ОЧЕРЕДЬ ЗА ПРИГОВОРОМ

7 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 463

Новая тактика, которую применила московская прокуратура при расследовании погрома на Манежной площади, оказалась весьма результативной. Хулиганов теперь отдают под суд не всем скопом, как раньше, а по одному. В итоге уже двое из молодчиков, участвовавших в массовых беспорядках во время просмотра футбольного матча Россия—Япония 9 июня, услышали свои приговоры.


“Дело Манежки” грозило растянуться на годы: сейчас по нему проходят 36 обвиняемых. Для справки: в погромах на царицынском рынке обвинялось всего 5 человек, а приговора они ждали больше года. По “ясеневскому” же делу, в котором 6 обвиняемых, судебного решения пока вообще нет, хотя сам инцидент случился еще в апреле 2001 г.

Поработав мозгами, прокуроры пришли к общему мнению: тактику расследования подобных дел надо менять. Иначе до пенсии будешь опрашивать свидетелей, коих в деле “Манежки” насчитывается аж 759 человек... И дело раздробили.

Как объяснил этот неожиданный ход сам прокурор города Михаил Авдюков, решили “подвиги” каждого обвиняемого выделить в отдельное производство и после завершения работы с ним сразу направлять в суд. Правда, при условии, что действовал этот человек в одиночку и не связан с преступлением, совершенным группой лиц.

В настоящее время прокуратура Москвы направила в суд уголовные дела в отношении 21 погромщика. На подходе — еще 15 обвиняемых.

Из досье “МК”

В результате массовых беспорядков, произошедших 9 июня на Манежной площади, пострадали 72 человека, в том числе 18 сотрудников милиции и бойцов ОМОНа. 49 человек были госпитализированы, 1 скончался. Разбушевавшиеся хулиганы разгромили 237 витрин, подожгли или разбили около 60 автомашин.

Таким образом в ноябре суды вынесли первые два приговора.

18-летний Максим Демкин, курьер юридической фирмы, был признан виновным в участии в массовых беспорядках и осужден на 4 года лишения свободы (условно). Вслед за ним срок (на этот раз — реальный) получил 18-летний Александр Типцов. В суде было доказано участие Типцова в массовых беспорядках, а также в избиении заместителя начальника ОВД “Тверское”. Он приговорен к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

В основном все фигуранты по “делу Манежки”, возраст которых колеблется в пределах 15—21 года, обвиняются в участии в массовых беспорядках. Лишь трое из них — в вандализме: Александр Володин, Максим Вассерман и Андрей Решетник.

Организаторы беспорядков пока не выявлены. По-видимому, их вообще не было. По мнению следователей, ни один из обвиняемых не принадлежит к экстремистским организациям или политическим течениям фашистского толка. Все объяснения молодчиков похожи друг на друга как две капли воды. Мол, созвонился с приятелями, выпили, решили побузить... “Никаких национальных чувств к кавказцам я не испытываю. В драке участвовал, чтобы поддержать свой авторитет в глазах сверстников”, — стандартно говорилось на допросах.

По словам Михаила Авдюкова, рекламный ролик, который якобы послужил толчком к беспорядкам, интереса для следствия пока не представляет: “Интерес появится лишь в том случае, если кто-то из участников беспорядков при предъявлении обвинения заявит: я хулиганил под влиянием этого сюжета. Вот тогда необходимо будет выяснить, какую цель преследовали при его демонстрации, и дать правовую оценку этому поступку”.

Дело же об убийстве 16-летнего Андрея Труженикова — единственного погибшего в ходе драки на Манежной площади — также выделено в отдельное производство. Тело парня нашли в тот злополучный день в непосредственной близости от Лубянской площади. Однако есть версия, что убийство Андрея не имеет прямого отношения к событиям на Манежной.




    Партнеры