ОХОТА НА ВОЛКОВ

20 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 171

Генерала Трошева вышвырнули мгновенно. Во вторник раскрыл рот — в среду его уже не стало. Стремительно сочинили бумаги, завизировали, доставили в Кремль, президент подписал. Отставка.

Могут, когда захотят.

Гибель “Курска” и ложь адмиралов не вызвали столь решительной расправы. За появление в столице группы террористов, захвативших тысячу заложников, никто не наказан...

А за что уволили генерала?

За то, что три с лишним года 80-тысячная группировка, применяя танки, ракеты, авиацию, артиллерию, никак не победит кучку отщепенцев?

За то, что группировка несет потери, исчисляемые тысячами убитых? что офицеры (подчиненные генералу) продают оружие врагу? что БТРы подрываются ежедневно, а бензовозы почему-то никогда?

Нет. За все это он получал награды и похвалы. Да и уволив генерала, президент сказал, что службой его доволен.

Генерала убрали за то, что рот раскрыл.

Вот, что оказалось тяжелее, чем тысячи смертей, сбитые вертолеты, массовое дезертирство, пьянство, мародерство...

А что он такого сказал?

ТРОШЕВ. Если я соглашаюсь (на перевод в Сибирь. — А.М.) — я предаю военнослужащих округа. Я предаю чеченский народ, который верит...

Жаль, Трошев не добавил “и любит”.

Никто почему-то не спросил: мол, с каких пор перевод в другой гарнизон — предательство? Если так — то все офицеры многократные предатели.

Может, и правда, военнослужащие округа верят Трошеву. Хотя все прямые высказывания солдат и младших офицеров говорят одно: они не верят генералам и политикам.

В присутствии генералов солдаты, лейтенанты, капитаны, конечно, говорят иначе.

Верит ли генералу чеченский народ? Особенно после того, как он публично и горячо поддержал Буданова.

Генерал, вероятно, судит по счастливым лицам, которые видит, въезжая в село днем в окружении свиты и бронетехники. Там он обещает старикам и женщинам, уцелевшим после зачисток, что скоро наступит счастливая мирная жизнь.

Верят ли чеченцы Трошеву настолько, чтобы он мог появиться где-нибудь один, да боже упаси, ночью, — этого Трошев, понятное дело, не проверял.

...Года полтора назад в прямом телеэфире из Чечни какой-то генерал (вроде бы Трошев) заявил:

— Чеченцы в Грозном выползают из подвалов и благодарят со слезами: “Наконец-то, родимые, вы пришли!”.

А как же еще должны себя вести выползшие из подвалов? Перед ними — злые, усталые, вооруженные, пьяные, готовые стрелять. И что? Сказать “будьте вы прокляты”?

Население всегда громко и со слезами радости благодарит тех, кто въехал на танке. Хлеб-соль фашистам выносили не от любви к гитлеровскому порядку и даже не от ненависти к колхозам и большевикам. Просто от страха. А кого такое сравнение коробит — вспомните мужика из “Чапаева”: “Белые пришли — грабят, красные пришли...” — тут ни немцев, ни чеченцев, чисто русская война.

* * *

Все комментаторы, депутаты, чиновники, на всех телерадиоканалах, во всех газетах твердят одно:

— Генерал не имел права публично обсуждать кадровую политику руководства. Предложение министра — это по сути приказ. Следовало исполнять. А уж если не согласен — то отказываться тихо, не вынося сор из избы.

Все говорят только о нарушениях армейских правил, о субординации. И никто не заметил еще одного смысла генеральских слов. А смысл такой: “Мне предложили предать военнослужащих округа и предать чеченский народ. Я отказался”. По-другому не истолкуешь слова: “Если я соглашаюсь — я предаю...”.

Это он не от перевода в другой округ отказался. Это он отказался выполнять, по его мнению, преступный приказ. Чей?

Министра обороны? Нет, командующего округом — единственным, где идет война, — не снимают без ведома и согласия Верховного главнокомандующего.

Выходит, Трошев крайне жестко и грубо въехал Самому.

(Только Лебедь позволял себе так рычать на высшую власть. Он, кстати, тоже отказался от перевода из 14-й армии, был уволен, превратился в депутата, кандидата в президенты, губернатора.)

Отказ Трошева, наверное, имеет причину. Может быть, высокую, а, может быть, и низкую (Чеченская война — это деньги). Но объяснять отказ от перевода в Сибирский округ предательством — откровенная чушь.

И еще. Он что — не понимал, что его выгонят из армии за публичный демарш?

Трошев очень опытный. Он понимал, что его уберут, чтоб другим неповадно было.

Он понимал, что, делая такое заявление, — покидает армию. А значит, следуя армейской логике, — действительно предал ее всю. Ради чего — скоро увидим.

...Бунт генерала — достойное увенчание массовых побегов. Солдаты бегут от майоров. Генерал — от Верховного. Вот в каком состоянии наша самая вертикальная вертикаль — армейская.

Еще одно общее место в рассуждениях всех комментаторов:

— Ах, какая неожиданность! Никто от Трошева такого не ожидал!

Напрасно.

12 сентября в “МК” была напечатана заметка “Бунт генералов”. Там я писал о бегстве 54 солдат, о том, что против мучившего их майора вроде бы возбуждают уголовное дело, и приводил слова возмущенного Трошева (тоже сказанные в телекамеры):

— Вы лучше разберитесь, откуда идет эта проблема... Вот это главное, а не то, что всех повально наказать. Кроме того, офицеров озлобить. Они и так озлоблены на многое. На многое. Сегодня не все делается для армии так, как должно делаться.

Это был — первый за все время правления Путина — генеральский бунт. Трошев сказал, что наказать майора за избиение солдат — означает озлобить офицеров. Наказывают майоров не чеченцы. Наказывает вышестоящее начальство. Это начальство Трошев и предупредил, что офицеры уже и так озлоблены. И с нажимом повторил “на многое”. А нам-то внушали, что армия без памяти любит Верховного. А она, оказывается, озлоблена. На кого? Неужели это солдаты озлобили офицеров, как дети-детдомовцы озлобили своих воспитателей-садистов? Нет, Трошев говорил не о солдатах. И, похоже, не о журналистах.

Вот когда он публично взбунтовался. Но никто не услышал.

Дело в том, что уши всех ветвей власти настроены исключительно на приятный шелест зеленых (листьев) и нюх нацелен на зеленую капусту. А нюансы родного языка...

...бросьте газету, братцы! Налейте стакан, включите Высоцкого или Окуджаву, или Галича — там содержатся ответы и на то, что было, и на то, что есть, и на то, что будет.




Партнеры