АЛЛЕГРО С ОГНЕМ

19 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 158

Пожар в престижнейшем музыкальном вузе страны — Московской государственной консерватории — произошел во вторник в конце рабочего дня в центре Москвы. К счастью, огонь удалось быстро локализовать, и обошлось без человеческих жертв. Кроме того, пожарные отстояли уникальные реликвии — орган, признанный в 1988 году историческим памятником, и библиотеку нот великих композиторов — Шостаковича, Кабалевского, Щедрина и многих других.

Когда корреспонденты “МК” прибыли к знаменитому зданию на Большой Никитской, здесь уже полным ходом работали пожарные. Въезд на всегда очень оживленную улицу был перегорожен практически со всех сторон, чтобы машины огнеборцев могли беспрепятственно проехать к месту происшествия. Из-за дорожных пробок в час пик пожарным с большим трудом удалось добраться до места происшествия — некоторые из них даже шли сюда пешком.

Работница консерваторской библиотеки, находившаяся в момент возникновения пожара на своем рабочем месте, рассказала нам, что первые признаки ЧП были обнаружены сотрудниками и студентами примерно в 17.10. Возгорание произошло на втором этаже в 9-м классе теории и композиции, где в свое время преподавал известный педагог и композитор Сергей Танеев. В тот момент занятий в аудитории не было. В связи с ремонтом здесь меняли проводку двое электриков. Именно один из них и закричал первым, что начался пожар. Предположительно его причиной стало короткое замыкание: заискрила розетка, вмонтированная в стену.

“Я услышала крики, вышла в коридор и спросила, надо ли вызвать пожарных, — рассказывает библиотекарь. — Реакция была... ну, словом, я поняла, что произошло что-то серьезное”. Между тем помещения стал заполнять густой и едкий дым. Поначалу студенты, у которых были занятия, решили, что это какая-то шутка. Но дыма с каждой минутой становилось все больше. Через некоторое время в консерватории погас свет, после чего началась настоящая паника. Студенты и пожилые профессора в буквальном смысле слова на ощупь бросились в раздевалку. Молодежь помогала престарелым педагогам спускаться вниз. Особенно паниковали иностранные студенты, боявшиеся заблудиться в здании. Кто-то из учащихся из-за кромешной тьмы и дыма не решился покинуть здание. Несколько человек скопилось в туалетах консерватории, где они выбили окна, чтобы дышать свежим воздухом. Позднее оттуда их вывели пожарные. Всего огнеборцы эвакуировали из здания более 150 человек.

Оказавшись на улице, сотрудники и учащиеся начали бурно переживать за своих коллег и однокурсников, которые не успели покинуть помещение. Впрочем, вскоре “консерваторы” успокоились: открытого огня совсем не было видно. “Неужели рояли сгорят?!” — спросил кто-то в толпе. Ведь в каждом учебном классе находится по роялю, а в некоторых — и по два, и каждый такой инструмент стоит около 120 тысяч долларов. По неофициальной информации, 4—5 роялей спасти не удалось (они провалились вместе с полом). Также пострадало нотное хранилище, расположенное по соседству с очагом пожара.

Многих волновала и судьба органа. Когда-то в Малом зале был установлен старейший в России орган работы немецкого мастера Ладегаста. 43 года назад его заменили на новый, изготовленный в ГДР. Орган имеет 27 регистров, 40 рядов и 1898 труб. “От девятой аудитории до него идти минуты три!” — сокрушались работники консерватории. К счастью, огонь так и не преодолел это расстояние.

Также около здания собралась внушительная толпа зевак. Среди них были и потенциальные зрители: ведь в тот же вечер во всех трех концертных залах консерватории должны были состояться концерты, в том числе творческий вечер профессора вуза, народного артиста СССР Эдуарда Грача и выступление симфонического оркестра под управлением Владимира Зивы. Меломанам приготовили другое, “огненное” блюдо. Правда, куда менее впечатляющее. Пламени так и не дали вырваться наружу, а в 20.43 пожар был окончательно ликвидирован.

Подробнее о том, как пожарные боролись с огнем в консерватории, мы попросили рассказать заместителя начальника Управления государственной противопожарной службы Москвы Владимира РОДИНА.

— Владимир Степанович, сигнал о пожаре поступил вовремя или с опозданием?

— Вовремя. При Московской консерватории существует небольшая пожарная часть — она финансируется за счет Министерства культуры. В части 13 человек, постоянно дежурят двое. Они и организовали эвакуацию людей.

— Насколько серьезно на прибытие техники повлияли “заторы”?

— Это происходит почти при любом пожаре, возникающем в центре города в разгар рабочего дня. Первые 10 минут добраться до консерватории было невозможно — наши люди шли пешком. Потом с помощью служб мэрии и ГАИ проблема разрешилась.

— С какими трудностями пришлось столкнуться при тушении?

— Особенности здания таковы, что при строительстве для лучшей звукоизоляции (музыкантам это очень важно) 50-сантиметровые перегородки были заполнены изнутри горючим материалом. Естественно, все это способствовало распространению огня по перекрытиям вверх. Кроме того, мы использовали не просто воду — добавлялись пенообразователи, чтобы свести к минимуму риск затопления классов и порчи уникальных инструментов. Кстати, в отличном состоянии оказался местный противопожарный водопровод.

— Как удалось спасти орган и музыкальную библиотеку?

— Мы просто не допустили распространения пожара в классы и Малый зал. Пожарные были готовы вынести все ценное имущество на руках, но этого не понадобилось. Огонь просто удержали в стенах, благодаря чему ущерб от пожара минимален.

— Какова, на ваш взгляд, степень защищенности здания консерватории от пожара?

— Удовлетворительная. Кое-какие вопросы, конечно, не решены, но в целом нельзя сказать, что к пожару привела халатность кого-то из сотрудников объекта. По моим данным, во вторник в ряде помещений консерватории устанавливали охранную сигнализацию, однако не думаю, что эти работы спровоцировали возгорание. Пока одна из версий — замыкание в розетке, “утопленной” в стене аудитории.

Пожары в театрах и музыкальных центрах:

1 февраля 1994 г. — пожар в Барселоне, уничтоживший знаменитый оперный театр “Лисео”.

2 августа 1998 г. — пожар, полностью уничтоживший муниципальный театр в столице Перу Лиме. Здание театра считалось самым красивым зданием города.

25 января 1999 г. — пожар в Национальной опере Армении в Ереване. Был потушен в течение получаса. Погиб 1 человек.

11 марта 2001 г. — пожар в театре Джузеппе Верди в Триесте (Италия). Нанесен значительный ущерб декорациям оперы “Борис Годунов” в постановке Большого театра.

15 октября 2002 г. — пожар в Петербургской академии театрального искусства. Ему был присвоен второй номер по пятибалльной шкале сложности.



Партнеры