ПАЛЬЦЫ С ВЕЕРОМ

7 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 208

Как вы думаете, кого в первую очередь следует бояться декабрьскими холодными ночами на московских улицах? Наркоманов, пьяных подростков, профессиональных грабителей? Или подслеповатых киллеров, которым лишь бы в кого-нибудь пальнуть (не беда, что ошибка, клиент оплатит перерасход пуль)? А может, патрульных: они, как удав Каа, предпочитают охотиться на богатеньких прохожих в темное время суток...

Нет, нет и еще раз нет. То есть, конечно, встреча со всеми вышеперечисленными товарищами не сулит никаких удовольствий — только сплошной геморрой. Но... Упаси Боже в этом декабре столкнуться с одинокой, не лишенной шарма женщиной. Или с двумя симпатичными женщинами. А уж тем более обходите стороной группу очаровательных фей. Они прекрасны и опасны в равной степени. Не знаю, может, повышение градуса женской ненависти ко всему живому обратно пропорционально температуре воздуха. Тогда, верю, это скоро пройдет. Но на этой суперхолодной неделе в городе все противозаконные дела творили исключительно женские ручки. Пальцы с веером, так сказать... А посему советую забыть афоризм Аркадия Райкина “Женщина — друг человека”. Лучше заучите как катехизис другую истину: если женщина чего-то хочет, надо ей это что-то поскорее дать. Иначе она возьмет сама — и это, и многое другое.

УБИЙСТВО. Наталья Петровна, 52 года. Жгучая брюнетка. Размеры 120 на 120 на 120. Из разряда тех, у кого постоянно “давит грудь подоконник”. А если уж коня на скаку остановила, больше он никуда не поскачет — падет замертво, болезный. Так случилось и в нашу студеную зимнюю пору. Короткими перебежками бой-баба передвигалась от магазина к дому, зажимая под мышкой добычу (наверное, примерно так наши предки возвращались с охоты на мамонта). Дамочке подвернулся благодарный собутыльник, из числа кочевников-бомжей. Брать штурмом подъезд не стали, распили прямо в подворотне. Только вот вместо заздравного тоста старая добрая грымза напоследок хрястнула бомжа бутылкой по голове. Раз выпито — так с плеч долой. Повод? Ночной собеседник посмел усомниться, действительно ли так трудна русская долюшка женская. О домострое заговорил, паршивец, о патриархальном укладе... И тут же получил наглядное доказательство ошибочности своей теории — смертельный удар по голове. Успел ли он понять, осознать что-либо? Вряд ли. Преступницу задержали.

РАЗБОЙ. Юлия Николаевна и Диана Александровна. У каждой — классические 90—60—90. Волосы цвета неопределенного. Если содрать штукатурку, выяснится, что каждой от силы лет 16. Куртки черные, в глазах — вечный огонь. Девушки где-то прочитали, что нынче модно знакомиться в подъезде. Мол, богатый принц сначала дверь придержит, потом сумку донести предложит, телефончик спросит. Светский разговор, то да се... Полчаса подружки торчали у парадного, и ни один кавалер, забодай его комар, даже не плюнул в их сторону. Девушки, конечно, продрогли, озверели и решили не ждать милости от природы. Вооружились резиновой дубинкой, газовым пистолетом и... напали на первого встречного! Отдувайся, мол, гад, за весь никчемный мужской род. Избили его, болезного, пообещали в следующий раз вообще в последний путь отправить. Бедняжка аж дар речи потерял. Через три дня все же заговорил, заявил на разбойниц в милицию. А те уже и думать забыли о своей милой шутке — новую акцию готовили. Узнали из отечественного синематографа, что нынче модно на кладбищах знакомиться. С вдовцами. Амазонки как раз готовились к очередному выходу в свет, когда их задержали.

ГРАБЕЖ. Валентина Владимировна, 17 лет, НТС (в переводе с милицейского — нормального телосложения), НР (не работает), НЧ (не учится), словом, СК (сомнительный контингент). Орудовала вместе со сводным братом. Принцип стар, как весь преступный мир: гоп-стоп, мы подошли из-за угла. Правда, объект выбрали более чем странный — рано утром ограбили несчастного парнишку, когда тот шел в школу. Денег у него, конечно, не было, так жадная Валентина не постеснялась — отобрала... папку с нотами. Потом еще шипела на милиционеров, аки кобра: “Ах, даже консерваторию закончить не дают”.

КРАЖА. Полина Владимировна. Женщина без возраста и примет. Каждый раз перевоплощалась так ловко — любая актриса позавидует. Работала только вечером и только когда приморозит. Ну сами посудите — идете вы домой шаркающей кавалерийской походкой. А навстречу — чап-чап-чап — даже не бредет, а ползет симпатичная вроде бы особа. Шажок мелкий, суетливый, потому как упасть боится, скользко ведь. Вы уже встрепенулись, готовы оказать небольшую, но приятную услугу, но чуть-чуть колеблетесь: неудобно как-то к незнакомой женщине приставать. И тут несчастная пешеходка обязательно шлепается наземь, стонет так жалобно... Тут уж любой женоненавистник превратится в рыцаря. Правда, потом, много позже, когда вы проводите неуклюжую барышню до остановки (подъезда, магазина) и, весьма довольный собой, полезете в карман за ключами (кошельком, телефоном), выяснится... Эх, права была старуха Шапокляк — хорошими делами прославиться нельзя. Пока вы отряхивали даму, она обшаривала вашу куртку.

Мадам взяли по приметам сразу после очередной кражи. Дома у нее нашли парик и обширный гардероб — чтобы не примелькаться.

МОШЕННИЧЕСТВО. Две гарпии. Известны только имена, и то весьма приблизительно, — или Лейла, или Зухра, а может, Гюльчатай. Едва ли не первый случай, когда на уличное предложение снять порчу откликнулся мужчина. Чем уж его, бедового, эти фифы так приворожили, сказать сложно. Глаза черные, в руках у одной почему-то веер, на языке — всякий вздор. Но — подействовало: затюканный гражданин в итоге попросил снять порчу даже с давно умерших родителей. И при свете фонаря безропотно отдал аферисткам почти тысячу долларов. Мошенниц пока ищут.

ХУЛИГАНСТВО. Мария Ивановна — женщина деликатного возраста и весомых достоинств. Но... поди ж ты, ум с сердцем не в ладу. На лестнице напала на 14-летнего соседа, ударила сорванца по голове железным ломиком. Конечно, соседи разные бывают, а уж среди юного поколения и вовсе дьяволы попадаются, но вот так, внаглую... Думает, что против лома нет приема?

Вот такие они, героини криминального фронта. За одну неделю восемь женщин пойманы на тропе войны. А о скольких еще гордые мужчины постеснялись рассказать нашим правоохранителям? Впрочем, мы сами виноваты. Вспомните слова философа: женщина бывает злой только в одном случае — когда она несчастлива в любви.




Партнеры