думаю, то, что мы выиграли, — историческая справедливость. Меня сейчас переполняет столько эмоций... Постепенно прихожу в себя после этих невероятных трех дней. Обидно только, что проиграли пару. По всем предпосылкам должны были выиграть. Была опасность, что ребята после этой неудачи психологически сломаются. Но они не сломались. Они — настоящие бойцы”.

Когда все свершилось, зал онемел. Лица французов, даже темнокожие, казались белыми. Крики стихли. Прекратился нескончаемый стук пластиковых дубинок. Хозяева корта были злы и несчастны. Многие плакали. Некоторые мстили, не могли принять поражение своей команды. Например, работники ресторана для прессы демонстративно сломали фотоаппарат своему единственному русскому коллеге: юноша позволил себе слишком громко радоваться победе соотечественников.

Хроника

Но вернемся к интриге на корте “Берси”. После поражения в парах, откровенно говоря, мы уже мало на что надеялись. Одна французская журналистка даже позволила себе нахальное высказывание: “Эти русские ничего из себя не представляют! Кубок, считайте, уже у нас”. Но Марат, похоже, здорово завелся после неудачи и в двух первых сетах матча с Грожаном явно давил своего соперника. Надо было только продержаться еще сет, но тут Грожан выложился по полной программе. Зал буквально гремел, словно многотысячный стадион на чемпионате мира по футболу. Марат несколько раз поднимал вверх ракетку, прося тишины, но трибуны не реагировали. Мешали подавать. В итоге дело дошло до тай-брейка. Оба соперника несколько раз уступали свои подачи, но Марат сумел-таки дожать француза со счетом 13:11.

Удивительнее всего, что на самом деле Сафина в Париже очень любят. А девушки-журналистки просто тают при виде нашего теннисиста. Французы считают, что именно они открыли Марата в 1998 году. Сколько раз бывало, что ползала, даже в том же “Берси” на недавнем турнире, болело за Марата против своих же соотечественников! Но только не сейчас. Не на “Кубке Дэвиса” — престижнейшем командном турнире, неофициальном чемпионате мира...

Когда на корт вышел Михаил Южный, который должен был встретиться с Матье в последней и решающей встрече финала, французы пели “Марсельезу”. И Миша признавался потом, что его буквально придавило этим пением. И хотя он уже выигрывал у Матье, нелегко было повторить это, преодолевая бешеную энергетику зала.

То, что на корт выйдет именно Южный, Шамиль Тарпищев решил еще в день жеребьевки. И угадал. Правда, поначалу не верилось, что Миша сумеет отыграть два сета, которые он довольно быстро уступил Матье. Однако в середине третьего сета Мишу как будто подменили. Он отвоевывал подачи одну за другой. Матье был буквально выбит из колеи, он совершенно не ожидал такого отпора. Победы в трех сетах подряд, и “Кубок Дэвиса” — наш. Символично, что судьба великой “салатницы” в итоге оказалась в руках двух 20-летних игроков, практически дебютантов на столь крупном турнире. Но Миша оказался сильнее.



За кулисами

Все были охвачены таким экстазом, что даже охранники расслабились и не оставили меня в тот момент, когда наш самый главный болельщик Борис Николаевич спустился с VIP-трибуны и направился к выходу. Тут мне посчастливилось узнать, что такое рукопожатие первого Президента России. Оно длилось минуты две и сопровождалось долгим внимательным взглядом: “А, вы же из “Комсомольца”? Приятно!”

— Борис Николаевич, признайтесь, вам не жалко сердце? Вы каждый раз так переживаете, это ведь такие нервы...

— Эти ребята дороги мне. Я по-настоящему болею за них. И я просто счастлив, когда они выигрывают.

— Это правда, что вы объявили себя личным болельщиком Евгения Кафельникова? Он ведь даже хотел подарить вам свою ракетку.

— Я болею за всю команду: и за Марата, и за Мишу, и за Женю. А Женя действительно молодец. Если бы не он, мы никогда бы не дошли до этого финала. Вот бы только ему здоровье свое поправить...

— Что вы чувствуете сейчас?

— Я абсолютно счастлив. Так, счастлив, что даже слов не нахожу.

Наина Ельцина оказалась не менее открытой и доброжелательной, чем ее супруг. Она тоже с удовольствием ответила на несколько вопросов корреспондента “МК”.

— Представляю, каково вам, любящей жене, постоянно наблюдать, как Борис Николаевич переживает на теннисных турнирах. Как вы все это выдерживаете, как вам удается его успокаивать?

— Это очень трудно. Но я тоже люблю теннис и понимаю мужа. Мы столько раз ездили на всевозможные турниры, и отговаривать его бесполезно.

— Вы действительно часто общаетесь с нашими игроками?

— Ой, конечно! Перед этим финалом мы приглашали их в гости. Устраивали торжественный обед.

— Если не секрет, что было основным блюдом?

— Любимые уральские пельмени, конечно.

— Неужели сами готовили?

