“СМЕШАЛИСЬ В КУЧУ КОНИ, ЛЮДИ...”

17 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 148

Такого в Московской оперетте еще не видели. Да, пожалуй, не только в московской. Театр, который первым в столице дал жизнь мюзиклу, решил не останавливаться на пути репертуарной перестройки и решительно замахнулся на устои классической оперетты. “Фиалка Монмартра”, бессмертный шедевр Имре Кальмана в постановке режиссера Александра Горбаня и музыкальной интерпретации Андрея Семенова, как будто декларировала: “Долой всю эту “Собачью мышь” и “Летучую чушь”! Даешь настоящую любовь, которая возможна лишь между людьми и... конями!”

Зрители, забившие до отказал зал Театра оперетты, чтобы встретиться с доброй венской классикой, не сразу сообразили, что от Андрея Семенова старик Кальман живым не уйдет. Но когда услышали сногсшибательное звучание оркестра с явным эстрадным уклоном, мгновенно приняли новшество по превращению классической оперетты в образцовый современный мюзикл. Превращение началось прямо с увертюры: на сцене появились три уличных музыканта, которые заиграли знаменитые такты кальмановской партитуры на... аккордеоне, мандолине и скрипке. А потом к ним присоединился оркестр с ударной установкой. Кальман у Семенова зазвучал очень оригинально: в синкопированном ритме, свинговой манере старого джаза, в эстрадной оркестровке — словом, с большим приветом от Исаака Осиповича Дунаевского.

Богемная троица — “музыкант, художник и поэт” (В.Сташинский, П.Борисенко и Д.Лебедев) — жаждет “покорить весь мир”. Или, по крайней мере, его небольшую часть — Монмартр, фиалкой которого, как известно, является продавщица цветов малышка Виолетта (Елена Зайцева). Еще там есть красотка Мадлен (Лилия Амарфий), солдафон, он же министр изящных искусств Фраскатти (В. Шляхтов) и еще куча всякого прикольного народа. Как-то: танцовщицы канкана, клошары, полицейские, проститутки, цыгане, привидения и даже целых два грузинских князя. Роль последних особенно важна, так как они придают зрелищу актуально-интернациональный характер. Вся эта шатия-братия энергией и фантазией Александра Горбаня пляшет, поет, устраивает потасовки, ну и любит, ждет, надеется.

Самым главным “приколистом” показал себя, конечно, маэстро Семенов. Но с ним вполне может посоревноваться его сценический двойник — лохматый Композитор (В.Гончаренко), распевающий: “Оперетта как котлета”. Его появление на сцене — искрометные номера музыкальной эксцентрики и клоунады. Но не следует думать, будто за всеми этими шуточками пропала музыка. Она не только не пропала, но и сама превратилась в персонаж оперетты. Причем комический. Даже лирические сцены, которые выжимали слезу из какой-нибудь престарелой опереточной сырихи, уверенно вырулили на путь комедии. Не станете же вы рыдать, когда влюбленная героиня поет дуэт расставания с... лошадью. А что делать, если лирический герой вместе со своим другом согласно сюжету вынужден выступать в не слишком престижной роли коня, а героине приспичило объясниться с ним аккурат в момент исполнения его должностных обязанностей. Но все кончается хорошо, как не всегда бывает в мюзикле, но всегда в оперетте. И в этом ее (оперетты) огромное преимущество.




Партнеры