ОСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ

4 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 170

В течение всего двух недель сразу три столичные газеты опубликовали четыре материала о коррупционных связях Государственного таможенного комитета с мебельной мафией. “МК” в свое время очень долго занимался мебельной контрабандой. Но после того, как дело “Трех китов” переместилось с газетных полос в стены Генпрокуратуры, я, честно говоря, думал, что возвращаться к этой теме уже не придется. По данным “МК”, Генпрокуратура готовится предъявить хозяину мебельных центров “Три кита” и “Гранд” Сергею Зуеву обвинение в организации преступной группировки, контрабанде в особо крупных размерах и нанесении ущерба государственному бюджету страны.

Однако мебельная тема вновь всплыла на страницах прессы — и в самом неожиданном ракурсе...

“...При участии чиновников ГТК его дочерняя структура занимается самой обычной контрабандой”, — пишет газета “Версия” в номере от 4 ноября. “...Иногда обычный газетный репортаж становится началом громкого коррупционного скандала”, — вторит ей газета “Новые известия”. И уже на следующий день опять-таки “Новые известия” публикуют обращение к председателю Комитета по безопасности Госдумы России Александру Гурову. В обращении утверждается, что публикация “вызвала заметный общественный резонанс”. А 25 ноября “Независимая газета” закрепляет резонанс: “Таможенный комитет оказался замешан в крупнейшем за последнее время скандале”.

Собственно, только этими четырьмя фразами публикации трех столичных газет и отличаются друг от друга. А в остальном они написаны как под копирку. “Принципиальными” отличиями можно признать только фамилии авторов публикаций.

Во всех четырех материалах речь идет о ЗАО “ТПК Диском”, ДГУП “Ростэк-таможсервис”, ассоциации “Мебельный бизнес” и Государственном таможенном комитете. Организации эти, по мнению авторов (или автора?), вступили между собой в коррупционные отношения с единственной целью — выкачать как можно больше денег из госбюджета. При этом газеты смачно и обильно друг на друга ссылаются. “Версия” — на “Новые известия”. “Новые известия” — на самих себя. “Независимая газета” — и на “Версию”, и на “Новые известия”. Далее круг замыкается.

А вывод в каждой из публикаций содержится также один и тот же: пора разобраться с ГТК, который наносит государству ущерб в десятки миллионов долларов. И это, как пишут, по самым скромным подсчетам...

Скромные подсчеты

Чтобы понять подоплеку происходящих событий, придется вкратце пересказать суть публикаций. Что сделать в общем-то несложно, учитывая их идентичность.

Журналист, находясь “при исполнении” (собственное выражение журналиста), объехал четыре московских мебельных магазина. Результаты журналистского расследования оказались “сенсационными” (по мнению самой газеты, “стали началом громкого коррупционного скандала”). Удалось выяснить: оказывается, магазины принимают в счет оплаты мебели не только рубли, но и доллары! Из чего был сделан безупречный с точки зрения логики вывод — в этих магазинах торгуют контрабандой.

Дальше — еще больше. Случайно, так уж фишка легла, во всех “расследованных” журналистом магазинах торговали мебелью, принадлежащей ЗАО “ТПК Диском”. А — о журналистская удача! — директором “Дискома” оказался Сергей Переверзев, который возглавляет еще и ассоциацию “Мебельный бизнес”, объединяющую около 40 импортеров мебели (целая сеть контрабандистов получалась). Ассоциация, в свою очередь, была создана по инициативе ГТК России. Эта информация вызвала у журналиста подозрения, что контрабандная мебель завозилась с ведома и под прикрытием руководства ГТК (в воздухе запахло коррупцией). Последние сомнения у журналиста отпали, когда выяснилось, что вся импортируемая членами ассоциации мебель растаможивалась в одном месте, а таможенные услуги членам ассоциации оказывало ДГУП “Ростэк-таможсервис”.

Дело в том, что ДГУП “Ростэк-таможсервис” является дочерним предприятием ГУП “Ростэк”, которое, в свою очередь, учреждено Государственным таможенным комитетом. После этого открытия газета отбросила уже всякие сомнения: “...Подлинная суть трогательного единения таможни и торговцев становится понятна даже первокласснику”.

Далее журналист (видимо, подозревая, что среди его читателей могут оказаться дети дошкольного возраста) не удержался и все-таки растолковал суть единения торговцев и таможни. По “первоклассной” логике выходило, что ГТК сам инициировал создание ассоциации “Мебельный бизнес” специально для того, чтобы собрать в ней всех контрабандистов страны. А потом учредил государственное унитарное предприятие “Ростэк”, чтобы оно создало дочернее ДГУП “Ростэк-таможсервис” для централизованного оформления всей контрабанды, которая прибывает в страну...

В общем, дух захватывает от масштабов раскрытой газетой сети контрабандистов. У журналиста, наверное, и у самого дыхание перехватило, потому что далее он перешел от предположений к прямым обвинениям. ГТК он назвал “крышей” преступной ассоциации, а ее членов — членами ванинско-переверзевской организации (напомним — Михаил Ванин сегодня является председателем Таможенного комитета РФ).

В качестве доказательств преступного сговора одна из газет сообщила, что участники ассоциации платят за растаможку значительно меньше, чем другие мебельщики. Другая — уточнила эту сумму: “Стоимость таможенного оформления одной фуры с мебелью за 50 000 долларов составляет около 15 000 условных единиц. Участники ассоциации платили в бюджет вполовину меньше”. Третья газета — на этой фактуре — сделала вывод, что потери государственного бюджета от этой схемы контрабанды измеряются в десятках миллионов долларов...



