ПЕТЕРБУРГ ON LINE

6 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 225

После настоящего триумфа “Дневника его жены” — Гран-при на “Кинотавре”, три “Ники”, выдвижение от России на “Оскар” — режиссер Алексей Учитель два года молчал. Участвовал в жюри нескольких фестивалей, а также готовился к съемкам масштабного проекта под названием “Дом” по сценарию Александра Рогожкина — о трагический истории любви в портовом публичном доме для союзников времен Второй мировой. О том, что Учитель параллельно снял большой полнометражный фильм, никто даже не догадывался. Корреспонденту “МК” удалось первым расспросить его об этом.


В своих интервью Учитель нередко заявлял о том, что его фильмы обращены в прошлое только потому, что он не видит ни одного достойного сценария на современную тему. Однако его новый фильм посвящен проблемам современной российской молодежи. Рабочее название картины — “Прогулка”. Съемочная группа Учителя в основном перешла с ним из “Дневника его жены”: автор сценария Дуня Смирнова, оператор Юрий Клименко (к нему добавился Павел Костомаров), художник по костюмам Елена Супрун. Художником-постановщиком на этот раз режиссер позвал Евгения Митту. Опять же, следуя своей давней традиции, Алексей Учитель пригласил сыграть в своем фильме актеров театра Петра Фоменко. Разумеется, в главной роли его любимая актриса Галина Тюнина (“Мания Жизели”, “Дневник его жены”). В главных же ролях снялись и недавние ученики Петра Наумовича — Ирина Пегова, Павел Баршак и Евгений Цыганов (в кино они все дебютанты, кроме Цыганова, который успел уже сняться у Евстигнеева в “Займемся любовью” и Грымова в “Коллекционере”). А в эпизодических ролях (за время прогулки герои встречают много разных людей) отметилась практически вся труппа театра.

— Как вы нашли сценарий, который вам наконец понравился?

— У нас есть такая традиция в Петербурге — многие кинематографисты с детьми на зимние каникулы едут в Дом творчества в Репино. И там я встретил Дуню Смирнову, написавшую сценарии к моим фильмам “Мания Жизели” и “Дневник его жены”. У нас с Дуней давно было желание снять современную историю. Мы постоянно вместе искали тему, какой-то сюжетный ход. Но все вместе как-то не складывалось. А в Репине мы просто болтали, и она обронила такую фразу: “Идут какие-то персонажи часа полтора в кадре, разговаривают, и все это в реальном времени”. Не знаю почему, но я за это зацепился. Дуня очень быстро написала сценарий, который мне сразу понравился. Называется он “Петербург on line”. А фильм будет называться “Прогулка” — таким вот коротеньким словом. Эта история умещается в одно предложение: идет девушка, с ней знакомится сначала один молодой человек, потом он зовет своего друга, естественно, они оба в нее влюбляются, и за два часа совместной прогулки они испытывают такое количество страстей, какого хватило бы на целую жизнь. Да, и идут по Петербургу.

— Петербург в преддверии своего юбилея весь в лесах: каково было работать в таком городе?

— Когда мы первый раз прошлись по маршруту, я был, конечно, в ужасе, операторская группа тоже… Но потом я понял, что это одно из достоинств картины, потому что такого города уже не будет никогда, и он по-своему интересен, любопытен.

— Картина действительно снята в режиме реального времени?

— Нет. Но там есть кадр, к примеру, который длится 22 минуты — герои 22 минуты идут по реальному Невскому проспекту, и в эти минуты заложены пять встреч главных героев с другими актерами. Мне очень важно было получить от ребят правильное сочетание актерской игры и их естественного поведения. Мой режиссерский расчет был в том, что я сижу в машине, у меня монитор, и я слежу за всем очень внимательно, и в следующий дубль делаю коррекцию. Меня уверили, что монитор берет на два километра. Поставили его, и через 30 метров — писк, шум, ничего не видно и не слышно. Было много ругани, наконец через два дня привезли из Финляндии монитор. Сказали, что этот-то на три километра берет. Через шесть минут все пропало, помехи и т.п. Поэтому был выбран такой странный способ съемок: продуманный кортеж — идут актеры, впереди идет милиционер (на всякий случай), администратор с рацией, еще впереди ассистент режиссера и второй режиссер, которые готовили актеров, появляющихся по ходу процессии, а сзади шел еще один милиционер, потом — я, в наушниках, на расстоянии где-то 40 метров, а за мной еще звукооператор с магнитофоном. Я таким образом отслеживал хотя бы звуковую часть, а потом, когда все было снято, садился к монитору и все просматривал. Но когда я шел и слышал, что что-то не так, то происходил такой эмоциональный взрыв, я матерился, размахивал руками и ногами. Наблюдавший за нами звукорежиссер Кирилл Василенко даже сказал, что это было отдельное кино в кино.

— А как реагировал народ, на глазах которого происходили съемки?

— Да, для меня получился своеобразный эксперимент. Вы понимаете, чтобы снять, к примеру, Невский проспект, его надо перекрыть. Массовка человек 500—1000. Для нас это неприемлемо. Поэтому мы снимали реальный город с живыми людьми. Скажем, у нас есть такой эпизод на Исаакиевском соборе, на смотровой площадке, где героиня падает в обморок от высоты. Мы ходили с ручной камерой, никаких осветительных и других приборов, вся группа была “замаскирована” под посетителей. И когда она падала в обморок, люди, которые там находились, подходили и спрашивали: “Девушка, что случилось? Вам помочь?” Таблетки предлагали. Меня это порадовало и поразило.

После окончания работы над “Прогулкой”, в январе следующего года, Алексея Учителя уже ждет готовый сценарий Александра Миндадзе “Космос как предчувствие”. Но и мысль о съемках совместного российско-американского проекта “Дом Черчилля” не покидает режиссера. Сейчас над первым вариантом сценария работают Грегори Маркетт и Александр Червинский.




    Партнеры