ВЛАСТЬ СТАНЕТ ПРОЗРАЧНОЙ

11 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 362

Переезд, как известно, никогда не надоест. Московские мэрия и гордума — не исключение. Они собираются переехать уже не один год, но все растягивают удовольствие.

И вот, наконец, после долгих месяцев споров и обсуждений приняли проект нового комплекса правительственных зданий в строящемся на берегу Москвы-реки Сити. Теперь его будут дорабатывать. И когда-нибудь, видимо, начнут строить. Впрочем, спешить тут действительно незачем. Потому что новая столичная высотка способна сильно изменить архитектурный облик Москвы.

Как и почему? Об этом “МК” узнал в эксклюзивном интервью с авторами проекта Михаилом ХАЗАНОВЫМ и Антоном НАГАВИЦЫНЫМ.

В победившем в конкурсе проекте комплекс правительственных зданий состоит из нескольких частей. Четыре многоэтажные башни московского правительства соединены между собой на разных уровнях многочисленными озелененными “мостиками”. Они и опоясывают башни по периметру, и соединяют их по диагонали. Внутри “мостиков” — сплошные цветы и деревья.

Около башен огромным амфитеатром подступает к реке многоярусное здание Мосгордумы. Крыша каждой “ступеньки”-яруса одновременно служит парком-террасой. Все это соседствует с площадью на набережной, подземными магазинами-кафе и автостоянками.

— Конкурс ваш проект выиграл. Можно ли уже говорить, когда начнется строительство и сколько оно будет стоить?

— Сейчас о цене квадратного метра здания, как и о самом строительстве, говорить рано. Проект еще предстоит разрабатывать, вести диалог с будущими заказчиками. Нам уже дали понять, что здание в любом случае придется “укоротить” с 52 этажей до 30, перенести немного вбок от моста “Багратион”. И таких уточнений будет немало.

— То есть где будут окна кабинета мэра, пока сказать нельзя?

— Трудно сказать, кто там и как захочет расположить кабинеты. Мы в проекте указали, что кабинет мэра включает в себя приемную площадью 70 кв. м, комнату отдыха с санузлом, собственно кабинет площадью 120 кв.м с выходом в зал заседаний. У членов правительства и руководителей отдельных структур кабинеты, соответственно, поменьше. В нижних этажах комплекса предположили разместить залы заседаний, спортивные комплексы, общественные зоны с кафе и ресторанами. В самих башнях — общественные приемные и кабинеты руководства городом. Сейчас ясно одно: проект будет трансформирован, и наше решение вполне пластично и гибко для того, чтобы комплекс был удобен в эксплуатации.

— Не прозвучало ли на последнем этапе конкурса конкретных пожеланий, скажем, от мэра или от депутатов Мосгордумы — где скамеечку поставить, где фонтанчик?

— Нет, таких не было. Да и вообще, обсуждение шло в корректных тонах. Нас только один момент напряг, когда кто-то из руководства (не Лужков) сказал, что это “очень интернациональная архитектура”. Напротив, это хорошо, что она интернациональная! Мы вдали от поисков специфически национальной архитектуры. Москва — столица, и в ней должны быть представлены все архитектурные направления. А с современными технологиями у нас работают еще мало. Наш проект и призван закрепить прорыв в XXI век.

— Какие технологии и материалы будут использоваться?

— Мы предполагаем использовать металлокаркас и несущий остов из монолитного железобетона. Планарное, структурное остекление, то есть остекление без рам, когда стеклопакеты крепятся на спрятанные внутри металлические конструкции. Система “двойной фасад”. Причем стекло выполняет и светозащитные, и теплопоглощающие функции.

— Таким образом, здание будет выглядеть прозрачным снаружи?

— В идеале — да. Мы его “железнить” не хотим. Огромные стеклянные стены, которые стоят практически неразрезанные. Может быть, с внешней стороны и появятся металлические решетки, но вообще-то чем современнее дом, тем меньше видны эти “решетки”. Кроме того, мы намерены создать интеллектуальный дом, он будет хорошо реагировать на окружающую среду, на изменение климата; нам видится, что там будут современные коммуникации — лифты, эскалаторы, траваллаторы (движущиеся дорожки). И, конечно, экологическая составляющая — много света, зелени и зон отдыха.

— Но в новой мэрии еще и работать придется. В прошлом в административных зданиях господствовали коридоры с кабинетами по обе стороны...

— От коридоров мы вообще хотели по возможности избавиться. Когда помещения расположены вокруг атриума (вокруг центра башни. — Авт.), ощущения коридора не возникает.

— Не кажутся ли излишними вертолетные площадки на каждой башне?

— А вы в пробках когда-нибудь стояли? Конечно, к новой мэрии будут подведены дороги, но и вертолет скоро будет использоваться как стандартный городской транспорт. Во всяком случае, для высокопоставленных лиц. Кроме того, они нужны и для узко утилитарных целей — для пожарных, для, не дай бог, контртеррористических операций, для самой обычной “скорой помощи” — если плохо станет человеку на приеме у кого-нибудь из начальников.

— В связи с терактами 11 сентября предъявлялись ли к проекту повышенные требования безопасности?

— Здесь нет каких-либо неустойчивых элементов, которые могут быть обрушены в одном звене, и тогда весь комплекс рухнет. А вообще, универсальных планировочных и конструктивных решений от терроризма пока не изобрели.

— Проект уже окрестили “этажеркой”. Вас это не обижает?

— Нет. Хоть ежиком назовите, главное, чтобы дом был интересный и удобный. Народ очень метко дает определения. “Этажерка” устраивает нас. В этом названии заложен нужный нам принцип. Ведь этажерка, как и это здание, наполнена содержанием.




Партнеры