ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ

16 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 838

Жаркое из одуванчиков, оладьи из лебеды с клевером, халва из подсолнуха, “боб”-корн, кофе из овса... Это не выписка из меню вегетарианского ресторана. А любимые блюда ступинского пенсионера Анатолия Шорохова.

Однокомнатная квартира 60-летнего Анатолия Дмитриевича напоминает склад. Высушенные травы, которых более 400 наименований, распиханы по шкафам, под кроватью, на книжных полках. Только он приоткрыл кладовку, как из нее тут же посыпались бесчисленные коробочки. “Прошлогодний урожай”, — поясняет он.

Анатолий Дмитриевич давным-давно понял, что от цивилизации один вред: жизнь сокращает, связь с предками прерывает. Хотя все говорят, что человек должен быть ближе к природе, на деле мало кто спешит с нею слиться.

Шорохов уже несколько лет питается только дарами своего огорода. В магазин не ходит вообще. Было бы неудивительно, если б старик питался традиционной картошкой, огурчиками да кабачками. Но Шорохов “гурман” до травы. Каждый сорняк имеет для него величайший смысл. Заболел желудок? Испек нужных блинов — и все прошло. А если железа в организме не хватает — корни одуванчика пожевал.

Утро у него начинается с выпекания хлеба. Подготовка каждой буханки занимает четыре дня. Сначала проращивает колосья злаковых, затем перемалывает и получает муку. Выпекает хлеб в духовке — без дрожжей и яиц. Вкус превосходный! Хотя Шорохов жалуется на цивилизацию, однако сетует на промышленность, которая до сих пор не придумала домашних мельниц. Приходится использовать кофемолки, которые без конца ломаются.

Даже вода у него почти собственного приготовления. Берет ее Шорохов из родника, который сам выкопал в лесу. Сразу не пьет, а замораживает в морозильнике. Вода по стенкам замерзает, а в середине нет. Значит, она тяжелая: ее пенсионер выливает. Кристаллы собирает и обратно превращает в воду. “Такая жидкость самая полезная”.

“Странности” с Шороховым начались еще в детстве. Будучи школьником, он соорудил под окнами своего деревенского дома гигантскую вазу из проволоки. Натаскал туда земли и посадил цветы. Ваза получилась выше дома, а цветы благоухали на всю округу. Учителя водили экскурсии в шороховский полисадник. С тех пор детвора дразнила его “мичуринцем”.

Для сближения с природой Шорохов завел два участка в 8 и 6 соток. На них выращивает все подряд: гречиху, сою, табак, абрикосы, черешню и даже лианы. Прижились все виды подмосковного винограда, а их более 300. Соседи удивляются его урожаям. Только с 1,5 соток он собирает 500 кг картошки!

Секрет прост: Анатолий Дмитриевич удобряет землю прабабкиным способом: “квашеной крапивой”. Замачивает жгучее растение в бочке с мылом. В перегное представлена вся таблица Менделеева.

Успехами самоучки заинтересовались в МГУ. Присвоили ему звание члена-корреспондента Московского общества испытателей природы. Много лет Шорохов возглавлял секцию “Подмосковный виноград”.

Пока мы шли по лесной тропинке к его участку, он не переставал чудить. Останавливался на каждом шагу, то кору березовую сорвет — в стельки пригодится, то мох на пеньке срежет для отвара, то дерево похлопает. Все-то он знает: как муравьи зимуют, сколько белка орехов заготовила.

На участке пенсионера традиционно выглядят только грядки. А дачный домик ему заменяет... шалаш. Одинокое сооружение посреди леса, из которого торчат два валенка и развевается российский “триколор”, напоминает современную избушку “на курьих ножках”. Если поп-король Майкл Джексон мучился в барокамере, надеясь продлить долголетие, то Шорохов ночует на охапке сена и не сомневается, что проживет до 110 лет. Глядя на худощавого пенсионера, пробирает дрожь при воспоминаниях о подмосковных морозах.

— Холод идет только на пользу. А как же предки жили? — словно читает мысли Анатолий Дмитриевич.

Припорошенные снегом, до сих пор висят огурцы. “Хрустящими будут”, — пояснил Шорохов.

— А что ваша семья? Разделяет ваши увлечения? — спрашиваю его.

— Знать меня не хотят — чудаком считают. Две дочери взрослые, мы уже лет десять не виделись.

Искренний, добрый человек. Сотни трав сдает в аптеку совершенно бесплатно: пусть людям “на здоровье” идут. Деньги, по его мнению, — зло. Одет чисто, опрятно, но очень просто. Оказывается, он все шьет сам, на прабабкином “Зингере”.

Бесплатно консультирует больных со всего света: какую траву куда приложить. Ему звонят из Владивостока, Якутии, Украины. Ни знахарем, ни целителем себя не считает. Называет “знатоком трав”.

“Зато жизнь у меня настоящая, а не погоня за счастьем”, — говорит Анатолий Дмитриевич.




Партнеры