“ИНТЕРПРЕТАЦИЯ” ПРЕМЬЕРА

7 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 378

В языке политиков в последние годы важное место занимает словечко “интерпретация”. Главное — первому “интерпретировать” результат любых событий, чтобы нужная тебе версия укрепилась в общественном мнении. Блестящий пример очевидного “интерпретирования” продемонстрировал давеча премьер-министр Касьянов. Комментируя на заседании правительства продажу почти шести процентов акций “Лукойла”, Михаил Михайлович сказал: “Я оцениваю эту сделку как весьма удачную... Цена продажи акций крупнейшей российской нефтяной компании была выбрана правильно...” Дальше он объяснил, что именно мероприятия по продаже госсобственности помогут безболезненно пережить 2003 год, на который приходится пик выплат по внешнему долгу. А для того чтобы все обрадовались окончательно, премьер сообщил, что сразу после удачного расчета по долгам появится реальная возможность снизить налоги.

Короче, счастье уже за поворотом. При этом премьер-министр не вспомнил, что летом его же правительство отказалось продавать этот же самый пакет акций за сумму, приблизительно равную 780 миллионам долларов. По сообщениям прессы, тогда кабинет министров отказался рассматривать сумму меньше 800 миллионов. Теперь же Касьянов считает продажу за 770—775 миллионов — удачей. Что же изменилось?

С точки зрения рыночной конъюнктуры не изменилось ничего. Цены на нефть по-прежнему остаются чрезвычайно высокими. Акции нефтяных компаний — очень ликвидным товаром. “Лукойл” как был недооценен по сравнению с другими российскими компаниями, так и остался. Благодаря “блестящей” работе менеджмента самой большой российской нефтяной компании ее акции стоят в два раза дешевле, чем могли бы.

Короче, бюджет просто недополучил денег. Тем не менее Касьянов долго и публично радуется. Значит, все-таки что-то с лета изменилось. В глаза сразу бросаются две вещи. Только что совершенно неожиданно, без предупреждения, “Лукойл” продал свою долю в разработке азербайджанской нефти японцам. По официальным данным, за 1 миллиард 250 миллионов долларов. То есть в распоряжении менеджмента появились деньги, которые можно при желании использовать для покупки госпакета. Если такое желание возникло, то можно предположить, что 6 процентов акций “Лукойла” могли выкупить структуры, близкие лично к руководителям нефтяной компании. В том, что такое желание должно было возникнуть, можно не сомневаться. По мнению многих аналитиков, именно благодаря этому пакету Вагит Алекперов может сконцентрировать в своих руках контрольный пакет “Лукойла”.

У чиновников правительства помимо пожеланий менеджмента “Лукойла” могли быть и другие стимулы. Некоторые участники нефтяного бизнеса в России предполагают, что срочная продажа шести “лукойловских” процентов напрямую связана с близким аукционом по “Славнефти”. Приобретение этой государственной компании — мечта многих нефтяных магнатов. Одним из таковых является губернатор Чукотки и фактический хозяин “Сибнефти” Роман Абрамович. Известно, что он имеет большое влияние на аппарат правительства. “Лукойл” вначале заявлял себя как возможный участник аукциона по “Славнефти”. Теперь можно не сомневаться, что в разделе этого куска пирога Алекперов принимать участия не будет. И поэтому продажа шести процентов акций собственной компании стала своеобразным отступным.

Вообще, продажа “Славнефти” вызвала целую бурю в нефтяных кругах России. Сложнейшие договоренности между бизнесменами и чиновниками неизбежно вылезают и будут вылезать наружу. Надо просто иметь желание их увидеть. Правда, всем нашим нефтяным королям легко может испортить игру китайская государственная нефтяная компания. Она якобы тоже присматривается к “Славнефти” и готова выложить за нее чуть ли не вдвое больше, чем наши участники. Оно и неудивительно. Ведь в России принято оценивать запасы нефти по ценам в два с половиной раза ниже, чем в Китае. И если китайцы сумеют выиграть конкурс, это будет означать, что за последние два года Россия сделала громадный шаг вперед. Если же “чужих” опять не пустят и выиграют те, “кто должен”, то это будет бесспорным доказательством, что “счастье” в нашей экономике не наступит еще долго. Как бы ни “интерпретировал” действительность премьер-министр.




Партнеры