ДЕКЛАРАЦИЯ О НАМЕРЕНИЯХ

16 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 598

Вообще-то нам все равно что праздновать.

Я вчера приятеля встретил, большого любителя этого дела. Обычно он с бодуна веселый такой, хоть и жалуется всегда — дескать, голова болит и деньги кончились. А тут смотрю — расстроенный.

— Что случилось? — интересуюсь.

— Ошибся, — приятель отвечает. — Праздновал день нашей российской самостийности, а оказалось, что это День Конституции. Теперь повторять придется.

Повторить, конечно, не грех. Тем более что наша Конституция к этому располагает. Ведь у нас за короткое время Конституций было — пять. Вот представьте себе: в Америке, молодой и быстро менявшейся стране, за два с лишним столетия — всего одна. В бурной и переменчивой Франции с ее бесчисленными Республиками за полтора века — три. А у нас за 75 лет — пять Основных законов. Можно сказать, при жизни одного поколения.

И мы еще удивляемся нашей нестабильности!

Самое интересное заключается в том, что мы наши Конституции не читаем. При Советах их было четыре: в 18-м, 24-м, 36-м (сталинская) и 77-м (брежневская). Их никто даже не открывал, потому что все знали: что бы ни было в них написано, все будет так, как решит партия. Коммунистическая. И ссылка на Основной закон все равно не поможет. Напротив: увеличит срок.

А в 1993-м приняли еще одну. Казалось бы, уже совсем в другом государстве. Демократия, частная собственность, цветы, девушки. А уж какая красивая преамбула:

“Мы, многонациональный народ... утверждая права и свободы человека... чтя память предков... возрождая суверенную государственность... утверждая незыблемость ее (России) демократической основы...”

Государство, может быть, и другое, да мы — те же самые. Говорим красиво, но коряво. “Чтя память”. И почему нужно возрождать суверенную государственность? Ее что — до 93-го года не было? А как же “граница на замке”? Вот чего не было, так это “демократической основы”, потому что Россия и демократия — вещи несовместные. Во всяком случае, пока. Посему утверждать незыблемость ранее никогда не существовавшего — дело бесперспективное.

Все это я к тому, что нашу замечательную Конституцию стоит хотя бы пролистать. О том, чтобы прочесть и тем более изучить, я уж не говорю: 137 статей, да еще несколько пунктов в каждой... Не осилить.

Между тем — прелюбопытнейшее чтение.

Вот самое начало, статья 2: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью”. Как говаривает Хрюн, “внушает”. Появляется даже давно забытое чувство гордости — за себя, свои права и свободы. Но потом вспоминаешь, что не далее как вчера остановил тебя на улице милицейский сержант, которому ты чем-то такое не понравился, и долго изучал твой паспорт, многозначительно поигрывая автоматом.

Или вот статья 7: “Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека”.

У кого жизнь достойная — шаг вперед. Шучу, шучу...

Обратите внимание, в каких выражениях выдерживается этот, казалось бы, сугубо юридический документ. К примеру, чем должна определяться та же “достойная” жизнь — “Мерседесом” или колбасой по праздникам? При этом живем мы с вами, оказывается, в государстве, “политика которого направлена на создание условий”. А если условия не создались? Ну извините, не вышло. Ничего, начнем сначала. Число подходов не ограничено.

Статья 38: “Материнство и детство находятся под защитой государства”.

Звучит опять же красиво. А вот реальность: государственное “вспомоществование” матери в связи с рождением ребенка — 500 рублей в месяц. Но это только первые полтора года. Потом, надо понимать, ребенку уже ничего не нужно, потому как с этого момента пособие на него — 70 рублей в месяц. Два доллара. Да и то не всем и не всегда, а в каких-то особых случаях.

Между тем самая завалящая детская коляска стоит две с половиной тысячи, а пачка подгузников — 400 рублей.

И ведь вот что удивительно: рожают!

Статья 40 обещает каждому из нас “право на жилище”. Помнится, советская власть нам его тоже обещала. Право. А жилья не было. Сейчас, правда, с этим делом стало немного получше. Но не слишком. Тем, кто живет в коммуналке, еще может повезти. Это если их квартира приглянется кому-нибудь из “новых русских” и он их облагодетельствует — расселит за свой счет. Бывает это нечасто, но все же случается. А вот если дети переженились, и у них уже тоже дети, и нужно разъехаться, а денег нет и не предвидится, то тут никто не поможет. И государство тоже не поможет, хотя в той же статье Конституции сказано: “Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилье”.

Строительство ведется, не спорю. Но — коммерческое. Квартира в таком доме стоит немереных денег. А строительство другого жилья, муниципального, “органы государственной власти” практически не ведут. Не выгодно.

“Условия для осуществления права на жилье” эти органы, понятное дело, создают. И право это самое у нас тоже имеется. Жилья нет, а право на него — это пожалуйста.

Еще в нашей Конституции мне про экологию очень понравилось. Представляете, целая статья об этом деле повествует. “Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду”. И тут то же самое: право у нас есть. А вот среды на всех на напасешься. К тому же “благоприятной”.

Между прочим, та же статья предоставляет нам право на “достоверную информацию” о состоянии этой самой среды. Ей-богу, даже не смешно. Тут несколько человек попытались проинформировать нас на сей счет. Так их сразу в шпионаже обвинили и упекли. Оказывается, все эти сведения — государственная тайна. Чтобы никто не мог узнать, до чего наше государство довело нашу среду обитания. А довело оно ее до четверга. После радиоактивного дождичка.

Порадовала меня и статья 61: “Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами”.

Ага. Как же — гарантирует!.. Не так давно “МК” писал о двух подростках, детях российских работников ооновской миссии на Занзибаре. По явно недоказанному обвинению ребят приговорили к смертной казни. А российский МИД узнал тогда об этой истории из нашей статьи. Так что Российская Федерация, может, и гарантирует. Но, как показывает опыт, очень уж уповать на нее не стоит.

...Перечитал я все вышеизложенное, и стало мне как-то грустно. Потом пробежался еще раз по Конституции и понял, что скорее всего это все-таки не Основной закон, а декларация о намерениях.

Намерения-то у нас всегда хорошие...



Партнеры