МОСКВИЧИ СХОДЯТ С УМА

3 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 690

Россия стоит на пороге психологической катастрофы. К такому выводу пришли российские и зарубежные психологи, собравшиеся в Московском городском психолого-педагогическом университете (МГППУ) на международный съезд.

— Мы давно работаем в Чечне, — говорит сотрудник французской организации “Врачи мира” Хапта Ахмедова. — И видим то, что переживают там простые люди, беженцы. Изменения, которые произошли в психике этих людей, требуют срочного вмешательства психологов.

Кроме всего прочего, “Врачи мира” проводят в Чечне исследования психологического состояния населения. И их результаты говорят об одном: необходимо принимать экстренные меры, поскольку личностные изменения у населения Чечни приобретают необратимый характер. У 31% чеченцев психологи диагностируют посттравматическое стрессовое расстройство. У 17% происходит хроническое изменение личности, которое выражается в повышенной агрессивности, враждебности, но главное — в сверхценной идее мести. Причем фанатизм мести (именно так определяют это состояние психологи) характерен и для взрослых, и для детей, и для мужчин, и для женщин. Так, одновременно с “налаживающейся мирной жизнью” в Чечне готовится плацдарм для новой войны. Но государство этой проблемой не занимается, а возможности психологов-добровольцев крайне ограничены. Ректор МГППУ Виталий Рубцов, не раз выезжавший в воюющую республику, давно написал письмо президенту — о том, что первым шагом к мирному урегулированию в Чечне должна быть организация там системы психологической помощи. Но ответа до сих пор нет.

Впрочем, агрессия и фанатизм идут не только с Кавказа. То же самое происходит и в Москве. По свидетельству психологов, работавших с жертвами “Норд-Оста”, после октябрьских событий были зафиксированы случаи насилия со стороны подростков в отношении сверстников нерусской национальности.

— В таких ситуациях, как после теракта на Дубровке, должна быть налажена работа мобильных бригад со школьниками и учителями, — считает руководитель Центра экстренной психологической помощи Екатерина Бурмистрова. — В Израиле такие бригады есть и результативно работают.

Пока же, считают психологи, агрессия и враждебность — основные эмоции россиян. Такое положение связано с тем, что число чрезвычайных ситуаций и жертв растет. Тяжесть психологических последствий можно снизить. Но для этого нужна серьезная профилактическая работа. То, каким человек входит в чрезвычайную ситуацию, прямо сказывается на последствиях. Именно поэтому, уверены российские и зарубежные специалисты, необходима концепция психологической безопасности России. В западных странах такие концепции давно разработаны и внедрены. Но ни в России, ни в Москве пока нет ничего подобного. Видимо, чиновникам нужно время. Или еще пара-тройка терактов.




Партнеры