ФИННИНСПЕКЦИЯ

6 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 170

Почему мы живем худо-бедно, а наши “малые” соседи, по крайней мере многие из них, сыто и богато? Как, например, Финляндия, которую дедушка Ленин с легкой руки в далеком 1917-м отпустил на вольные хлеба. Какими всходами обернулся этот “ленинский посев”?

С таким вопросом сегодня, в День независимости Финляндии, 6 декабря, корреспондент “МК” обратился к послу Финляндской Республики в России господину Рене НЮБЕРГУ.


— Извините, господин посол, но я учился еще в советской школе и в учебниках читал, что именно российская революция, Ленин принесли независимость Финляндии.

— Неправильно будет сказать, что Ленин нам что-то дал. То, что он дал, он сразу хотел взять обратно, потому что уже в 1918 году в стране разразилась кровавая гражданская война. Нам повезло — у нас был Маннергейм. Победоносный белый генерал. Законное правительство одержало победу.

— Но все же нельзя отрицать тот факт, что Совет Народных Комиссаров в соответствии с ленинской национальной политикой признал независимость Финляндии.

— Да, Финляндия стала независимой 6 декабря — и это наш национальный праздник. Но за этим формальным признанием независимости, подписанным во время ночной встречи в Смольном, которое советская историография преподносит как великодушие Ленина, стоят три человека: Ульянов (Ленин), Троцкий и комиссар по делам национальности — Иосиф Сталин.

— Парадокс: СССР оказался колоссом на глиняных ногах, его больше нет. А маленькая Финляндия — процветает. В чем секрет финского чуда, если это можно назвать чудом?

— Наверное, можно. Для этого надо понимать исторически, что такое Финляндия. В свое время Александр I отвоевал одну треть территории Швеции. Ему достался кусок Скандинавии, более развитый экономически и социально, чем тогда сама великая Россия. Это и была Финляндия. Но он великодушно оставил нашей земле ее законы, ее лютеранскую веру...

И те почти сто лет, что Финляндия была в составе империи как автономное великое княжество, она оставалась ее наиболее развитой частью. У нее было все: своя таможня, граница, свои деньги (марки), свой парламент (сейм). Только армии и дипломатии не было. Александр I очень уважаем у нас.

— Но это очень давнее прошлое.

— Финское чудо складывалось почти два столетия. В 20—30-е годы, когда отношения между СССР и Финляндией были очень плохими, мы активно торговали с Западом. Это нам помогло заложить основы экономики. Чудом был даже 1939 год. Сталин и Молотов недооценили своего северного соседа.

— Вы имеете в виду зимнюю войну 1939 года?

— Да. Кто воевал против Красной Армии тогда? Крестьяне, охотники, всю жизнь прожившие в финских лесах...

— Но мы одержали победу. Это неоспоримо.

— Знаете, что мне сказал один из моих давних русских друзей? “Да, мы, русские, победили. Но вы, финны, выиграли!”

— Помните, на заре российской перестройки был такой фильм “Интердевочка”? Тоже, кстати, образец финско-российского партнерства.

— Да, я знаю этот фильм. Там, помню, дело происходило в Питере, где я, кстати, работал одно время вице-консулом генконсульства. Я даже знаю главного актера, он был одноклассником моей сестры...

— Тогда вы помните и то, что наша “интердевочка” осуществила свою мечту — выйти замуж за финна. И та часть ее финской эпопеи воспринималась как жизнь в раю, где доступно все: машина, дом, вещи. Откуда появилась эта, не политическая, а экономическая часть “финского чуда”?

— Тот “рай”, куда попадает бедная питерская девчонка из фильма, — это был западноевропейский “рай”. После войны мы оказались единственной страной Запада, которая не получила помощи, инвестиций по плану Маршалла. Тем не менее мы развивались быстро. Здесь сыграл свою роль, как ни странно, тот фактор, что нашим крупным торговым партнером стал Советский Союз. За последние полтора десятка лет мы прыгнули еще выше. В давосском рейтинге стран с наиболее конкурентоспособной экономикой в мире мы на втором месте после США.

— И в чем секрет?

— Мы сейчас экспортируем больше, чем импортируем. Раньше каждые десять лет мы девальвировали и старались “скорректировать” баланс между импортом и экспортом. Но в последние годы мы один из мировых лидеров по экспорту. Одно из немногих исключений — Россия. У вас мы покупаем больше, чем вам продаем. Это очень редкий пример. Мы покупаем у вас то, что у нас не хватает: энергию, сырье.

— В российском фольклоре прочно сложился образ “среднего финна”, этакого добродушного парня, любителя сауны и пива. Он нередко герой наших анекдотов. А как бы вы нарисовали типичный портрет своего соотечественника?

— Понимаю, вы о стереотипах. Итальянцы едят спагетти, немцы — колбасу, французы пьют вино... Так? Но эти стереотипы не могут составить представление о нации.

— В народе, однако, они популярны. Мне вот тут вспомнились знаменитые финские “пьяные” десанты в Ленинград. Когда финнов в полубесчувственном состоянии увозили домой целыми автобусами, потому что в Финляндии был сухой закон и ваши оттягивались дешевой русской водкой.

— Не было у нас сухого закона. То есть он был, но в 20-е годы, а в 1932-м был отменен. Но советская система создала миф о “пьющих финнах”. На самом деле в 70-е годы спиртное в Финляндии продавалось свободно. Но был массовый туризм, а ленинградские туры считались самыми дешевыми. Кроме того, можно было, взяв с собой из Финляндии пару джинсов, продать их в Питере, виноват, в Ленинграде, и гулять на советские “мягкие рубли” целую неделю. Гуляли крепко, этого не отнимешь, я, как тогдашний вице-консул, бывало, вытаскивал кого из тюрьмы, кого из больницы...

— Но все же каков в вашем понимании “средний финн”?

— Если серьезно, очень дисциплинированный, очень обученный, очень трудолюбивый человек. Конечно, он живет на севере, где очень холодно, и поэтому очень любит сауну. По тем же причинам не отказывает себе и в крепких напитках. Хотя в последние годы финны больше тяготеют к пиву.

— А к юмору?

— Вы не знаете, что в пику Финляндии в 1940 году была создана Карело-Финская ССР? После поражения в зимней войне 1939 года Сталин создал эту республику. Там даже надписи на магазинах были на финском и на русском. Так, однажды уже Никита Сергеевич Хрущев велел провести перепись населения с целью узнать, сколько там действительно живет финнов. Перепись провели, и оказалось, что финнов только два: Финкельштейн и фининспектор.

— Это что... анекдот?

— А вы купились! Только Хрущеву доложили: мол, ошибочка вышла — финн-то на самом деле был только один: Финкельштейн, он же и фининспектор...

— Кажется, это советский анекдот?

— Я извиняюсь за неполиткорректный анекдот, но он отвечает на один очень интересный вопрос: насколько циничны были отношения СССР и Финляндии и насколько при этом нам удалось сохранить российско-финскую дружбу. Если вы посмотрите на карту России, то увидите: очень мало соседей, с которыми отношения были и остаются очень хорошими. И такой сосед — Финляндия!




Партнеры