ЛЕБЕДЯ СЕН-САНСА ОЖИВИЛИ В ШАПИТО

17 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 577

В Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко очень любят детей. Как в анекдоте: “Лев Толстой очень любил детей, и все ему мало было. Приведут полную комнату, шагу ступить негде, а он все кричит: “Еще! Еще!” Поэтому и появился в театре балет для детей “Цирк приехал!”. Балетмейстер Дмитрий Брянцев (он же автор либретто), художник Валерий Левенталь, композиторы Валерия Беседина и Камиль Сен-Санс. Детей в день премьеры собралось несметное количество. Толстой был бы доволен, а вот с балетом не получилось.

Первая часть спектакля неинтересна как сюжетно, так и танцевально. Цирк-шапито, все звери заболели. Срочно нужен Доктор Айболит. Он — тут как тут и в одну секунду вылечивает все пушистое зверье. После чего звери, до этого полспектакля пролежавшие на голой сцене, на радостях изображают приплясы, присядки под незатейливую, но бравурную музыку г-жи Бесединой.

А во второй серии “Цирка” вообще случился казус, поскольку общедоступную Беседину сменил эстет Сен-Санс со своим “Карнавалом животных”. И как ни пытался хореограф переломать его музыкальные изыски через колено своих танцкомбинаций, ничего не получилось. Г-н Брянцев — отдельно, мсье Сен-Санс — отдельно. Хореограф даже придумал что-то вроде глюков, когда в полумраке сцены на фоне дергающегося слюдяного зеркала появляется Лебедь. Тот самый, что поставлен Михаилом Фокиным и известен всему миру как умирающий. В “Цирке” Лебедь не умирает, и называется он теперь Заколдованный, в связи с чем имя Фокина не упоминается. Вроде это как и не его этот Лебедь. Но самое забавное, что из тех зверей, которых в первом отделении Айболит вроде бы вылечил и были они живыми и здоровыми, до второго добрались не все. Большая половина их куда-то исчезла. Куда? Это, наверное, знает только Доктор. Хотя, может, он и вообще никакой не Доктор Айболит, а так, какой-нибудь самозванец, напялил халат и замучил зверушек. Хотя все не так грустно, потому что в балете есть костюмы и декорации Валерия Левенталя. И они спасают спектакль своим радостным цветом и неудержимой фантазией. Маленькие рыбки блестят и переливаются всеми оттенками голубого; цыплята пушистые и желтенькие, как свежий желток; лев потряхивает своей яростной, оранжевой гривой... А на сцене предстают то нарядный иностранный городок, то цирк-шапито, где все, как в настоящем цирке: и центральная ложа, и ряды кресел, заполненные радостными зрителями, и красный бархат лож.




Партнеры