ДЕШЕВО...

21 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 399

На этой неделе случилось событие, которое доказало: в России мало что изменилось со времен залоговых аукционов. Страной по-прежнему управляют крупные капиталисты, которые — договариваясь между собой — делят национальное богатство, как своего рода “общак”. И исполнительная власть выступает в роли сторожа, не пускающего к олигархическому столу чужих.

Весь аукцион по “Славнефти”, о котором так счастливо говорил премьер Касьянов, на самом деле был фарсом. Это было настолько очевидно, что даже “осторожность” СМИ не могла это скрыть. Победители были определены заранее, серьезные конкуренты не из “своих” были отжаты до торгов, “свои” — получили “отступные” опять-таки за счет госсобственности (госпакет “Лукойла” был продан по цене, на которую не соглашались всего шесть месяцев назад), как следствие — бюджет недополучил сотни миллионов или даже миллиарды долларов. Единственное отличие от 1995 года — что тогда сразу был понятен масштаб надувательства и правительство не пыталось изобразить происшедшую распродажу Родины по дешевке как грандиозный успех. Теперь это желание и возможность есть.

То, что “Славнефть” определена от Бога Роману Абрамовичу и компании “Сибнефть”, все знали еще до сотворения путинского мира. В начале этого года так называемые “питерские”, как говорят, возглавляемые банкиром Пугачевым, попытались отбить вотчину. Захотели поменять на своего резидента президента “Славнефти”. Правда, при этом показали себя так неприглядно, что общественность радовалась даже сохранению статус-кво. Поэтому вплоть до самого последнего времени аукцион по “Славнефти” выглядел как естественное оформление отношений: настоящий владелец Абрамович просто вступает в официальные права. Государству возмещают деньги, предварительно с этой же компании уже полученные. Залоговая схема в чистом виде, без всяких улучшений.

Но вдруг появилась надежда, что все может быть гораздо лучше, что последние три года не прошли зря. Надежда эта появилась вместе с государственной китайской компанией, которая захотела участвовать в конкурсе. В случае ее участия результаты аукционной выручки могли измениться в разы. Китайцы, которые оценивают нефтяные ресурсы по стандартам, в два с половиной раза превосходящим принятые в России, дали понять, что готовы заплатить три миллиарда долларов. На самом деле — при необходимости сумма наверняка могла быть увеличена. Ходили слухи, что у китайцев развязаны руки до фантастической суммы в 3,7 миллиарда. Хотя очевидно, что и на уровне трех миллиардов никто из наших олигархов не составил бы им конкуренцию. Наши не привыкли платить большие деньги за собственность из государственного “общака”.

Кроме получения денег участие китайцев позволяло бы добиться огромного количества очень важных целей. Впервые процедура продажи крупной госсобственности стала бы прозрачной. Впервые бы появился крупный иностранный инвестор. Как говорят в таких случаях экономисты — “стратегический”. А значит, вся деятельность нефтяного бизнеса, включая налогообложение, неизбежно стала бы публичной.

То есть в главном вопросе строительства российского государства — взаимоотношения власти и бизнеса — действительно был бы достигнут грандиозный прогресс.

Хотелось бы, конечно, чтобы первым “стратегом” стал кто-то из мировых грандов. Но не все сразу. Тем более что “Бритиш Петролеум” в России уже “кидали” при полном попустительстве властей. И другого опыта ни у кого из иностранцев пока нет. А, глядишь, с китайцами — если бы у тех получилось — и западники бы осмелели. Короче, то, о чем мечтали со времен Гайдара, вдруг стало возможным.

Не было радости только у руководителей правительства. И чем ближе было к аукциону, тем больше они давали понять, что радости у них совсем мало. Даже по телевизору об этом стали говорить. Мол, китайцы это используют как политический инструмент, что миллионы желтолицых рабочих неизбежно проникнут вслед за китайскими представителями в руководстве компании. Вершиной всего стало заявление о том, что невозможно иметь дело с китайской компанией, потому что она государственная. А ведь идея приватизации — “разгосударствление” (извините за это слово).

Аргументы все эти не слишком серьезны. Во-первых, “Славнефть” оставалась бы российской и должна была бы действовать по российским законам. Во-вторых, все активы, нефть, трубопроводы, вышки остались бы под полным контролем наших властей, и они бы могли диктовать все правила игры. Появление за Полярным кругом миллионов теплолюбивых китайцев представить трудно. И продажа нефтяной компании вряд ли может сказаться на незаконной миграции. И третье: у российских властей нет обязанности бороться за “разгосударствление” в мировом масштабе. Они должны найти наиболее выгодного покупателя на “свою” собственность. Продали компанию не представителям российского государства — значит, приватизировали.

Китайцы, естественно, дали понять, что для них было бы желательно получить гарантии, что правительство не допустит варварского вывода активов из “Славнефти”, который может быть форсированно осуществлен нынешним руководством компании. Дело в том, что для того, чтобы отпугнуть “не тех” покупателей, такие возможности были заблаговременно созданы. Нынешний руководитель “Славнефти” раньше работал в “Сибнефти”, и весной от “пугачевского бунта” его спас Абрамович, якобы убедивший Путина не поддерживать “питерцев”. Поэтому можно смутно догадываться, кто для менеджмента “Славнефти” является желательным покупателем, а кто — нет.

Гарантий китайцам давать никто не стал. Рынок, знаете ли. Но восточные соседи не сдавались. По некоторым данным, во время визита в Пекин президента Путина товарищи из политбюро задавали ему этот вопрос, и он якобы ответил: “Пусть участвуют” (официально эта информация не подтверждена. — А.Б.). И тогда в атаку на “азиатскую нечисть” пошел второй эшелон. Правительству оказали всестороннюю помощь депутаты. В вое о недопущении иностранцев, геополитической угрозе трогательно слились либерал Немцов и коммунист Зюганов. За несколько дней до торгов, после чудовищного давления и длительных бесед в Белом доме китайцы окончательно сняли заявку. После этого убрать российских конкурентов “Сибнефти” для правительства уже не составляло труда. Угроза традиционному положению олигархов в России совместными усилиями всего госаппарата, всех ветвей власти была устранена. “Славнефть” была продана союзу “Сибнефти” и ТНК за 1 миллиард 860 миллионов. При том, что даже самые осторожные эксперты считали: цена не должна быть меньше двух миллиардов.

Все получилось, как всегда, отвратительно до тошноты. Честно говоря, надо завязывать с рассказами властей о торжестве закона, конкуренции, стремлении построить прозрачный и эффективный рынок. Гораздо честнее признать, что тут двадцать человек с парой миллиардов собрались и дали указание правительству, в чью пользу распределить ту или иную собственность. Не надо возбуждать в людях несбыточные надежды.

Происшедшее, конечно же, меняет и политический ландшафт. Все соцопросы показывают, что “спрос” людей на реформы в самых разных областях неуклонно растет. Но пока шансов на лучшее нет. Решения принимаются и осуществляются ровно так же, как и три года назад. В стране ничего не изменилось, и главные в ней — те же люди, что и при позднем Ельцине. Путину добиться перелома не удалось (если он, конечно, хотел его добиваться). Во всяком случае, Кремль отделался вялым и анонимным заявлением, что “могли продать и подороже”. И пока нынешняя ситуация будет законсервирована — у экономики России нет будущего. Тяжелейшие кризисы неизбежны. И это станет очевидно не только “яйцеголовым”, но и всем остальным, как только упадут цены на нефть.




Партнеры