Нескромные подсчеты

Опровергать логику первоклассника — дело безнадежное. И все-таки попытаемся это сделать. Начнем по порядку — с “сенсационных” результатов журналистских расследований.

“МК” провел собственное расследование. И, к ужасу своему, выяснил, что за доллары в магазинах можно купить не только мебель, но и автомобиль, одежду, видеомагнитофон, плейер, мобильный телефон, обувь, посуду, трехцветный набор шариковых ручек, зубную щетку и даже туалетную бумагу. А после того как журналист “МК” смог отовариться за доллары на рынке тремя килограммами картофеля, двумя кочанами капусты, яблоками и творогом, мы все в редакции так и сели. Оказывается, контрабандисты окружают нас со всех сторон.

Мало того, нам удалось обнаружить парочку контрабандистов прямо в стенах редакции — двое сотрудников признались, что продали свои автомобили за наличные доллары. Спасибо знакомому налоговому инспектору, который объяснил нам, что продажа товара за доллары и без чека относится к внутрироссийским преступлениям и никакого отношения ни к контрабанде, ни к ГТК не имеет.

От сердца немного отлегло. Однако мы тут же вспомнили про подозрительно родственные отношения между ГТК и таможенным брокером ДГУП “Ростэк-таможсервис”. На этот раз выручили работники Московской регистрационной палаты, растолковавшие нам, что согласно Гражданскому кодексу РФ ГТК не несет никакой ответственности за деятельность не только ГУП “Ростэк”, но и дочернего предприятия “Ростэк-таможсервис”.

Разъяснения работников МРП вновь заставили насторожиться. Сразу вспомнилось про подозрительно трогательное единение таможни и торговцев мебелью из ассоциации. (Кстати, в ассоциацию входит не 40, а 11 компаний.) Ага, подумали мы, сложная учредительская конструкция с “Ростэк-таможсервисом” специально была задумана как “крыша” ванинско-переверзевской организации, чтобы уводить из бюджета десятки миллионов долларов.

Желание разыскать десятки миллионов долларов бюджетных убытков все-таки толкнуло нас в логово контрабандистов. Предчувствия нас не обманули — работники ГТК повели себя как настоящие коррупционеры, наотрез отказавшись представить данные о таможенных платежах членов ассоциации. Причем мотивировали свое подозрительное поведение очень неубедительно — ссылались на коммерческую тайну этих самых членов. Единственное, чего удалось добиться от таможни, так это общего графика таможенного оформления мебели за этот год. Из графика следовало, что члены ассоциации (включая самого опасного контрабандиста — “Диском”) ввезли в страну мебели в 4 раза меньше, чем нечлены. При этом средняя стоимость таможенного оформления мебели в ассоциации составила 3,37 доллара за 1 кг груза. А не входящие в ассоциацию фирмы растаможивали свою мебель в среднем по 1,46 доллара за 1 кг при одинаковой номенклатуре.

Контрабандисты из ассоциации “Мебельный бизнес” оказались более откровенными собеседниками, чем таможенники. На коммерческую тайну не ссылались и представили все свои таможенные декларации. Из документов следовало, что в среднем члены ассоциации платят за растаможку каждой фуры от 14 до 17 тысяч долларов. За подтверждением этих цифр в ассоциации нам посоветовали обратиться в прокуратуру, которая уже полгода проверяет их деятельность, и в первую очередь — “Дискома”.

В прокуратуре нам продемонстрировали бумагу №27/1-571-02, подписанную начальником отдела по надзору за исполнением законов на транспорте и в таможенных органах. В бумаге черным по белому было написано: “Детальным изучением контрактов, паспортов импортной сделки, инвойсов, сертификатов соответствия и других документов... нарушений законности таможенного оформления мебели импортного производства, ввозимого ЗАО “ТПК Диском”, не выявлено...”

На этом, собственно, можно было бы и закончить. Если бы не упомянутый выше “заметный общественный резонанс”. Логика, которая “понятна даже первокласснику”, но недоступна детям дошкольного возраста, произвела сильное впечатление на депутата Госдумы РФ Владимира Быкова и депутата Мособлдумы Николая Михайлова. Первый написал депутатские запросы в МВД, ФСБ, МНС и Генпрокуратуру. Второй — в УБЭП ГУВД Московской области. Таким образом, “скромные” подсчеты журналистов трех столичных газет вызвали “заметный общественный резонанс” среди аж двух народных избранников.

Первый заместитель генпрокурора Юрий Бирюков ответил на запрос, что никаких нарушений ни в учредительских документах “Ростэк-таможсервис”, ни в приказах председателя ГТК Михаила Ванина о растаможивании мебели только в специально уполномоченных органах нет. Из ФСБ, МВД и подмосковного ГУВД пришли однотипные ответы, что еще в апреле документы ЗАО “ТПК Диском” были истребованы в рамках уголовного дела 18/230289, возбужденного Юго-Западной транспортной прокуратурой Московской области в отношении ООО “Айтон-торг”. Данное дело расследуется в полном соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом... Казалось бы, чего еще-то нужно? Но нет: Владимир Быков направил в ФСБ повторный запрос с требованием ответить, какие меры приняты к нарушителям закона.

Похоже, если ответы ФСБ в очередной раз не устроят депутата Быкова, у него и других правдолюбов останется последняя инстанция — “Спортлото”...






Партнеры