ВСКРЫТИЕ ОСЕТРА

14 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 200

Случилось то, что и должно было случиться: Россия не получила футбольного чемпионата Европы-2008. Об этом стало известно в четверг, после того как в Женеве завершилось заседание Исполкома УЕФА. В конверте, который распечатал глава Евросоюза футбольных ассоциаций Леннарт Юханссон, фигурировали Австрия и Швейцария. Второй раз подряд верх взяла совместная заявка двух преуспевающих стран Центральной Европы (напомним, предыдущее первенство континента проводили на пару Бельгия и Голландия).

С одной стороны, год, вместивший в себя множество разноликих событий, завершился для футбольной России не вполне удачно. Но с другой — было бы в высшей степени наивно рассчитывать на победу в этой околофутбольной игре, тем более с первой попытки. Поэтому уместнее радоваться очередному успеху “Локомотива” в Мадриде и анализировать промахи, не позволившие нам заполучить Евро-2008. Тем более что сразу после оглашения результатов председатель Госкомспорта России Вячеслав Фетисов заявил о намерении повторить попытку вновь, имея в виду первенство Европы 2012 года.

Церемония выборов началась с представления заявок претендентов. В нашу 15-минутную программу вошли видеофильм о восьми городах, где мог бы состояться чемпионат, письменное обращение к Исполкому премьера Касьянова со всеми необходимыми гарантиями и демонстрация предлагаемой эмблемы Евро-2008 с изображением... осетра. Как заметил потом Юханссон, выбор Исполнительному комитету дался якобы нелегко. На самом же деле приоритетное положение Австрии и Швейцарии стало очевидно задолго до итогового решения.

Эти страны в третий раз предприняли попытку завоевать почетное и весьма перспективное с финансовой точки зрения право, а потому считались фаворитами еще на старте предвыборной гонки. Руководитель российского проекта Евро-2008 Александр Чернов признал победу этой пары вполне закономерной и объяснил ее следующим образом: “После выбора, сделанного четыре года назад в пользу Португалии, члены Исполкома взяли своего рода тайм-аут. Готовя Лиссабон и Порту к предстоящему турниру, они столкнулись с таким количеством проблем, что на этот раз рисковать не хотели. Россия — это, конечно, колорит, но Австрия и Швейцария — стабильность”. Однако, по его словам, Россия до последнего момента конкурировала с фаворитами: “После доносившихся сведений о ходе закрытого заседания нас то поздравляли, то готовили к большим сюрпризам”.

Сюрприза в итоге не вышло. Совместные заявки Боснии и Хорватии, Греции и Турции, Ирландии и Шотландии, Дании, Швеции, Финляндии и Норвегии, а также одинарные — Венгрии и России — существенно проиграли победителям. Информация о распределении голосов в этой многоступенчатой процедуре выборов слишком противоречива, чтобы ей верить. Но, судя по всему, Россия долго шла в авангарде. Не случайно президент РФС Вячеслав Колосков еще недавно расценивал наши шансы в 70, а то и в 80 процентов. И эти заявления выглядели вполне обоснованными, особенно после того, как он вместе с председателем Счетной палаты Сергеем Степашиным гостил в Швеции у Юханссона. Впрочем, делая столь оптимистичный прогноз, Колосков, видимо, не учел значимости иных, печальных, событий, безусловно подорвавших позиции России.

Наши беды на этом поприще начались еще в апреле, в тот момент, когда Правительство РФ устами вице-премьера Валентины Матвиенко отказалось поддержать футбольную инициативу. И хотя имелось письменное распоряжение Путина детально изучить вопрос, реакция высших правительственных чиновников долгое время была негативной. Скепсис федеральной власти не передался вроде бы губернаторам и градоначальникам, однако разобщенность действий свою негативную роль сыграла. В период визита в Россию специальной комиссии УЕФА не было ни малейшего представления, где брать необходимые на подготовку к первенству 1,2 миллиарда долларов. Позже, когда были проведены тщательные расчеты, выяснилось, что федеральному бюджету достаточно взять на себя лишь 25 процентов расходов. Остальные средства обещали выделить местные власти. Но время уже было упущено.

Российский вариант, безусловно, имел для европейцев определенные прелести. Невысокие цены, стопроцентная гарантия реализации билетов, национальный колорит — все это привлекало многих участников голосования. К тому же УЕФА получала редкий шанс значительно расширить географию турнира, а Колосков заявил даже, что среди членов Исполкома четверо ему кровно обязаны. Но перевесили все-таки аспекты субъективного ряда. Из восьми заявленных городов только Москва, Санкт-Петербург и отчасти Казань могли похвастать отелями требуемой звездности. Ни Волгоград, ни Саратов, ни Ростов-на-Дону, ни Краснодар, ни Самара не соответствовали нормам ни в этой категории, ни в других, касающихся стадионов и аэропортов. Наверняка высоких европейских гостей не оставили равнодушными “Лужники” и новенький “Локомотив”, но большим по части спортсооружений похвастать мы не могли. Конечно, за пять с лишним лет можно построить все объекты необходимой инфраструктуры, но чиновники УЕФА привыкли, видимо, верить своим глазам, а не обещаниям.

Не последнюю роль сыграли, разумеется, и трагические события на Дубровке, хотя от терактов никто в наше время не застрахован.

Но последнее дело посыпать голову пеплом. Расценим случившееся как 4-летнюю фору на подготовку к следующему Евро 2012 года. Если хотим провести наконец что-то стоящее, запрягать стоит уже сейчас. А то ведь после Олимпиады-80 и вспомнить-то по большому счету нечего.




Партнеры