— Да нет. Я горячим не занимаюсь. Только сладкое иногда готовлю сама...

Мы попрощались, и чета Ельциных удалилась, окруженная многочисленной охраной.

В этот момент верхний свет в зале погас. Зажглись разноцветные лампы, откуда-то сверху посыпались серебристые бумажки, и российские болельщики (корреспондент “МК” в их числе) кинулись на корт поздравлять победителей. Мишу Южного качали так долго, что с интервью пришлось подождать. Марат в этот момент открыл бутылку шампанского, сделал победный глоток, а остальным обрызгал поклонников. Шамиль Тарпищев не успевал отвечать на телефонные поздравления. О нетелефонных — вообще молчу. Одним из первых его поздравил председатель Госкомспорта Вячеслав Фетисов, который признался, что в его глазах “Кубок Дэвиса” даже почетнее Кубка Стэнли, потому что это главный трофей неофициального командного чемпионата мира.

Я не удержалась и спросила его:

— Как вы считаете, Михаил Южный достоин звания заслуженного мастера спорта?

— Считайте, что он уже его получил!

— И можно об этом официально написать?

— Конечно! Я слов на ветер не бросаю.



Михаил Южный: “Звездной болезни у меня никогда не будет”

(Итоговый счет по сетам: Матье—Южный — 3:6; 2:6; 6:3; 7:5; 6:4.)

— Миша, на тебя обрушился такой груз ответственности — морально ты был к этому готов?

— Был. Но поначалу было очень тяжело.

— Если честно, до сих пор не верится, что ты победил. После двух первых сетов многие из наших болельщиков смирились, что Кубка у россиян не будет, ты ведь откровенно проигрывал Матье...

— Я просто никак не мог включиться в игру. Делал много ошибок. Обстановка на трибунах давила ужасно. Но потом мне все-таки удалось собраться и выложиться на полную катушку.

— Что ты чувствуешь сейчас?

— Пока не могу осознать, что произошло. Но думаю, что в ближайшее время на душе у меня будет сплошной праздник. И еще я очень хочу поблагодарить наших болельщиков. Если бы не их поддержка, мне было бы гораздо тяжелее.

В этот момент к нам подошли Мишина мама и сестра. Бедная мама чуть не плакала. Семья Южного недавно пережила ужасную трагедию — Миша потерял отца. Он признался, что ради его памяти готов был совершить невозможное.

— Ты уже почувствовал себя звездой, достойной заменой Кафельникова (если он уйдет, конечно) в паре с Сафиным?

— У меня никогда не будет звездной болезни. Все останется как раньше. Буду тренироваться, выступать. Я не собираюсь зазнаваться. А насчет замены... думаю, время покажет.



Евгений Кафельников: “Хочу наслаждаться моментом”

Всю игру Южного с Матье Женя наблюдал с трибуны в качестве зрителя, не спуская с рук маленькую дочку Олесю.

— Наверное, для вас нелегко было оставаться сторонним наблюдателем во время решающего матча?

— Естественно, ведь решалась судьба всей команды. Но я очень плохо себя чувствовал и не мог играть.

— Вы не пытались что-нибудь Мише подсказывать?

— Да нет. Для этого есть капитан.

— Сейчас вы уже решили: уйдете или останетесь?

— Все будет зависеть от операции на ноге. (На операцию Женя улетел уже сегодня в Цюрих. — Е.Ш.) Варикоз очень мне мешает. Если пройдет хорошо, вполне возможно, что я останусь.

— Ваше ощущение сейчас, когда долгожданная мечта наконец сбылась?

— Пульс, который нельзя ни с чем сравнить.

— А как насчет будущих планов: у вас не появилась новая мечта?

— Я ни о чем, кроме этого Кубка, даже думать не могу. Я наслаждаюсь моментом и буду наслаждаться еще очень долго.



Марат Сафин: “Это — круче, чем секс”

(Грожан—Сафин: 6:3; 6:2; 7:6.)

Как и за Мишу, за Марата болели мама и сестра Динара, которая бросилась ему на шею, как только болельщиков пустили на корт. Она так волновалась, что даже не знала, что отвечать. Впрочем, это было и не нужно.

— Признаться, Миша меня удивил, — сказал Марат. — Я считаю, он настоящий герой.

— Ты бы смог пережить, если бы этот Кубок не достался нашей команде после твоих не менее героических побед?

— Пережить я бы смог. И морально был уже к этому готов. Но Миша... Он переломил всю ситуацию. И сейчас я испытываю такую радость, такой кайф. Это даже круче, чем секс.

— Как ты оцениваешь роль Жени в этом финале и как будешь чувствовать себя, если он уйдет?

— Женя — лучший! Без него мы никогда не играли бы в этом финале. В команде он лидер. И это не обсуждается.

Что касается будущего, то давайте подождем. Жизнь ведь и так короткая. Так давайте хоть немного растянем удовольствие. Поживем сегодняшним, таким счастливым днем.





Партнеры