ЗА ДЕНЕЖКИ! ЗА СТАЛИНА!

23 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 168

— Верните городу имя Сталинград!

Это требование звучит все громче.

Видимо, важнейший вопрос. Его включили в те полсотни вопросов, которые были отобраны для президента из полутора миллионов. Значит, вопрос Сталинграда важнее 1.499.950 неотвеченных.

Как это получается? — ветеранов всё меньше, а требование всё громче.

Скажите, борцы за прежнее имя, чего вам надо — вернуть Сталина или увековечить подвиг народа?

Если Сталина, то слова о битве и подвиге — камуфляж. Сталин так руководил страной и войной, что во время Великой Отечественной мы потеряли 27 миллионов человек за четыре года (а немцы — около 5 миллионов за шесть лет Второй мировой).

За тридцать лет сталинского руководства Родина потеряла больше людей, чем при всех царях и от всех агрессоров.

Зато, говорят нам, весь мир знает Сталинградскую битву. И даже в Париже есть то ли улица, то ли площадь Stalingrad.

Выходит, городу надо вернуть имя, потому что иностранцы Волгоград не выучили. Стоит ли так заботиться о членах НАТО? Их школьники думают, что войну с Гитлером выиграли Америка с Англией (или только Америка). Бог с ними. Нам достаточно, если наши школьники будут знать про Сталинград-Волгоград.

Но разве дело в войне?

Если действительно хотим, чтобы подвиги народа не истерлись в памяти потомков, — великие имена надо беречь. А случайно утраченные — возвращать.

Если дело в подвиге — тогда первым получить прежнее имя должен Ленинград.

Весь мир знает Ленинградскую блокаду. Этот подвиг был выше, дольше и неизмеримо страшнее Сталинградской битвы. (Подчеркиваем “дольше”, ибо на мгновенный подвиг способны многие, а на длительный — почти никто.)

Сталинградская битва — полгода.

Ленинградская блокада — 900 дней. (А Ленинградская битва: 10.07.1941—9.08.1944. Три года и один месяц!)

В Сталинграде дрались солдаты. Это был их долг, их работа. В Ленинграде только от голода и холода умерло 700 тысяч. Они умерли, не имея возможности хоть раз выстрелить во врага. Их принесли в жертву.

Если в нашей стране когда-нибудь очнется совесть, если цинизм и наглость выйдут из моды — Ленинградская блокада будет особым и святым событием в истории. А Сталинградская битва займет свое достойное место в перечне славных сражений: Калка, Шипка, Бородино, Смоленск, Курск, Москва...

* * *

Промывание мозгов — важная работа. Неужели кому-то кажется, будто миллионная армия советских пропагандистов ушла в отставку? Неужели такое важное оружие, как пропаганда, может ржаветь в чехле и вытаскиваться раз в четыре года перед выборами? Нет, это оружие надо чистить, смазывать, совершенствовать и испытывать. Можно — на Сталинграде. Можно — на электрической реформе. Можно — на недрах Родины. Главное — больше патриотизма; и пройдет как по маслу.

— “Славнефть” продана за 1.860.000.000 долларов. Продешевили!!!

В газетах и на экранах депутато-политико-бизнесмены стонут: “Народ опять ограблен!”. Мол, если бы купила “Роснефть” — как она говорит — за два с половиной миллиарда, то государство получило бы на 640 миллионов долларов больше.

Огромная разница! Моя доля составила бы 4 доллара 26 центов. И ваша. И всем вашим родственникам...

Но получили бы мы эти деньги? Нет. Если бы государство организовало раздачу — каждому гражданину по 135 руб. 47 коп. — очереди, давка, скандалы, обморожения, отчетность, вопли кассирш (“Вас много, а я одна!”)... Да еще сколько пропало бы по дороге в тундру, в чумы и сакли... Да еще сколько забрал бы себе Сбербанк за проведение 150 миллионов операций по выдаче...

Но это — мечты. Получи государство на 640 миллионов больше, никакой раздачи не было бы. Отправили бы “на восстановление Чечни” — то есть как-нибудь украли. Десятки чиновников стали бы богаче на один особняк и на пол-яхты. И наша жизнь безусловно ухудшилась бы. Ибо чем они богаче — тем дальше от интересов и чаяний и чего-то там еще, что всегда есть у простого человека.

А сколько рощ уже исчезло с лица родной земли, превратившись в газетную бумагу, на которой миллиардными (в сумме) тиражами напечатаны горестные и яростные рассуждения мудрецов о нечестном аукционе.

А сколько драгоценного телеэфира (20 тысяч долларов за минуту) ушло на аналитические проклятия... А как печалился по “Эху Москвы” г-н Ясин, представленный как ученый экономист...

А зачем все эти стоны — особенно теперь, когда поезд ушел? Кроме разжигания справедливого народного гнева — никакого смысла, никакой пользы.

Думать, что миллиард долларов изменит нашу жизнь к лучшему, — значит, и в XXI веке оставаться Акакием Акакиевичем Башмачкиным (бедным дурачком, который мог только переписывать, а сочинить простейшую рапортичку — увы). Акакий Акакиевич твердо верил, что новая шинель волшебным образом откроет ему дверь в светлое будущее. Надел — ограбили, заболел, умер.

Дело не в деньгах. Дело не в мифах. Дело в нас.

...На днях курсанты в Рязани, выстроенные на плацу в пятнадцатиградусный мороз, пять часов ждали президента. Он, что ли, велел их мучить? Нет, их мучили родные отцы-командиры.

Зачем?

Ответьте себе на этот простой вопрос. И не стоит бредить о славе и миллиардах по команде с телеэкрана.




Партнеры