НЕТ ВРЕМЕНИ

9 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 280

Павловский Посад — один из немногих городов, где фаллические символы социализма сохранились в первозданном виде. Старинная 55-метровая колокольня с часами (кстати, уменьшенная копия Кремлевских курантов) возвышается над серпами-молотами, которыми напичкан город, как Гулливер над лилипутами. Каждую неделю на эту махину залезает продолжатель династии часовщиков Андрей Попов. Он — смотритель курантов. Похоже, судьба уникальных часов волнует только его.

Единственная копия московских курантов (они были изготовлены в XIX веке) не значится ни в одном документе. То есть формально их в Павловском Посаде нет вообще. Летом сюда приезжали предприниматели и недвусмысленно намекали, что часы за хорошие деньги можно продать немцам. Но дальше разговоров, к счастью, пока не дошло. Вот и идут часы благодаря Попову. За зарплату 600 рублей в месяц Андрей Сергеевич раз в неделю заводит своих “любимцев” на ближайшие 7 дней и 3 часа. Если бы не он — не слышали бы павловопосадцы переливистого колокольного боя. По независящим от Андрея Попова причинам посмотреть на часы и узнать, сколько времени, можно только днем. Вечером циферблат “съедает” темень: последний раз часы освещались во времена развитого социализма. Сегодня циферблат облупился и разваливается на части: Андрей периодически прикручивает отваливающиеся цифры на место. Последний раз его красили в 1959 году, а сейчас на это дело нет денег. Сусальное золото для приведения циферблата в надлежащий вид “съест” весь годовой районный бюджет — так сказали в администрации. Куранты страдают от равнодушия чиновников и буйства малолетних придурков, которые залезают в чердачное помещение, где находится механизм, и устраивают дебоши. Такому “геноциду” часы подвергались только во времена воинствующих атеистов — когда на переплавку отправили 12 из 18 часовых колоколов: они-то и били “бом-бом”. С ними канула в Лету мелодия “Боже, царя храни”: ее до революции куранты “пели” каждый час. Оставить неблагодарное занятие смотрителя часов Андрей Сергеевич не может по определению: 50 лет его дед Иван Михайлович холил и лелеял часовой механизм. До сих пор на стенах помещения, где находится “сердце” курантов, его рукой написаны наставления потомкам — как заводить и ухаживать за ними. Процесс расписан по минутам. Поэтому потрепанные жизнью куранты ни разу не ломались. А может, и потому, что сделаны лучшими мастерами Швейцарии в конце XIX века, а собраны уже в России — павловопосадскими умельцами.

— Дед был фанатом своего дела. С 1911 года он смотрел за часами и даже пытался научить часовому делу дочерей, — рассказывает Андрей. — Потом родился мой отец, и дед передал свое мастерство ему. Так и сложилась династия.

Продолжить ее — задача номер один. И хорошо, что его семья придерживается такого же принципа. 19-летний сын Попова — кстати, тоже Андрей — всегда сопровождает отца на колокольню. Ведь у Андрея Попова-старшего дел невпроворот. Он работает составителем вагонов в Орехово-Зуеве, а в свободное время уже 12 лет строит дом. Неизвестно, сколько еще смогут часовщики-энтузиасты следить за реликвией. Если куранты продадут, то вряд ли кто-то вспомнит красивую историю о трех поколениях мужчин в семье Поповых, которые каждую неделю, невзирая на непогоду, карабкаются по шатким ступенькам “в небо” с одной-единственной целью: сохранить время.

— Наши власти обращались в администрацию области, и есть надежда, что к 160-летию города нам помогут отреставрировать часы, — грустно улыбается Андрей Сергеевич.

Надежда умирает последней.




    Партнеры