СТРАШНЫЕ СКАЗКИ О РОССИИ

6 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 414

Выстраивать отношения с США для Москвы было трудно все десять лет после революции 91-го года. Еще при Горбачеве, в СССР, был чрезвычайно распространен стереотип о великой и богатой стране, которая поможет нам идти “путем свободы”. Даже последний руководитель “империи зла”, главный социал-демократ современности, по-американски просто Горби, — в это верил. Что уж говорить о раннем Ельцине! “Главное — продержаться зиму, — приободряли друг друга представители демократической общественности в 91-м, — корабли с продовольствием уже на подходе”. Надежды сменились разочарованием: в этом прекрасном свободном мире нас никто не ждет. Разочарования завершились косовскими “гонками” российских и натовских десантников.

Нынешний этап — путинско-бушевский — пожалуй, в чем-то переворачивает ситуацию на 180°. Если раньше стереотипы в основном владели нами, то теперь все ровно наоборот. До сих пор именно мы не могли понять адской американской смеси между морально-идеологическими рецептами для всего мира и циничным продавливанием собственных бизнес-интересов. А нынче в плену у мифов оказались заокеанские прагматики. И в этом — грандиозная новизна момента.

Американские мифы о России не слишком радостны для нас. Упрощая — это отвратительный коктейль из остатков ненависти “времен Бжезинского и покоренья Крыма” (“холодной войны”) и современных левых “общечеловеческих претензий”. Будто бы Россия “экзистенциально” противостоит свободе, соблюдению прав человека и всему прогрессивному. Возмутительно, что этот большой медведь не хочет и не может превращаться во что-то типа симпатичного датского пингвиненка...

При этом, как ни странно для самих россиян, но позиция нашей страны жизненно важна для единственной сверхдержавы по очень многим вопросам. Самый яркий пример — Афганистан. Никто в мире не оказал американцам такую всестороннюю помощь, как Россия. Это касалось и касается передачи разведданных, передачи оружия антиталибским силам, давления на Северный альянс, чтобы он согласился с кандидатурой Карзая...

Но именно антироссийские стереотипы заставляют американцев даже в Афганистане заниматься вполне бессмысленным противоборством с нами. Под чутким руководством дипломатов и разведчиков с Североамериканского континента Карзай пытается выдавить всех своих коллег, кто может быть связан с Россией. Причем, если исходить из любых логических доводов, объяснить такое направление работы американских инструкторов невозможно. Ведь удалив из правительства, например, министра обороны Фахима, Карзай не только не упрочит своего положения, а гарантированно получит новую гражданскую войну. Для янки, которые и так не знают, насколько долго придется оставаться в Афганистане и что делать с талибами, преспокойно сосредоточившимися в Пакистане, новая гражданская война в Кабуле — хуже страшного сна. Но кто вспоминает о логике, когда восприятие России как страшной страны, которую надо выталкивать отовсюду, впитано вместе с лекциями в Гарварде...

Впрочем, Афганистан — просто совсем очевидный пример. Есть вещи не менее яркие и поближе к России. По мнению российского руководства, во всех республиках СНГ любой американский посол считает своим долгом постараться испортить отношения страны пребывания с Россией. Одна и та же картина от Киева до Ташкента. Иногда доходит до вопиющих случаев. Несколько месяцев назад из Баку была отозвана третий секретарь посольства США. По мнению российской стороны, женщина-дипломат помогала переправлять боевиков в Панкисское ущелье. Причем якобы встречалась не только с чеченцами, но и с представителями неких арабских организаций. Не преувеличивают ли наши контрразведчики, сказать трудно. Но вот факт. После представления российской стороной этих данных Госдепартаменту сотрудница была тихо отозвана в течение нескольких дней. В самом Баку о подоплеке отъезда никто и не знал. Выходит, Госдепартамент признал справедливость наших доводов. Но представить себе, что дипломат занимается подобными вещами добровольно, даже не поставив в известность начальство, невозможно. И именно так это оценивают в Кремле.

Сейчас сотрудники американской администрации добиваются от России поддержки в вопросе по Ираку. В качестве “бонуса” они предлагают Москве “учитывать интересы России после падения Хусейна”. Но уже сложившаяся американская практика и в Афганистане, и в других местах не позволяет относиться к этим словам с доверием. К тому же российские лидеры уверены, что войной в Ираке нынешнее правительство США хочет больше решить внутренние проблемы, чем вопросы мировой безопасности. Тем более что, по данным российской разведки, если в Ираке и есть бактериологическое оружие, то оно может быть получено только из штаммов, которые в свое время передали Хусейну сами американцы. Официальные представители США никогда не спорили, когда им сообщали об этой информации.

Тем не менее Администрация Президента Путина пытается заставить все российские органы, причастные к проведению внешней политики, следовать прагматичным курсом. Это не всегда получается. В России множество дипломатов, военных, да и других представителей госэлиты привыкли относиться к “заокеанским империалистам” не лучше, чем они — к нам. Но в отстаивании трезвого курса у нас гораздо больше преимуществ. Связаны они, как ни странно, с нашими недостатками. В формировании внешней политики у нас принимает участие гораздо меньше людей, чем в Вашингтоне. Круг людей, определяющих стратегию, вообще страшно узок. Общественным мнением, настроенным против США, пока можно пренебречь. Генералов и послов — приструнить. У американцев все гораздо тяжелее.

Как рассказывал корреспонденту “МК” руководитель кремлевской администрации Александр Волошин, там, где у Владимира Путина есть личные договоренности с Джорджем Бушем, изменение американской позиции к лучшему очень чувствуется. Это касается и рыночного статуса для российской экономики, и помощи при вступлении в ВТО, и ряда других вопросов. Но как только президент США не формулирует прямых указаний своим подчиненным, Россия сталкивается с чрезвычайно тяжелой, “резиновой” позицией американских чиновников. Причем движут ими, по мнению Волошина, именно стереотипы. И американский президент в “русских вопросах” оказывается более продвинутым, чем его помощники.

По словам Волошина, он несколько раз пытался обсуждать с представителями Госдепартамента и Белого дома отношения между нашими странами в стратегическом ключе. Его целью было нащупать противоречия и “сшибки интересов”, которые объективно существуют или могут возникнуть. По его словам, реальных проблем не так много. Зато близкие и партнерские отношения были бы выгодны обеим сторонам.

И вправду, у США — как и у России — не очень получается вести диалог с левой европейской элитой. Как ни странно, элиты наших больших государств понимают друг друга лучше, чем маленькие безответственные европейцы. Последняя встреча президента Буша и канцлера Шредера продолжалась всего 11 минут. И Штаты могли бы успешно добиваться понимания европейских стран, если бы имели поддержку не только Великобритании, но и России. “Особые отношения” с Вашингтоном позволили бы Москве тоже чувствовать себя уверенней в контактах с Евросоюзом. Причем “европейская вилка” — это то, что лежит на поверхности. Борьба с мировым терроризмом — от Филиппин через Россию до США — позволяет найти множество точек соприкосновения.

Но также понятно, что за один день мнение американцев о России не изменится. А без этого прорыва не добьешься. И руководителям России, честно говоря, некуда деваться. Другой Америки, специально для нас, в магазине не купишь. Только кропотливая ежедневная работа может заставить чиновников Госдепа и Пентагона изменить свои бытовые взгляды на Россию. В конечном счете у Путина с Бушем — получилось...




Партнеры